Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Конституцию России 1993 года нельзя не менять

  • Конституцию России 1993 года нельзя не менять
  • Смотрите также:

Изменения Конституции Российской Федерации назрели, особенно в части, касающейся формирования и деятельности Федерального Собрания Российской Федерации. Но не только.

Наша действующая Конституция – как зеркало, так и источник проблем российского общества. Она закрепляет в своей «неизменяемой» части – первой главе – ряд принципов, которые делают противоречия нашего общества неразрешимыми, а гибель государства неизбежной.

То, что Конституция при рождении получила фундаментальные пороки – прямой результат поверхностного подхода к праву и законодательству С. Шахрая и других авторов её окончательного текста. Надеюсь, что у них не было злого умысла. Но российское законотворческое шахрайство (по-украински – мошенничество, шарамыжничество.) 90-х годов недопустимо дорого стоило нашей стране.

Записав в ст. 13 Конституции норму, что «в Российской Федерации признается идеологическое многообразие. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной», нам закрепили на высшем правовом уровне идеологию нигилизма. Отрицание идеологии, а в идеологии – ценностей, есть тоже идеология, причём уравнивающая добро и зло с безоговорочной обязательностью и государственным принуждением к этому уравниванию. Боязнь возвращения монополии марксизма-ленинизма эту конституционную норму объясняет, но не оправдывает. В нашей Конституции закреплена бесовщина.

Записали в ч. 1 ст. 15 Конституции: «Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации». А в ч. 4 той же статьи добавили: «Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

Как? Ничего?! Да ведь это – прямой и добровольный отказ от государственного суверенитета России! Именно так! В тексте Конституции России! Конечно, своей формулировкой «творцы» Основного закона задним числом попытались оправдать «беловежское» преступление 1991 года: конституции противоречит, но так это же ратифицированное международное соглашение! Нет уж, господа! И ратифицировано не уполномоченным на то органом, и не было до 1993 года в российской конституции двусмысленности с приоритетом международных обязательств России над ВСЕМИ её законами (Конституция ведь тоже закон, только Основной).

На этом фоне сущей мелочевкой выглядит конституционный отрыв местного самоуправления от системы органов государственной власти, да и некоторые другие несуразности Основного закона.

Мировоззренческие противоречия Конституции объясняются отсутствием у неё нравственной основы.

Частный пример: 11 мая 1995 года Государственная Дума России обратилась к Правительству объявить художественно-философское наследие семьи Рерихов национальным достоянием. Но философских учений, родившихся или укоренившихся в России, легион. Как, по какому критерию оценивать их важность для русского национального самосознания?

Не призываю отказываться от светского характера современного государства. Но призываю перестать лукавить, перестать плестись во след Европе, устыдившейся в проекте Евроконституции своего христианского прошлого. В Конституции России должны появиться, наконец, слова РУССКИЙ и ПРАВОСЛАВИЕ. Роль русского народа в становлении Державы формально не отрицают, но и не признают. Фигура умолчания. При словах о роли православия начинают сразу кричать о клерикализме.

То, что все религиозные объединения должны быть отделены от государства и равны перед законом, не вызывает сомнений. Верить в Бога или верить, что Его нет, решает каждый по своей совести – свобода убеждений священна. Но по примеру многих светских государств, в Конституции России должно быть отмечено значение для нас и нашего общества Православия, система духовных ценностей которого остается стержнем нравственности и культуры русского и близких ему народов.

Нигилизм действующей российской конституции будет устранен, если в её Преамбуле или одной из первых статей провозгласить: «Господствующей в Российской Федерации религией является Православие –  религия восточно-православной Церкви Христовой».

Подчеркиваю: главенствующей, а не государственной. Это очень разные вещи.

С учетом так любимого нашим либеральным правительством мирового опыта (Греции, ФРГ и др.) может быть сформулирована и ст. 14 Конституции:

«1. Свобода религиозного сознания неприкосновенна. Пользование личными и политическими правами не зависит от религиозных убеждений каждого.

2. Всякая известная религия свободна, и отправление её культовых обрядов осуществляется беспрепятственно под охраной закона. Отправление культовых обрядов, оскорбляющих общественный порядок или нравственные нормы, не допускается.

3. Служители всех известных религий находятся под таким же надзором государства и несут перед ним такие же обязательства, что и служители господствующей религии».

Такая норма не ограничит в правах и атеистов, просто лишит их привилегированной монополии на пропаганду и агитацию.

Среди прочих мифов и иллюзий, в которых нас убеждают жить, это молчаливое ритуальное соединение Конституции с Декларацией о государственном суверенитете России от 12 июня 1990 года.

А ведь Конституция принципиально противоречит Декларации!

Декларацию вспоминают только в связи с её, якобы закреплением приоритета российских законов над союзными. Но прочтите внимательно п.5 Декларации:

«Для обеспечения политических, экономических и правовых гарантий суверенитета РСФСР устанавливается:

полнота власти РСФСР при решении всех вопросов государственной и общественной жизни, за исключением тех, которые ею добровольно передаются в ведение Союза ССР; верховенство Конституции РСФСР и законов РСФСР на всей территории РСФСР; действие актов Союза ССР, вступающих в противоречие с суверенными правами РСФСР, приостанавливается Республикой на своей территории. Разногласия между Республикой и Союзом разрешаются в порядке, устанавливаемом Союзным договором... право Республики участвовать в осуществлении полномочий, переданных ею Союзу ССР».

Никакого российского безоговорочного приоритета нет! Есть защита против вторжения в сферу полномочий РСФСР решений союзных органов, которые были бы связаны с превышением полномочий СССР, закрепленных Союзным договором. А вспомните ещё и то, что в Декларации торжественно провозглашен государственный суверенитет РСФСР на всей её территории и заявлено «о решимости создать демократическое правовое государство в составе обновленного Союза ССР».

И заключительная часть: «15. Настоящая Декларация является основой для разработки новой конституции РСФСР, заключения Союзного договора и совершенствования республиканского законодательства».

Вот так! Не случайно наследники Ельцина ежегодно отмечают 12 июня как день принятия Декларации о государственном суверенитете России, но сам текст этого документа предали забвению.

Референдум 12 декабря 1993 года утвердил Конституцию, но не отменял Декларации о государственном суверенитете, её системы приоритетов. Декларация 12 июня 1990 года заставляет не только признать действия Б.Ельцина 21 сентября  1993 года государственным переворотом и 4 октября 1993 года – вооруженным мятежом, но и Конституцию Российской Федерации 1993 года делает промежуточной, ибо цели, заявленные Декларацией, не достигнуты, задачи не решены. Нам по прежнему нужны Союзное государство и Союзная Конституция.

Отсюда действующая ныне Конституция Российской Федерации – это не акт всеобщего согласия, а официальное свидетельство хрупкого социального перемирия. Многие достоинства Конституции фиктивны, а недостатки чреваты гибелью государства.

Отсюда необходимость серьезного обсуждения вопроса о способе устранения пороков и недостатков действующего Основного закона. Отсюда злободневность вопроса, который вынесен на сегодняшнее обсуждение.

Вместес С.Н. станских мы в Конституционном клубе у О.Г. Румянцева обсуждаем и готовим различные поправки к Конституции, в том числе удачные, на мой взгляд, дополнительные главы, но после сегодняшних блестящих докладов С.С. Сулакшина и В.Э. Багдасаряна я, пожалуй, соглашусь, что исправить действующую Конституцию означает переписать её заново. Проще подготовить и принять новый Основной закон.

Тем более, что прав профессор В.Е. Чиркин – закрепив в  качестве одной из базовых ценностей частную собственность, Конституция не зафиксировала и не укрепила её социальной функции, что привело на практике к рождению бандитского, а затем компрадорского олигархического капитализма.

Вариантов нереволюционного характера два: референдум по проекту новой конституции или созыв Конституционного Собрания.

Первый путь смены Конституции при имеющемся российском законе о референдуме и уроках Союзного референдума 17 марта 1991 года, как и российского 12 декабря 1993 года – путь наименее реальный. Организация референдума почти нереальна, а полное доверие к его результатам заранее отсутствует.

Не будем зарекаться, если удастся согласовать какой-либо проект Конституции между основными политическими силами, то общими усилиями можно рискнуть и с референдумом.

И всё же основной вариант смены Основного закона – это созыв Конституционного собрания.

В начале 2011 года, во время встречи с Президентом России Д.А. Медведевым с руководителями непарламентских партий, я поставил вопрос о том, что уже 18 лет Федеральное Собрание не выполняет свой прямой долг – не принимает закона о Конституционном собрании. Президент удивился такому факту и дал поручение проработать вопрос.

К сожалению, закон о Конституционном собрании не принят до сих пор. Неофициальных проектов много. Удачен вариант профессора С.А. Авакьяна, но в его подходе речь идет о собрании как о совещании экспертов. Убежден, что нам понадобиться Конституционное собрание как политический орган. В нем должны быть представлены и юристы, и политики. Потребуется реализовать и предложение профессора В.М. Сырых о возвращении на новом историческом этапе к сословному представительству. Ибо права М.В. Глигич-Золотарева, современная демократия – это не власть народа, а определенная технология обретения власти и её удержания.

Необходимо будет и вновь проанализировать опыт российских Земских соборов, ибо для России именно их модель остается наиболее оптимальной.

Таким образом, вопрос о технологичности смены Конституции становится в наше время не техническим вопросом. А серьезнейшей политической проблемой российского общества.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Конституцию России 1993 года нельзя не менять


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.