Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Опальный глава зауральского сельсовета: это же первобытный строй!

  • Опальный глава зауральского сельсовета: это же первобытный строй!
  • Смотрите также:

Павел Дмитриев знает, что главой поселка ему уже не быть. Глава села Красный Уралец, в одиночку попер на систему. В конце года он выступил с резким заявлением, рискнув публично обвинить губернатора Курганской области Богомолова в развале русского села. По сути, это был жест отчаяния — бессмысленный, но достойный восхищения. Коллеги встретили Дмитриева молчанием — все оглядывались на губернатора, ожидая его реакции. И она последовала — бунтовщик был растоптан острым на язык Богомоловым. И добит под смешки таких же бесправных муниципалов. Корреспондент «URA.Ru» встретился с героем и предоставил ему слово.

Село Красный Уралец расположилось на красивой холмистой местности. Здесь живет больше тысячи человек. Уместнее сказать — пока живут. Хотя, казалось бы, живи и работай в свое удовольствие, но все больше красноуральцев предпочитают уезжать из родных мест. Жить в деревне становится невыносимо. «Мы, как первобытные люди», — признается глава сельсовета Павел Дмитриев. 

Он с супругой Ириной приехал в Красный Уралец в середине 80-х годов после окончания института в Челябинске. «Обещал на два года, а потом снова в Челябинск, — рассказывает Ирина Дмитриева, — хотел в аспирантуру поступать. Но так и остались. Здесь же дети родились и выросли». «Она, как жена декабриста, за мной сюда приехала», — подхватывает супруг.

В те годы, говорит Павел Дмитриев, колхоз в Красном Уральце процветал: огромный парк сельскохозяйственной техники, свиноферма на 25 тыс. голов, развитая социальная инфраструктура: большой клуб, спорткомплекс, школа на 400 детей, детский сад, столовая, баня — все, что нужно для полноценной жизни. Все кардинально изменилось с приходом реформаторов.

Ушлые предприниматели купили все, что было более-менее ценным, вплоть до здания колхозной «конторы» — сегодня не ее месте лишь заросший травой пустырь. «И то мы заставили предпринимателя засыпать это место, чтобы в котлован никто не провалился», — говорит Дмитриев, памятуя о том, что в здании колхозной конторы подвал был оборудован по всем требованиям ГО и ЧС советских времен. Реформаторы все продали, а проверить законность невозможно», — сетует он.

Все, что был построено в советские годы, уничтожено в современной России. «Дошло до абсурда: село распродавалось, а администрация сельсовета была даже не в курсе. За 20 лет так называемые инвесторы, которые работают в соседних селах, не построили ничего. Для них главное — вырастить урожай и продать его. Социальная сфера никого не волнует», — говорит Павел Дмитриев.

Глава сельсовета не признает слова «развал» в отношении деревни. «Были созданы условия (у меня на глазах шел дележ) для того, чтобы хозяйства развалились. Специально были созданы условия нашим правительством, тем же Ельциным, — они проводили реформы, в результате которых не стало коллективных хозяйств», — делится Дмитриев.

Редкий селянин сегодня держит дома скотину: старикам не хватает силы, молодежь не приучена. Дмитриевы — одни из немногих, кто живет подсобным хозяйством.

Сельский клуб, один из самых больших в районе и даже области, лет 15 назад чуть было не продали с аукциона. Дмитриев случайно узнал об этом и остановил торги. Сегодня местные ребятишки в нем занимаются музыкой, хореографией, вокалом, свой хор и у старшего поколения сельчан. Уже сейчас творческие коллективы клуба готовятся к новогодним праздникам: подбираются концертные номера, оформляется актовый зал.

Таким же чудом пока еще стоит «помещичий дом». Сегодня в доме историка с дворянскими корнями Евгения Шмурло расположен детский сад. Само деревянное здание, сооруженное на мощном фундаменте из уральских камней, нуждается в реставрации, но денег на реставрацию памятника архитектуры нет, и будут ли — большой вопрос.

В должности главы Красноуральского сельсовета Павел Дмитриев работает третий срок подряд. «Павел Брониславович хоть на гвоздях будет спать, но ни копейки не сворует», — призналась Ирина Дмитриева. И действительно, сколько бы финансовых проверок ни проводилось в сельсовете, сколько бы надзорные органы ни пытались обнаружить хоть какие-то изъяны в работе Дмитриева, им ничего не удавалось — все безупречно. Многие из проверок «назначались» «сверху» — это было своего рода «наказание» за несдержанность в высказываниях и критику вышестоящих властей.

Его гордость — горячая вода прямо на улице: односельчане в любое время года могут набрать теплую воду для домашних нужд

Бывали и другие причины. Одно время главы сельсоветов повально складывали с себя полномочия из-за скотомогильников. Надзорные органы выносили предписания одному мэру за другим, если в подведомственном сельсовете не обнаруживали построенные в соответствии со всеми требованиями скотомогильники.

«Меня тоже суд обязал делать скотомогильник. Я судился 5 лет. В Курганской области была такая политика: глав сельсоветов заставляли делать скотомогильники в кавычках — вырой яму, закрой, огороди. К чему это могло привести? К заражению местности. Но люди вынуждены были идти на это. На меня чуть ли не уголовное дело хотели завести из-за скотомогильника. Потом все-таки Верховный суд России решил, что скотомогильники обязано делать правительство Курганской области, доказать это нам помогло объединение муниципальных юристов. Правительство просто переложило свои обязанности на нас, решило, что все главы сельских советов неграмотные, и под нажимом прокуратуры заставляло делать то, что они и не должны были делать, — рассказывает Дмитриев. — А вообще, давайте сейчас любого из надзорных органов я посажу вместо себя, пусть он попробует в этих условиях выполнить все по закону. Здесь не враги села сидят. Но чтобы делать, нужна база: техническая, финансовая. Этого нет, и село разрушается».

Сравнивать сегодняшнее положение села с тем, что было лет 25 назад, у Павла Дмитриева есть все основания. «Разница, как между небом и землей. Сюда молодые специалисты раньше ехали с желанием. Их было много, специалистов, все с высшим образованием. Сейчас же полная деградация села. Посмотрите, остались учителя пенсионного возраста, клубные работники. Найти специалистов с техническим образованием невозможно. Дошло до того, что не найти человека, способного ввернуть лампочку на уличном столбе», — рассказывает Дмитриев.

При этом глава сельсовета признает, что сегодня многие односельчане имеют личные машины, вроде бы благосостояние растет, но все это, по сути, обманчиво: работы в Красном Уральце практически нет, люди уезжают на заработки на вахту, в лучшем случае, ездят в райцентр Юргамыш. Сельская школа может принять 400 детей. Но реально в ней учатся только 80 ребятишек.

Доходы от НДФЛ, основного источника пополнения местного бюджета, невелики. Годовой бюджет сельсовета едва-едва достигает 4,5 млн рублей. Отсутствие кадров и финансов вынуждает глав сельсоветов просто отказываться от своих полномочий. «Возможности выполнить 131-й закон в полном объеме нет: ни материальной, ни людской базы», — поясняет Павел Дмитриев. И продолжает: «Работать невозможно. Беда в том, что главы не выступают нигде, хотя говорят, что меня поддерживают. Мне непонятно, почему люди теряются. Возможно, боятся потерять работу. В лучшем случае, просто они сами уходят с должности в знак протеста».

Учитывая, что в селе хорошую работу днем с огнем не найдешь, главы держатся из последних сил даже за те 10-12 тыс. рублей, которые они получают. У специалистов сельсовета и того меньше: 7-9 тыс. рублей. Недавно всем главам сельсоветов пообещали персональную надбавку в размере 3 тыс. рублей. Однако Дмитриев для себя решил: будет несправедливо, если надбавку получит только он. «Получу эти три тысячи и разделю поровну, чтобы специалисту и бухгалтеру тоже была прибавка. Так будет по-честному», — говорит глава сельсовета.

Проблема еще и в том, что год назад изменилась бюджетная политика в отношении сельсоветов: 50% собственных доходов местных бюджетов главы должны направлять на заработную плату. До этого времени зарплаты специалистам сельсоветов полностью выплачивались из областного бюджета. У муниципалитетов теперь фактически совсем ничего не остается на благоустройство сел, строительство и ремонт дорог и т.д.

Не говоря уже о возможности провести в село природный газ: если даже до райцентра Юргамыш, который находится в 12 километрах от Красного Уральца, голубое топливо уже дошло, чтобы подвести его к селам, нужны огромные деньги, а чтобы провести в дом, требуется порядка 160 тыс. рублей. Где сельчанам взять такие деньги, непонятно. «Обидно за людей, что наше народное достояние, о чем говорит реклама „Газпрома“, оказалось в руках отдельных личностей. Людям же сейчас приходится покупать баллон за 800 рублей, а отапливаться дровами. Это же первобытный строй!» — говорит Дмитриев.

Здание спорткомплекса тоже разрушено. Каждый день, выходя из дома, Павел Дмитриев обращает внимание на надпись «Олимпиада — 80». Символично

Чтобы село хоть сколько-нибудь развивалось, по мнению Павла Дмитриева, каждому сельсовету государство должно обеспечить «минимальный набор»: трактор для чистки снега, ставки тракториста, электрика и т.д. — иначе говоря, взять часть обязательств по развитию села на себя. «Политика в отношении села в стране должна измениться. Иначе деревня умрет», — с горечью говорит Дмитриев.

Но о каком «минимальном наборе» может идти речь, если власти не хотят даже общаться с муниципалами. О критической ситуации в российской деревне Павел Дмитриев писал президенту Владимиру Путин, но до главы государства, вероятно, послание так и не дошло — оно «спустилось» вниз, и какой-то ответ-отписку прислали уже из правительства области. Следующий шаг не опускающий руки глава сельсовета сделал в сторону полпреда президента в УрФО Игоря Холманских, но и здесь ничего не удалось добиться: встретиться с Дмитриевым было поручено главному федеральному инспектору по Курганской области Владимиру Балакину. Однако принять Павла Дмитриева, а вместе с ним и еще несколько глав, в Кургане Балакин не смог. Он якобы готов был поговорить с муниципалами «на бегу», будучи проездом в Юргамыше, но кому нужна такая встреча «для галочки»?.. Дмитриев отказался.

«Надо менять курс полностью. [Олег] Богомолов (я на выборах губернатора 1996 года был у него доверенным лицом, но потом наши дорожки разошлись) сказал, что если меня убрать, то село будет развиваться. Может, и так. Я не претендую на лучшего главу. Но я считаю, что говорить о том, что в таких условиях работать невозможно, надо! — уверен Павел Дмитриев. — Власти не хотят вникать в наши проблемы. Власть не хочет нас слышать и вести с нами диалог. Я предложил всем выйти из ассоциации муниципальных образований, чтобы обратили внимание. Но... — задумался Дмитриев, — испугаются выйти».

— Если бы вас избрали председателем Ассоциации «Совет муниципальных образований», вы с чего бы начали?

— Я бы начал с того, что набрал бы энтузиастов: мужчин, женщин (есть женщины очень активные). Поехали бы в Екатеринбург, в Москву, добивались бы встреч, и все равно решили бы вопрос.

В сентябре 2014 года в Красноуральском сельском совете пройдут выборы нового главы. Павел Дмитриев не исключает, что снова будет баллотироваться, вместе с тем, он совершенно спокоен относительно своего возможного проигрыша. &l 8000 aquo;Есть одна китайская пословица: всегда знай, что есть лучше тебя, умнее тебя и сильнее тебя. И все будет нормально», — уверен Дмитриев.

P.S. Сложившийся в обществе стереотип, мол, как только человек добирается до власти, сразу начинает «грести» деньги, строит себе новый дом и т.д., семья Дмитриевых рушит на корню. Супруги живут в доме на двух хозяев — в том самом, куда приехали в далеких 80-х, будучи молодыми специалистами.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Опальный глава зауральского сельсовета: это же первобытный строй!


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.