Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Глыба. Размышляя о Галине Волчек

  • Глыба. Размышляя о Галине Волчек
  • Смотрите также:

Отгремели праздничные салюты в честь юбилея Галины Волчек, актрисы, режиссёра и художественного руководителя театра «Современник». Некоторая восторженность, свойственная театральным людям в дни юбилеев, вполне извинительна: их дело состоит из летучей материи. Всё у театра происходит здесь и сейчас, «потом» не будет. «Потом» - только мифы, легенды, предания... Однако «судьба и воля» Галины Волчек достойны не только восторгов, но и размышлений.

Мало кто из зрителей припомнит её молодой: уже в 60-х годах нередко красовалась Волчек на сцене и экране матёрой волчицей, крутой тёткой с выразительно сиплым голосом, притворно «плачущими» губами и тёмными глубинами циничного опыта в умных и хищных глазах. Такой представала в «Вечно живых», знаменитом спектакле «Современника», её Нюрка - хлеборезка, сильно «заземляя» возвышенные страдания главных героев. Волчек явно была не «от знакомой сцены», а от «знакомой жизни», черпала из опыта и быта, но не с зеркалом, а с увеличивающим стеклом в арсенале на удивление раннего мастерства.

Чествуя Волчек, вспоминали Фаину Раневскую: эта тень была кстати, хотя прямого разительного сходства нет. Раневская уже в тридцать пять лет играла старух в жанровом диапазоне «трагедия - комедия», минуя собственно драму.

А Волчек в кино и театре была, как правило, «женщиной в возрасте», именно женщиной, и её жанр - как раз драма, хотя она может быть и гомерически смешной.

Сходство разве в том, что и Раневская, и Волчек вечно играли какие-то клочки и отрывки, редко осуществляясь в полный рост, во всю силу дара. Хотя дар этот грозно клокотал в любых «клочках и отрывках», как магма в недрах вулкана, готового к извержению. Волчек сыграла даже, наверное, меньше, чем Раневская. Ей не хватило любви.Любви режиссёров, любви зрителей и даже - любви актрисы к самой себе. Она не верила в себя, не доверяла себе, не понимала своего масштаба и, можно сказать, «спряталась» в режиссуру и художественное руководство, нашла в этих занятиях спасительный выход. Между тем Волчек таила в себе потенциал гениальной драматической актрисы. При острохарактерной внешности у неё внутри проживали триСары Бернар и пять Элеонор Дузе, она играла в эпизодах каких-нибудь спекулянток и злобных мамаш, а при этом знала всё про любовь, отчаяние, надежду, триумф и крах женщины.

От разницы внешнего и внутреннего возникало колоссальное поле напряжения. Но нужно было быть таким изощрённым мастером, как Григорий Козинцев, чтобы понять, сколько драгоценной энергии можно извлечь из этого драматического контраста. Как будто одни юные красотки любят и страдают! Козинцев дал Волчек роль Реганы в «Короле Лире» (1970), он придумал, что старшая и средняя дочь короля уже немолоды и порядком намаялись под гнётом отца. И вот, привыкшая врать, льстить, скрывать все свои желания Регана дорвалась до власти. Волчек играет кошмарное превращение женщины в фурию, лярву, ведьму - оставаясь притом в идеальном поле очищенных, «шекспировских» страстей.

Я видела её на сцене в 1987 году в спектакле В. Фокина «Кто боится Вирджинии Вулф?» по известной пьесе Э. Олби и могу поклясться, что Волчек была в сто раз интереснее, острее, пронзительнее, чем Э. Тейлор, игравшая ту же роль в кино. Она не очень-то вписывалась в гражданскую линию «Современника», её тянуло в старые вечные темы, в обыкновенную трагедию женщины, которую природа использует (или не использует, что ещё ужаснее), а потом выбрасывает на помойку. Её героиня, сильно пьющая интеллигентная особа, бушевала и бунтовала на сцене, ничуть не боясь вызвать отвращение или снисходительную жалость. Недоверие к себе как к актрисе сочеталось в Волчек с отчаянной, беспримерной смелостью - раз уж отважилась выйти на сцену, всё. Ураган «Галина» не пощадит никого.Ей не надо было ничего выдумывать, красоваться, манерничать - драма сама жила в ней, в глубинах её могучей таинственной природы, соединившей в причудливых комбинациях тьму и свет. Она знала и о тёмных слепых страстях, и о подвигах веры и преданности. Сейчас, когда всё стало так доступно, желающие могут посмотреть два актёрских свершения Волчек: в фильме «Свой» (1969) и в телеспектакле «Тевье-молочник» (1985).

«Свой» Л. Аграновича - очень приличный советский детектив с Олегом Ефремовымв главной роли. Волчек тут - в стане врага, она мамаша-лидер преступной семейки, противник убеждённый, хитрый, злобный. Волчек играет немелко, масштабно, давая понять, кто погубит всех этих честных следователей и светозарных милиционеров вместе с их нереальным социализмом. Вот такие звериные мамки, не признающие ничего, кроме плоти и крови. За образом из фильма как будто вставали бесчисленные полки нэпманш, у которых отобрали лавочку, и арестованных торговок, убеждённых в своей правде: хочу жить и буду жить вопреки всем вашим идеологическим галлюцинациям. Героиня Волчек дышала неугасимой ненавистью к врагам семьи, и для неё эта ненависть была святой.И тот же пафос - преданность семье - делал забавную Голду, жену Тевье-молочника, мудрой и прекрасной. Волчек играет просто идеальную «идиш-маму», но без малейшей сентиментальности. Все актёры «Современника» так или иначе искали меру органичности, «правду жизни», но не все нашли. Волчек нашла.

Я говорю о Галине Волчек именно как об актрисе, потому что тревожусь о судьбе нестандартных женщин на сцене и на экране. Их всё меньше. Им всё труднее. Сама Галина Волчек к актёрам предельно внимательна и явно хочет додать им той любви, которой недополучила когда-то сама. Если и берётся сейчас за режиссуру, так исключительно ради любимых артистов - только что поставила «Игру в джин» для Ахеджаковой и Гафта.

В её режиссёрских работах, среди которых есть и превосходные («Обыкновенная история», «На дне», «Крутой маршрут», «Три товарища»), и в спектаклях других режиссёров «Современника», частенько игрывают замечательные актрисы. У них есть общая черта: они лишены холодного блистания. Это, конечно, запрос Галины Волчек - ей подавай нутро, азарт, пламя, кипяток, никаких 36 и 6 у героинь её театра быть не может. Так кипит и горит сейчас на сцене «Современника» Чулпан Хаматова - очевидный эстетический идеал Галины Волчек.

Своё собственное горение Галина Волчек вложила в театр, в котором если и есть недостатки (например, вкуса: не советую слабонервным смотреть «Голую пионерку») - то недостатка жизненной силы в нём нет. А современность? Что современность - она лишь капля в реках вечности. А что это за реки такие, можно понять, глядя на эту глыбу, Галину Волчек, - женщину, которая, что называется, «справилась с жизнью». Какой ценой - она сама знает.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости культуры | |

Подписка на RSS рассылку Глыба. Размышляя о Галине Волчек


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.