Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Туркменистан: из Золотого века в Эпоху Великого Возрождения

  • Туркменистан: из Золотого века в Эпоху Великого Возрождения
  • Смотрите также:

Туркменистан по своему уникален – здесь местной партноменклатуре во главе с первым секретарем компартии Сапармурадом Ниязовым удалось утвердить не просто жесткий авторитарный режим, а единственную на постсоветском пространстве классическую тоталитарную диктатуру «фюрерского» типа. Эта диктатура, совмещающая в себе характерные черты коммунистических и фашистских режимов, националистических диктатур стран «третьего мира» и древних восточных деспотий, по степени террористического контроля над обществом уступает разве что «чучхейскому» государству в КНДР.

Почему это случилось именно с Туркменистаном – предмет для всестороннего исследования, которое в настоящий момент очень затруднено почти «герметичной» закрытостью страны. Эксперты могут лишь предполагать, что смена советского тоталитаризма на тоталитаризм «башистский» была обусловлена целым рядом факторов, в том числе - слишком архаичным, даже по меркам советской Средней Азии, характером туркменского общества. Отсюда - почти полное отсутствие демократических традиций, крайняя немногочисленность и изолированность социальных слоев, где могли бы зародиться зачатки гражданского общества. И, наоборот, высокая степень консолидации правящей верхушки в лице Ниязова и его ближайшего окружения. Верхушки, которая, несмотря на относительную узость своей регионально-клановой базы, смогла удержать и укрепить господствующие позиции в государстве и обществе, подавив всех потенциальных соперников из числа других регионально-клановых группировок. Видимо, нельзя недооценивать и личные качества товарища Ниязова, который оказался весьма талантливым учеником всех предыдущих «вождей», что в немалой степени поспособствовало его превращению из невзрачного первого секретаря республиканской компартии в богоподобного «Отца всех туркмен» - Туркменбаши.

Необходимым средством и логичным следствием такого преображения стала тоталитарная идеология «башизма». Эта достаточно стройная и, прямо скажем, незамысловатая идеологическая система, тем не менее, вполне эффективно выполняла предназначенные тоталитарной идеологии функции: обеспечение идеологической монополии и тотального идеологического контроля над обществом, поиск и искоренение любого инакомыслия. Это сочетается с неустанной «промывкой мозгов» всего населения с целью сакрализации любого действия власти и мобилизации подданных на выполнение поставленных свыше эпохальных задач. Даже смена персоналии на посту «отца родного» по существу никак не повлияла на «идеологическую работу» режима за исключением необходимых корректировок и некоторого изменения акцентов.

Оформление культа

После обретения Туркменистаном независимости первые заявления нового-старого руководства, в общем, соответствовали характерному для рубежа 80-х – 90-х годов «духу времени»: главной целью провозглашалось построение демократического правового государства, где граждане вне зависимости от национальной или религиозной принадлежности обладают всем комплексом прав и свобод, где гарантируется идеологический и политический плюрализм и так далее. Однако одновременно концепция «Туркменской модели развития», сформулированная президентом Ниязовым, акцентировала внимание на медленный, постепенный переход туркменского общества от советской системы к демократии. При этом особо подчеркивалось, что главную роль в этом процессе должно играть государство.

Туркменские государственные идеологи тут же принялись обосновывать ведущую роль государства, ссылаясь на национально-культурные традиции и особенности менталитета туркмен. Например, вот так: «Для туркмен государство в отличие от жителей Запада – это не «ночной сторож», не организация, наблюдающая за порядком в обществе. Они считают его универсальной организацией. Они видят в нем патерналистский орган, проявляющий отеческую заботу о превращении народа в единую нацию, о его сплоченности, обеспечении защиты от внешних угроз, о счастливой и свободной жизни». (М. Хаитов, зав.кафедрой конституционного и международного права ТГУ им. Махтумкули). Патерналистская природа создаваемого государства была даже закреплена в первой статье конституции Туркменистана 1992 года, где главной государственной задачей была объявлена «защита в нынешних непростых условиях подавляющего большинства населения, обеспечение ему гарантированной помощи, не выбрасывая людей за борт».

Формировавшаяся в Туркмении идеологическая конструкция изначально содержала тезис об исключительности избранного пути, опирающегося на местную специфику. Президент Ниязов, в частности, заявлял: «Мы изучили все формы правления в контексте их применимости у нас, и выгодные, полезные для нас принципы использовали в своей практике, совместив их с теми принципами, что довели до совершенства наши предки». Отсюда был выведен тезис о «национальном бесклассовом обществе принципиально нового типа, не имеющего аналогов в исторической ретроспективе и в современном мире, организм которого трансформируется в справедливое, правовое общество всеобщего благоденствия, в котором все будет подчинено благополучию и процветанию человека».

Не сразу, но достаточно быстро пошел процесс отождествления государства с личностью первого лица. М.Хаитов: «Главу государства в народе признают и почитают как отца нации. Поэтому туркменский народ свято чтит государство, его Президента, верит им, поддерживает их и готов защитить их даже ценой своей жизни». Культ личности Сапармурада Ниязова формировался прямо-таки спринтерскии темпами: декабрь 1991 года - Закон об охране чести и достоинства президента; май – апрель 1992 года - исключительные заслуги Ниязова в деле обретения независимости и построения национального государства подтверждены специальным законом парламента (Маджлиса), по конституции 1992 года он наделен чрезвычайными полномочиями; октябрь 1993 года - Халк Маслахаты (высший представительный орган) присвоил Ниязову фамилию Туркменбаши (в официальном переводе «Отец всех туркмен»); январь 1994 - референум о продлении полномочий Туркемнбаши до 2002 года и отмене президентских выборов 1997года; апрель 1994 года - введение ежедневной клятвы верности президенту; декабрь 1999 года - Халк Маслахаты объявил Туркменбаши пожизненным президентом; май 2001 года - Гуманитарная ассоциация туркмен мира предложила присвоить Туркменбаши титул Бейик («Великий»).

Центральная роль вождя (сердара) была закреплена в общих программах развития Туркменистана - «10 лет стабильности в Туркменистане», утвержденной референдумом 1994 года, и «XXI век – золотое столетие туркмен», который эту программу заменил. Культ Туркменбаши, как ядра обязательной идеологии и символа самой государственности, был материально воплощен в архитектурной и скульптурной гигантомании - «родовая черта» всех диктатур и деспотий. С середины 90-х культ распространился и на семью первого президента. Мать Горбансолтан Эдже стала примером туркменской женщины, и отец Атамырат - символом традиционного туркменского героизма. В Ашхабаде и Гыпджаке возвели посвященные им монументальные памятники.

«Организационное» обеспечение

Однако следует остановиться и на «организационной стороне» дела, во многом обеспечившей утверждение абсолютной личной власти Сапармурада Ниязова. Еще в начале 90-х годов были удалены практически все чиновники, которые могли себе позволить хоть малейшее фрондерство. Так, в начале 90-х вынужден был оставить свой пост министр иностранных дел Туркменистана Авды Кулиев, который положил начало спорадическому процессу формирования номенклатурной оппозиции. Суть состояла в том, что бывшие чиновники, по каким-то причинам утратившие расположение Ниязова, покидали страну в целях личной безопасности (а некоторые, назначенные послами, попросту не возвращались по первому зову Туркменбаши) и уже за рубежом объявляли себя оппозиционерами. Еще одному бывшему министру иностранных дел Борису Шихмурадову вроде бы удалось организовать более-менее осмысленное оппозиционное движение бывших госчиновников, как за пределами Туркменистана, так и внутри страны. В ноябре 2002 года эта группа предприняла, по ее определению, «мирную попытку отстранения Ниязова от власти». Дело закончилось массовыми арестами, обвинениями в «покушении на жизнь Туркменбаши», покаянными выступлениями «заговорщиков» по телевидению и длительными сроками тюремного заключения. После этих таинственных событий о какой-либо оппозиции режиму в рядах чиновничества ничего не известно.

«Силовые» структуры тоже были основательно «зачищены». Ниязов несколько раз пресекал заговоры (реальные или воображаемые – непонятно) возвышенных им же самим «силовых» министров. Поэтому и года не проходило без смены руководителей «силовых» ведомств. Многие высшие чины был уволены, многие осуждены по различным делам, в том числе и по делам «о покушении» и по делам «о халатности» при расследовании этого «покушения». Например, в 2002 году просочившиеся слухи о возможном заговоре во главе с председателем КНБ Назаровым заставили Ниязова срочно покинуть саммит глав СНГ в Алма-Ате и вернуться домой для «разборок» с подозреваемыми. В результате руководство КНБ было арестовано. Более того, впоследствии Ниязов посадил в тюрьмы всех бывших министров обороны, председателей КНБ, большинство бывших министров внутренних дел. Учитывая кадровую чехарду в силовых структурах, полную недееспособность вооруженных сил, отсутствие авторитета у того или иного «силовика» во вверенном ему министерстве, угроза власти Ниязова с этой стороны была полностью ликвидирована. Единственной боеспособной структурой стала служба личной охраны президента, которая не раз доказывала абсолютную преданность «сердару».

Определенную угрозу «идейно-политическому единству» туркменского общества представляла

Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Туркменистан: из Золотого века в Эпоху Великого Возрождения


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.