Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Этнокультурный архетип кабардинцев в условиях войн XX века

  • Этнокультурный архетип кабардинцев в условиях войн XX века
  • Смотрите также:

Этнос – это определенный стереотип поведения.

Лев Гумилев

Геополитическое положение Кавказа, соединяющего в качестве моста Европу и Азию, на протяжении столетий притягивало внимание многих завоевателей. Отсюда вся его история представляла собой череду нескончаемых войн, в которых северокавказские народы отстаивали свою независимость. Поэтому на первый план выдвинулась война, пропитавшая весь образ жизни горцев воинственным духом. Вся энергия и ресурсы северокавказских народов, в том числе кабардинцев, были направлены в военное русло. Инерция постоянных внешних войн порождала внутренние военные конфликты, которые в свою очередь нередко перерастали в новые внешние войны. В итоге получался замкнутый круг, горцы жили в условиях перманентной войны.

Любой народ усиливал свою военную мощь путем мобилизации всех внутренних ресурсов, среди которых особую роль играли научно-технические и экономические. Однако у северокавказских горцев их практически не было, поэтому данный недостаток пришлось покрывать за счет человеческого потенциала. Численность последнего была ограниченна и не оставалось иного выхода, кроме как развивать его качественные параметры. В итоге северокавказские народы сформировали превосходный солдатский материал. Великий военный теоретик Ф. Энгельс считал его одним из главных элементов военной мощи и двигателем военного прогресса [1].

Солдатский материал горцев обладал высокими морально-боевыми качествами, которые опирались на народные традиции. Последние играли большую роль в жизни их общества. На протяжении многих столетий все стороны общественной жизни кабардинцев регулировались не государственными институтами, а народными традициями и обычаями, которые успешно компенсировали отсутствие первых. Сложившиеся в результате многовекового опыта обычаи и традиции, определяли для каждого человека систему духовных ценностей и нормы поведения в различных ситуациях, известные под названием «Хабзе». А. Епифанцев, указывая на необъятные масштабы Хабзе и его колоссальную роль в жизни адыгов, пишет: «…адыги создают нечто такое, что в подобном виде больше в мире нигде не встречается – кодекс адыгских правил, обычаев, норм и законов под названием «Хабзэ», который, как игла, пронзает буквально все сферы адыгского общества… По сути, это даже не просто кодекс в нашем понимании этого слова – это неписанная система адыгских ценностей, очень строго и четко определившая все возможные цепочки поведения и отношений между субъектами адыгского общества как между собой, так и с внешним миром, задавшая абсолютно определенные роли разным общественным классам и заменившая собой добрый десяток социальных институтов. <...> Он… просто переводит все законы в этические нормы поведения, в привычки людей, в естественный для них образ жизни, а средством их толкования делает само общество. <...> В этой системе не нужны десятки томов законов и сотни полицейских» [2]. Другими словами, Хабзэ сформировал менталитет и этнокультурный архетип кабардинцев.

Необходимость поддержания равновесия в адыгском обществе (функция государства) определило стержневую ценность Хабзэ – честь, которая формировала у каждого человека сильно развитое чувство личного достоинства, переходящее в ярко выраженный индивидуализм. Именно честь каждого человека, которую он сам должен был оберегать силой оружия, была гарантом общественного равновесия. В случае его нарушения в дело вступал обычай кровной мести, выступавший как жесткий механизм регулирования социального равновесия.

Как уже отмечалось ранее война, бывшая неотъемлемой частью жизни кабардинцев, обусловила воинскую сущность многих духовных ценностей или сильно повлияла на них оформление. Поэтому каждый кабардинец воспитывался прежде всего воином. Мужчина в сознании горцев ассоциировался с образом воина. Его личное достоинство было пронизано воинской моралью. Смыслом его жизни и всех поступков, было признание в обществе его личного достоинства и боевых качеств, а также их защита от унизительных посягательств. Честь каждого воина-кабардинца в первую очередь основывалась на его мужестве, которое проявлялось в различных формах: храбрость, стойкость, доблесть, отвага и смелость, бесстрашие, боевое братство. Последние сформировали определенный стереотип поведения кабардинцев, ставший их этнокультурным архетипом.

Кавказская война (1817 – 1864) стала переломным моментом в истории всех северокавказских народов. После ее окончания образ жизни кабардинцев претерпел значительные изменения: война, доселе бывшая основным видом деятельности, стала искореняться из их быта российскими властями, насильно внедрявшими среди адыгов мирный образ жизни. После крушения Российской империи данная линия была продолжена политическим руководством СССР. Несмотря на разнообразие способов и настойчивость властей в реализации своих замыслов, традиции Хабзэ, в том числе воинские, не утратили влияния на жизнь кабардинского общества. Кардинально перестроить за короткий промежуток времени адыгский этнокультурный архетип, формировавшийся на протяжении многих столетий, оказалось непосильной задачей даже для советского государства, сила и ресурсы которого были велики.

Войны XX века, – русско-японская (1904 – 1905), Первая мировая (1914 – 1918), Гражданская (1917 – 1922), Великая Отечественная (1941-1945), афганская (1979 – 1989) и грузино-абхазская (1992 – 1993), – четко подтверждают факт сохранности этнокультурного архетипа кабардинцев. В этих войнах они не просто показали себя воинами с высокими морально-боевыми качествами, но и проявили типичные для их архетипа модели поведения. При этом можно выявить четкую закономерность: определенные морально-боевые качества проявлялись в конкретных боевых ситуациях в соответствующей форме поведения. Так, например, храбрость проявлялась в атаке, стойкость – в обороне, доблесть – в героических подвигах, отвага и смелость – в разведке, бесстрашие и выдержка – при получении ранений, боевое братство – при выносе павших и раненных товарищей с поля боя. Рассмотрим данный вопрос более подробно на примере поступков кабардинских воинов во время Первой мировой войны (1914 – 1918), Великой Отечественной войны (1941 – 1945) и грузино-абхазского конфликта (1992 – 1993).

Храбрость кабардинских воинов, как одна из форм этнокультурного архетипа, ярко проявлялась, как уже отмечалось, во время атаки. При ее осуществлении воины ощущали эмоциональный порыв, который превращал атаку в неудержимый натиск. Отсюда атаки кабардинцев отличались высокой ударной мощью, которую российское командование часто направляло в уязвимые места противника (фланги и тыл), т.к. удар по ним мог привести вражеские силы к беспорядочному бегству.

Из истории Первой мировой войны, например, можно привести бой у с.Ветлино в предгорьях Карпат 17-18 декабря 1914 г., когда всадники кабардинского полка ночью атаковали австрийских пехотинцев, засевших в окопах. В ходе 9-часового боя с превосходящими вражескими силами, кабардинцы нанесли им большой урон и захватили позиции, вынудив неприятеля к отступлению [3].

В годы Великой Отечественной войны можно выделить в качестве примера, ярко демонстрирующего ударную мощь кабардинцев, бой у станции Абганерево под Сталинградом в ноябре 1942 г. Кавалерийские группы Х.Т. Докшокова и С.К. Тлеужева, засевшие на станции, узнали, что мимо их позиций движется немецкая колонна с танками и бронетехникой, шедшая из Котельникова для нанесения удара по советским войскам. Лейтенант Х.Т. Докшоков принял решение атаковать противника. Пулеметчики и автоматчики внезапно из засады открыли шквальный огонь по хвостовой части колонны, что привело немцев в замешательство. Далее всадники-кабардинцы с обнаженными шашками и дикими воплями молниеносно ударили во фланг вражеской пехоте. Немецкие солдаты, ошеломленные дерзостью конной атаки и ураганным пулеметным огнем, решили, что попали в окружение, поэтому не стали сопротивляться и сдались в плен [4].

В период грузино-абхазского конфликта наглядный пример, подтверждающий данное качество кабардинцев показывает бой за высоту Ахбюк в июле 1993 г. Эта высота имела стратегическое значение, ибо обеспечивала контроль над окрестностями г. Сухуми, поэтому она была хорошо укреплена грузинами. С целью ее захвата отряды абхазской армии провели две атаки: 4 июля – силами осетинского отряда, 10 июля – силами чеченского отряда. В ходе жестоких боев грузинские солдаты отбили обе атаки. Тогда 23 июля к ее штурму приступил кабардинский отряд М. Шорова. Незаметно подобравшись к высоте под покровом ночи, кабардинцы внезапно атаковали центр и правый фланг грузинских позиций. В ходе упорного полуторачасового боя они захватили высоту и обратили грузин в бегство, в ходе которого последние оставили на поле боя 50 трупов своих солдат [5].

Другой формой проявления архетипа кабардинских бойцов была стойкость, благодаря которой они отлично проявляли себя в обороне. Прорыв оборонительных позиций кабардинцев был весьма сложной задачей, даже если их силы были малочисленны. Атакующий неприятель встречал яростный отпор, заставлявший его отступить. Часто одной попытки здесь было недостаточно и противнику приходилось атаковать неоднократно. Российское командование нередко использовало кабардинские отряды в арьергардных боях для обеспечения безопасности армейского тыла.

Крайним упорством отличались оборонительные бои кабардинцев, попавших в окружение. Не имея пути к отступлению, воины понимали, что близок их смертный час, который надо встретить достойно, не опозорив свое имя и честь своей семьи. В данной ситуации они сражались, проявляя доблесть, которая могла героизировать их смерть и вызвать чувство гордости у родственников. Помимо этого кабардинцы старались нанести врагу как можно больше урона, чтобы дороже продать свои жизни. Обычно такие бои превращались в кровопролитную бойню, в ходе которой адыгские воины погибали в полном составе, а враг нес большие потери.

Если снова обратиться к эпохе Первой мировой войны, то таким примером может стать успешная оборона Кабардинского полка Дикой дивизии на левом берегу Днестра в 1915 г. В ходе мощного австро-германского наступления в Галиции русским войскам пришлось отойти на восток, оставив крупные города Львов, Станиславов, Тлумач и, переправившись на левобережье Днестра, занять оборону. Продолжавшие наступление австро-германские войска попытались захватить левобережье, но наткнулись на упорную оборону, в т.ч. со стороны воинов Кабардинского полка. Последние на протяжении двух месяцев (апрель-май) успешно отбивали атаки противника, совершали вылазки в его стан, переходили в контратаки, отбивая захваченные позиции или возвращая потерянные пулеметы. Несколько десятков воинов за проявленную храбрость и мужество были награждены российским командованием Георгиевскими крестами [6].

В годы Великой Отечественной войны в одном из оборонительных боев на Украине в 1941 г. отлично проявил себя наводчик противотанкового орудия Масадин Суншев. Он не растерялся, когда его орудийный расчет полностью вышел из строя. Не поддаваясь панике, он в одиночку смело вступил в бой с немецкими танками и пехотой, отразив 7 вражеских атак и подбив 9 танков. Суншев продолжал сражаться до последнего снаряда, пока не получил тяжелое ранение [7].

Во время грузино-абхазского конфликта в оборонительном бою у сел. Пакуаш 13 января 1993 г. хорошо проявила себя группа В. Карданова. Кабардинцы подверглись атаке грузинского отряда, который превосходил их по численности и имел бронетехнику. Однако воины не оставили позиций и смело вступили в бой. На протяжении 12 часов они отражали вражеские атаки, при этом большинство из них получили ранения разной степени тяжести. В итоге, грузины, не добившись успеха и потеряв несколько десятков человек убитыми и раненными, 1 танк, 1 БМП и 1 зенитную установку, прекратили атаки [8].

Лучше всего кабардинцы проявляли себя в военной разведке, которая была идеальным полем для реализации их воинского индивидуализма. Причиной этому был ряд факторов: свобода выбора средств исполнения, приоритет индивидуальных действий, отсутствие ограничений коллективного характера, высокая роль скрытости и внезапности, которые на протяжении веков были традиционными навыками адыгского военного быта. Многие отлично проявили себя в этой сфере, выполняя сложнейшие боевые задачи. Количество воинов-кабардинцев, прославивших свои имена на поприще военной разведки на фронтах Первой мировой, Великой Отечественной и грузино-абхазский войн, так велико, что их деяния невозможно описать вскользь. Это тема от 8000 дельного объемного исследования.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Этнокультурный архетип кабардинцев в условиях войн XX века


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.