Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Пиратская рулетка: победить невозможно

  • Пиратская рулетка: победить невозможно
  • Смотрите также:

О юридических рисках использования нелицензионного программного обеспечения слышали многие владельцы бизнеса. Но полное понимание этих рисков, к сожалению, или к счастью, приходит лишь к тем, кто испытал последствия применения пиратского софта на себе. Наверняка большинству руководителей компаний кажется, что уж их точно «пронесет» — к ним не придут с проверкой люди в форме.

Dura lex, sed lex

На самом деле, прийти могут ко всем. Не имеет значения, возглавляете вы крупный холдинг или полуподвальную фотостудию.

Задать вопросы о лицензионности используемого компанией ПО имеют право представители различных правоохранительных структур. Не так давно, еще 5-6 лет назад компьютерные преступления, включая пиратство, были, преимущественно, в ведении подразделения «К». Но времена изменились: повысился уровень компьютерной грамотности полицейских, накопилась успешная правоприменительная практика и, главное, «повзрослела» законодательная база.

Сегодня меры для борьбы с пиратами прописаны в Кодексе об административных правонарушениях, в Уголовном и Гражданском кодексах. Как именно будет классифицироваться факт использования нелицензионного ПО зависит от конкретного случая.

Так, например, если о факте пиратства станет известно правообладателю, и он в соответствии с Гражданским кодексом обратится в суд для защиты нарушенных прав, то суд будет рассматривать спор между двумя хозяйствующими субъектами. Если же факт пиратства выявляют правоохранительные органы, то в результате расследования может быть возбуждено уголовное дело или дело об административном правонарушении. Все зависит от того, каков размер деяния, то есть стоимости украденного программного обеспечения. Если эта сумма меньше 100 тысяч рублей, то все ограничится «малой кровью», то есть, административным штрафом.

«Административные штрафы строго регламентированы законом. На сегодняшний день взыскания с юридических лиц практически никогда не превышают 40 тысяч рублей», — пояснила Милада Мараховская, адвокат, юридический представитель Ассоциации производителей программного обеспечения BSA в России.

При ущербе свыше 100 тысяч рублей возбуждаются уголовные дела, которые могут закончиться как штрафами, так и реальными сроками: до двух лет лишения свободы можно получить при ущербе от 100 тысяч рублей до 1 миллиона, и до шести лет лишения свободы возможно при ущербе более 1 млн рублей.

Кому интересен ваш софт

Пожалуй, наиболее вероятный для нарушителей вариант — столкнуться напрямую с правоохранительными органами. Как рассказал BFM.ru юрист по охране интеллектуальной собственности компании Microsoft в России Александр Страх, в большинстве случаев, проверки предприятий и компаний на предмет использования нелицензионного ПО правоохранительные органы инициируют по собственной инициативе, исходя из результатов своей оперативно–розыскной деятельности. Если фирма привлекла к себе внимание подозрительными методами ведения бизнеса, поводом для проверки может послужить практически что угодно. В том числе, заявление или анонимное сообщение со стороны конкурентной компании или бывших сотрудников фирмы.

Практика самостоятельных проверок со стороны полиции довольно распространена, подтверждают в BSA. «Правообладатели на сегодняшний день отмечают некоторое снижение этой активности — органы МВД, как известно, находились в процессе реорганизации, — рассказала Милада Мараховская. — Но, тем не менее, проверки проводятся достаточно часто».

Правообладатели — такое пока случается значительно реже — тоже могут инициировать проверку предприятия на предмет использования нелицензионного софта. Как правило, это происходит в тех случаях, когда у них есть информация, что компания массово использует пиратское ПО и длительное время отказывается сотрудничать в области легализации, то есть приобретать лицензионные программы.

Проверка хитростью

Иногда компании-нарушители изобретают хитрые способы «сэкономить» на ПО. Нередки случаи, когда та или иная компания приобретает только часть необходимых ей лицензий, а остальное «добирает» пиратскими программами. В этом случае работает заблуждение, что компанию нельзя обвинить в пиратстве — ведь она действительно купила лицензионное ПО, зачем же ее проверять?

Но и здесь не все так просто. «Если мы говорим о больших организациях, то, при приобретении лицензионного ПО Microsoft, они соглашаются с правом компании провести аудит программного обеспечения, используемого в организации с привлечением аудиторской фирмы. Это прописано в условиях наших лицензионных соглашений, — пояснил Александр Страх. — И мы как социально ответственная компания это делаем, периодически».

Такая проверка не сваливается на заказчика как снежный ком на голову. Сначала ему предлагается воспользоваться возможностями технологии SAM - Software Asset Management Фактически это перечень шагов, которые позволяют произвести инвентаризацию ИТ-активов предприятия, оценить какое программное обеспечение используется, все ли условия лицензионных соглашений соблюдены и, главное, совпадает ли закупленное ПО с теми бизнес-задачами, которые стоят перед организацией. «Это распространенный способ работы в случаях, когда есть или возможно недолицензирование или перелицензирование, то есть, когда лицензии есть на те программы, которые в работе особо не нужны. И наоборот на жизненно важные программные продукты лицензий не достает», — отметил Александр Страх.

Если по каким-то причинам программа не дает эффекта — наступает очередь аудита. Стоит отметить, что подобная практика применяется не одной Microsoft – свои программы учета лицензий есть у многих крупных производителей софта.

«Защищая свои права на интеллектуальную собственность, правообладатели, среди которых такие крупные международные и российские игроки, как Microsoft, Adobe, 1С, способствуют развитию в стране цивилизованного рынка и развитию честной конкуренции», - отмечает Алексей Черный, менеджер ассоциации производителей программного обеспечения BSA.

«Непредсказуемые» факторы

Человеческий фактор — непредсказуемость действий каждого из сотрудников организации — входит в список рисков, связанных с использованием пиратского ПО. Поэтому даже единичные случаи использования сотрудниками компании пиратский версий могут заинтересовать правоохранительные органы.

Например, если при проверке компьютеров организации обнаруживается пиратское ПО разных правообладателей (например, Adobe Photoshop, Microsoft Windows Server и какой–нибудь модуль 1C –Предприятия), установленное на нескольких ПК пользователей, то это может стать основанием для юридического преследования. И в случае, если суммарный ущерб правообладателей превысит 100 тысяч рублей против ответственных лиц компании может быть возбуждено уголовное дело по статье 146 УК РФ.

Еще один характерный сценарий развития событий – нарушение требований лицензионных соглашений, регламентирующих и распространение и использование ПО. Например, OEM – версии предназначены для установки на новые компьютеры сборщиками компьютерных систем. Однако, есть организации, которые пытаются самостоятельно легализовать уже используемые компьютеры с установленными пиратскими версиями, приобретая для них OEM – лицензии, поскольку этот вариант дешевле. В этой ситуации организация нарушает требования использования OEM-версий, прописанные в лицензионных соглашениях, и, поступая таким образом, руководители организаций сами провоцируют возникновение юридических рисков.

Еще одна типовая ситуация неправильного лицензирования: когда организация закупает ПК с предустановленными версиями операционной системы Windows для домашнего использования, чтобы было подешевле, а затем начинает использовать обновления в рамках корпоративных соглашений. Налицо двойное нарушение условий лицензирования. Это может быть классифицировано как пиратство и наказуемо в соответствии с российским законодательством.

Проверка практикой

Как говорилось выше, оценка серьезности нарушения авторских прав на программное обеспечение может зависеть от разных факторов. И дела, дошедшие до судов, имеют разный исход.

Один из свежих и показательных примеров — дело краснодарского системного интегратора «Орбита». История началась в ноябре 2010 года, когда ГУЭБиПК МВД РФ (на тот момент ОРБ №5 МВД РФ) провело проверку в офисе «Орбиты». Ее результатом стало выявление факта использования нелицензионного ПО — программных продуктов компаний Adobe, Autodesk и Corel, которые были установлены на 46 компьютерах.

Летом 2011 года правообладатели обратились в арбитражный суд с исковыми требованиями о выплате компенсации в двукратном размере стоимости обнаруженных программ, которые были удовлетворены судом первой инстанции, но успешно обжалованы «Орбитой» в кассационном порядке.

В ходе нового рассмотрения дела в Арбитражном суде Краснодарского края производство по делу, длившееся около двух лет, завершилось подписанием мирового соглашения. По условиям этого соглашения «Орбита» обязалась выплатить правообладателям компенсацию за нарушение авторских прав в размере 5,3 млн рублей.

«Наиболее ощутимыми являются гражданские взыскания — те компенсации, которые, в соответствии с Гражданским кодексом, правонарушитель должен выплачивать правообладателю, — подчеркнула Милада Мараховская. — Здесь суммы исчисляются миллионами рублей и иногда заканчиваются для нарушителя закрытием бизнеса».

Так, например, в ноябре 2012 года Прикубанский районный суд города Краснодара постановил: прекратить деятельность индивидуального предпринимателя Чеботарева А.В. в части розничной торговли техническими носителями информации (ст. 1253 ГК РФ). Сотрудники правоохранительных органов Краснодарского края провели проверочные мероприятия в организации Чеботарева и обнаружили 97 компакт-дисков с пиратским ПО нескольких правообладателей. Правообладатели в свою очередь подали совместное заявление в Прокуратуру с просьбой обратиться в суд с требованием о прекращении предпринимательской деятельности. В результате г-ну Чеботареву пришлось не только закрыть свой бизнес, но и выплатить штраф в размере 350 тысяч рублей, а так же получить условный срок на 3 года и 2 месяца.

Впрочем, чаще суды применяют в отношении нарушителей довольно мягкие взыскания, уточнила представитель BSA: «Если мы говорим об уголовной ответственности, то речь, как правило, идет об условных сроках, а реальные сроки отбывания наказания в тех или иных местах заключения назначаются крайне редко».

Один из последних наглядных примеров – дело компании ООО «Стройиндустрия». Руководитель этой чебоксарской компании, 53-х летняя Ольга Александровна Матросова, была признана виновной в незаконном использовании объектов авторского права в особо крупном размере и приговорена к 2,5 годам лишения свободы условно. На компьютерах компании были обнаружены пиратские копии программного обеспечения Adobe, Autodesk и Microsoft на сумму более 2,7 млн руб.

Александр Страх подтвердил, что, по его опыту, в 99% случаев правонарушителям назначаются штрафы и условные сроки. «На самом деле, все равно это серьезно, потому что никто не хочет иметь судимость, никому это не нужно, — уточнил он. — В особо тяжких случаях дают реальный срок, но это происходит нечасто».

Штраф, условный или реальный срок, так или иначе, наносят удар по репутации компании. Особенно неприятные последствия могут ждать тех, кто ведет дела с зарубежными партнерами. На Западе интеллектуальную собственность уважают наравне с материальной, а значит, использование пиратского софта в глазах зарубежных партнеров может выглядеть как обычное воровство.


Самое читаемое сегодня


Категория: Бизнес Новости | |

Подписка на RSS рассылку Пиратская рулетка: победить невозможно


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.