Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

«Татарский соловей»на сцене Метрополитен-опера

  • «Татарский соловей»на сцене Метрополитен-опера
  • Смотрите также:

16 декабря и в последующие несколько дней в декабре и январе на сцену Метрополитен-опера в Нью-Йорке выйдет сопрано из Татарстана Альбина Шагимуратова. Она выступит в роли Царицы ночи в англоязычной и более компактной, чем каноническая, постановке оперы Моцарта «Волшебная флейта», которая предназначена стать украшением рождественского сезона. 100-минутной версией для семейной 00004000 аудитории известного американского режиссера театра и кино Джули Теймор будет дирижировать британка Джейн Гловер, одна из ведущих в мире экспертов по творчеству Моцарта.

Что касается Альбины Шагимуратовой, то ее можно смело считать мировым экспертом по роли Царицы ночи. Именно этой партией она дебютировала на сцене Мет в 2010 году в тогдашней постановке «Волшебной флейты». Она пела Царицу ночи на самых престижных оперных подмостках, включая «Ла Скала», Ковент-Гарден и Венскую оперу.

С Альбиной Шагимуратовой побеседовал корреспондент Русской службы «Голоса Америки».

Олег Сулькин: Альбина, для вас и эта партия, и эта сцена уже привычны. Нет повода для излишнего волнения?

Альбина Шагимуратова: Да, это была та же «Волшебная флейта», только полная версия, и исполнялась она в 2010 году на немецком языке.

О.С.: Пишут, что вы стали петь эту партию в Мет без единой сценической репетиции.

А.Ш.: Я приехала тогда буквально за неделю до первого спектакля. Верно, у нас не было ни одной репетиции на сцене. И на премьере, в первый же вечер, вырубились все компьютеры. Механизм, с помощью которого моя героиня медленно выезжает на сцену, исполняя первую арию, застопорился. Работники сцены толкали машину вручную, и половину первой арии я спела, еще будучи за сценой.

О.С.: В общем, в полном соответствии с народной мудростью про первый блин...

А.Ш.: А еще – это было 1 апреля.

О.С.: Могу себе представить, как вы волновались.

А.Ш.: Да, очень. Но Мэтью Поленцани, известный американский тенор, — он пел в тот вечер партию Тамино, — видя, в какую переделку я попала, всячески меня подбадривал. Находясь спиной к залу, он глазами, мимикой меня поддерживал, воодушевлял. Я ему очень благодарна. Вообще, партия Царицы ночи открыла для меня двери крупнейших театров мира. Она технически очень сложная. Можно по пальцам пересчитать тех певиц в мире, кто по-настоящему хорошо ее поют.

О.С.: В чем сложность этой партии?

А.Ш.: Нужна стабильность, уверенность исполнителя. Обычно как бывает: главное – спеть премьерный спектакль, а дальше все идет по накатанной. С Царицей ночи так не бывает. И репетиция – экзамен, и премьера – еще больший

экзамен, и все остальные спектакли – продолжение экзамена. Эта партия – технический спорт. Моя первая Царица ночи была с Рикардо Мути на Зальцбургском фестивале в 2008 году. Диана Дамрау тогда отказалась петь, и ей срочно искали замену. Передо мной пели порядка десяти других претенденток, также проходивших прослушивание на эту роль. Так вот некоторые из них даже не попадали на все четыре «фа», а только на три. Я стояла в конце списка. Примерно понимала, как надо петь, чтобы понравилось такому мастеру, как Мути. Я спела обе арии Царицы ночи и через 20 минут получила положительный ответ.

О.С.: Какое впечатление на вас произвела Джули Теймор?

А.Ш.: Ничего не могу сказать. Я с ней не работала. Насколько я знаю, она непосредственно участвовала в подготовке этого спектакля, только когда он создавался, в 2005-2006 годах.

О.С.: А что еще вы любите петь, какие партии?

А.Ш.: Лючию де Ламмермур в опере Доницетти. Через месяц я пою ее в «Ла Скала», а весной — в Лос-Анджелесской опере.

О.С.: Вы родились в семье адвокатов. Кто вам привил интерес к музыке?

А.Ш.: Сами родители. Меня учили игре на фортепиано с пяти лет. Мама любит петь — для себя, в компаниях. У папы первое образование музыкальное, он играет на баяне. Но они никогда не интересовались оперой. Это я для себя открыла сама, будучи подростком. И их уже за собой повела.

О.С.: Родители следят за вашими успехами?

А.Ш.: Каждый день разговариваем по телефону. И не только. Родители приезжали из Казани, где они живут, на мои выступления и в Хьюстон, и в Лос-Анджелес, и в другие города.

О.С.: В Хьюстоне вы стажировались два года. Насколько пребывание там оказалось для вас полезным?

А.Ш.: Очень. Благодаря этой стажировке я и вышла на международный уровень. Попала я туда волею случая. В 2003 году руководитель молодежной программы Хьюстонской оперы приехала на прослушивание в Москву. Я спела. Ей понравилось. Потом она приезжала еще и еще, слушала меня, говорила, что я расту, развиваюсь. В итоге пригласила меня в Хьюстон в 2006 году. Я посоветовалась с родителями и поехала, хотя с английским у меня тогда было неважно. Во время стажировки из Хьюстона съездила в Москву, на конкурс Чайковского, и неожиданно для себя заняла первое место. А буквально через неделю я уже пела для Мути Царицу ночи.

О.С.: Как у вас все здорово получается. Как говорят американцы, оказываетесь в нужном месте в нужное время. Наверное, верите в судьбу?

А.Ш.: Да, конечно. Помимо трудолюбия и таланта, творческим людям нужна удача.

О.С.: Какими принципами руководствуетесь в жизни?

А.Ш.: Мой главный принцип — профессионализм в полном понимании этого слова. А также умение собираться, концентрироваться.

О.С.: Есть другая теория: чтобы добиться успеха, нужно уметь расслабляться.

А.Ш.: (смеется). Наверное, это не в моем случае. Я себе не даю поблажек, ну, может быть, чуть-чуть.

О.С.: У вас есть своя семья, помимо родителей? Вы замужем?

А.Ш.: Ну что вы! При таком расписании все это практически невозможно. Чем выше поднимаешься, тем больше ты занят.

О.С.: Альбина, вы народная артистка Татарстана, ведущая солистка Татарского театра оперы и балета имени Мусы Джалиля. На сайте театра вас назвали «татарским соловьем». Вам нравится это выражение?

А.Ш.: Нравится. Красиво.

О.С.: Вы на татарском языке поете?

А.Ш.: Пою, спела уже три оперы. И народные песни пою, и романсы татарских композиторов.

О.С.: Удается находить время, чтобы выступать в Казани?

А.Ш.: Последнее время совсем не удается. Иногда получается один спектакль за сезон.

О.С.: На вас там не обижаются?

А.Ш.: Слава богу, нет. Мне повезло с нашим директором, Рауфалем Сабировичем Мухаметзяновым. Он только приветствует мои международные успехи. Насколько я знаю, я первая татарка, которая поет в самых престижных оперных театрах мира. И уж точно первая татарка на сцене Метрополитен-опера.

Самое читаемое сегодня


Категория: Новости экономики | |

Подписка на RSS рассылку «Татарский соловей»на сцене Метрополитен-опера


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.