Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Персидский Залив: слияние братских монархий отложено

  • Персидский Залив: слияние братских монархий отложено
  • Смотрите также:

Политическая архитектура Ближнего Востока последние годы претерпевает бурные изменения в форме внутренних конфликтов и внешних соглашений.

Привычные альянсы ослабевают и рушатся, возникают новые партнерства, ведущие региональные державы стремятся занять ниши глобальных игроков. Недавнее заявление королевских правителей Саудовской Аравии о разочаровании в США как в стратегическом союзнике оказалось не только выплеском эмоций. Страна-лидер суннитского мира сама предложила политическую опеку и доминирующее покровительство сразу пяти соседям по Персидскому Заливу. Озвученное в середине декабря саудовское предложение получило более чем холодный прием в сопредельных монархиях. Эмиры, шейхи и султаны не пожелали становиться политическими статистами, чем заметно огорчили и озадачили правящую в Эр-Рияде династию. Причины, по которым малые страны с большими бюджетами не желают интегрироваться с действительно могучим королевством, достойны отдельного рассмотрения.

Совет сотрудничества арабских стран Персидского залива (ССАГПЗ) существует с 1981 года как региональная экономическая организация. В нее входят наиболее благополучные в материальном и социальном отношении арабские государства – Саудовская Аравия, Кувейт, Бахрейн, Катар, ОАЭ и Оман. Эти страны не раздираются гражданскими войнами, в них редко фиксируются инциденты уличного (и любого другого) недовольства, они близки в государственном устройстве и практически идентичны в религиозном отношении. Против кого «дружат» участники ССАГПЗ, явствует уже из его названия – официально слово Персидский в аббревиатуре организации не имеется. Углеводородные монархии Залива предпочитают называть его Арабским, уже на филологическом уровне противодействуя растущему иранскому влиянию.

Фонетическая, идеологическая, торговая и экономическая форма борьбы ССАГПЗ с шиитским Ираном больших успехов не имела. В условиях вероятности скорой отмены международных санкций против ИРИ, при явных признаках прямого диалога Запад-Иран и некоторой либерализации внутренней жизни региональные позиции Тегерана в ближайшие годы еще более упрочатся. Как противовес такому усилению принципиального религиозно-политического соперника и была задумана трансформация экономического Совета в некий внешнеполитический блок. Союз непотопляемых монархий Залива, если угодно. Но желающих блокироваться с Эр-Риядом нашлось куда меньше, чем сторонников плавать от него особняком.

Кувейт – государство, ближе всего расположенное к пугающему саудитов Ирану. Страна, испытавшая чуть более 20 лет назад все тяготы массированного иноземного вторжения. Правда, в 1990 году разгромили Кувейт (с поджогом большинства нефтяных скважин, взрывами трубопроводов и порчей всего остального) не злобствующие иранцы, а иракский диктатор С. Хуссейн. Суннит, между прочим. С. Хуссейн пользовался огромной финансовой поддержкой Кувейта во время затяжной войны с тем же Ираном – а по завершении конфликта раздавил недавнего спонсора бронированными сапогами, купленными на кувейтские же деньги. Поэтому сама идея совместной борьбы с Ираном вызывает в Кувейте большое недоверие. Жизненный опыт правящей династии и всего населения подсказывает, что душевно улыбающийся союзник может быть опасным и непредсказуемым, вплоть до предательского удара в спину недавнему другу.

Далее, в Кувейте имеются институты представительной демократии, он официально является конституционной монархией, его властители далеки от  самодержавных тиранов. Есть парламент – и не игрушечный, а с оппозиционными партиями, есть пресса с критическими публикациями. Кувейтское правительство формируется не только из членов правящей семьи, а с привлечением профессионалов и экспертов на министерские посты. Здесь имеется опыт уличных шествий, митингов и демонстраций – причем без сопутствующих погромов и разнузданного насилия над оппонентами. Поданные кувейтской династии ас-Сабахов в кратчайшие сроки восстановили нефтяную экономику страны после изгнания иракских войск и очень горды нетипичным для Залива уровнем демократии. Подписывать альянс с монархией, живущей по законам шариата, опасно не только для Кувейта, но и для самой СА. Идеи свободы имеют свойство проникать по обе стороны границ.

Катар, в отличие от того же Кувейта, никакими демократическими поползновениями не обременен. Парламента здесь не было и нет, как и оппозиции, политических партий, разрешенного инакомыслия и хоть отчасти свободных СМИ. Абсолютизм на острове цветет в чистейшем виде, чему способствует высочайший уровень углеводородных доходов. По уровню ВВП на душу населения Катар занимает первое место в мире. Золотые потоки нефтяных доходов хочется тратить самостоятельно, спонсировать другие страны Совета в добровольно-принудительном порядке эмиры не желают. Как именно расходуются сверхдоходы катарского бюджета, заметно по далекой от миролюбия политике эмирата в сирийском и ливийском конфликте, по отношению к египетским протестам и прочим проявлениям «арабской весны». Претендуя на роль влиятельного участника в региональном устройстве, рассылая эмиссаров далеко за пределы акватории Персидского залива, правители Катара прохладно отнеслись к политической интеграции с Саудовской Аравией. Новый эмир занял трон всего несколько месяцев назад – превращать его в декоративное сиденье во имя борьбы с шиитским Ираном он явно не намерен, как и делиться нефтегазовым профитом с менее удачливыми соседями.

ОАЭ среди всех стран ССАГПЗ имеет наиболее диверсифицированную экономику. Благосостояние Катара, Кувейта, Бахрейна и самой Саудовской Аравии на 75 – 95 % зависит от экспорта углеводородного сырья и продуктов его переработки – в Эмиратах эта доля составляет менее 50 %. Финансово-кредитный сектор, торговля и туризм играют большую роль в структуре местного ВВП. Негатив к союзу с саудовским королевством местные элиты честно связывают с денежным вопросом. Дубай и Абу-Даби как наиболее влиятельные княжества оспаривают друг у друга роль финансовой столицы всего Аравийского полуострова, на политический альянс с саудитами шейхи смотрят через призму меркантильной выгоды. И эта картинка им не нравится – центральный банк предполагаемого блока в ОАЭ размещать не собираются, с зоной свободной торговли (размером всех ОАЭ) ясности нет, многочисленных туристов средневековыми законами шариата можно быстро распугать. Доверие и прибыль просто утратить, восстанавливать придется десятилетиями. Да и Иран для Эмиратов не так страшен, каким его малюет саудовская пропаганда. Широкий поток контрабанды через Ормузcкий пролив (из иранского Бендер-Аббаса) идет в ОАЭ несколько десятилетий, исламскую революцию и шиитских революционеров до сих пор поймать не удалось даже в одиночных экземплярах.

Оман проявил наибольшую категоричность по отношению к «переформатированию» ССАГПЗ в политический блок. Если другие участники Совета мягко и по-восточному деликатно намекнули о своей позиции, то оманский султан рубанул официальным заявлением своего внешнеполитического ведомства «…политическая интеграция Омана с какой бы то ни было страной или группой стран…не стоит на повестке дня…если государства Совета примут такое решение…Оман будет вынужден покинуть ряды этой организации…». Мотивация подобной показательной жесткости имеет два уровня – явный и чуть менее очевидный.

Официально власти султаната объясняют нежелание примыкать к создаваемому саудитскому блоку сложным этническим и религиозным составом населения, сложившимся хрупким балансом внутригосударственных интересов различных групп. Действительно, в этой стране причудливо переплетаются даже не народы, а расы. Много смешанных браков, в том числе между негроидными выходцами с африканского континента и коренным населением, высокий процент мулатов и метисов со всеми правами подданных султана. Для других арабских стран Залива подобное немыслимо, там трудовой мигрант и/или лицо несуннитского вероисповедания второсортны по определению и юридически ничтожны. Сообщения о взрывах недовольства, беспорядках и акциях гражданского неповиновения обходят Оман стороной – мир и спокойствие в многонациональной восточной стране приходится ценить на вес золота. Особенно имея столь близкий пример, как заливаемая кровью Сирия…

Кроме того, сравнительно бедный на полезные ископаемые Оман сумел добиться значительных успехов в региональной политике. Султанат наладил рабочие взаимоотношения с Ираном и США, КНР и Японией, Западной Европой и Россией. Именно в Омане проходили консультации между иранскими и американскими дипломатами, во многом способствовавшие подписанию женевских соглашений между шестеркой международных посредников и ИРИ по ядерной программе Ирана. Конфликтовать с Ираном, ссориться с Западом и рисковать спокойствием внутри страны ради толики саудовских нефтяных доходов будет для султаната абсолютной авантюрой – что и сформулировано в заявлении МИД Омана.

Безоговорочную поддержку объединения с Саудовской Аравией выразили только королевские власти Бахрейна. Которые остаются властями на острове во многом благодаря саудовской армии и полиции. По сути, Бахрейн уже делегировал часть суверенитета Эр-Рияду как плату за чужеземные штыки. Шииты составляют в Бахрейне 60 % всего населения, сунниты во главе с королевской семьей – менее 17 %. В условиях истощения нефтяных запасов и жестокого подавления инакомыслия чужеземной армией в Бахрейне придется строить аналог апартеида, иначе тяжко удержать бразды правления над угнетаемыми иноверцами. Хорош единственный союзничек, классический ЮАР Персидского Залива…

После холодного дипломатического душа, пролившегося на интеграционные помыслы Саудовской Аравии из малых королевских дворцов стран Залива, власти Эр-Рияда решили обдумать план политического объединения заново. Стоит ли создавать единую валюту, подгонять внутреннее законодательство, согласовывать пошлины и сборы в столь разных странах и т.п. – или просто ограничиться созданием единых вооруженных сил Ара 1000 вийского полуострова и координацией действий ССАГПЗ на внешнеполитической арене? Пожалуй, это тот случай, когда программа-минимум потребует многолетних и максимальных усилий. Результат же этих усилий предсказуемо стремится к итогу такелажной басни о Лебеде, Раке и Щуке. Видимо, имеется определенный дефицит арабских переводов И. А. Крылова в королевских библиотеках.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Персидский Залив: слияние братских монархий отложено


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.