Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Чарльз Берд первый в России владелец пароходов

  • Чарльз Берд  первый в России владелец пароходов
  • Смотрите также:

Через речку Пряжку в Коломне, что на западной приморской окраине в Санкт-Петербурге, перекинут Бердов мост. И вот уже более двух веков живет в России поговорка: «Как дела?» — «Как у Берда. Только труба пониже, да дым пожиже». Но кто же он такой — этот Берд, если вошел даже в поговорку? 

Шотландец по происхождению, он был механиком, инженером, литейщиком, одним из самых удачливых предпринимателей России начала ХIХ века. Чарльз Берд, один из девяти детей Николая Берда, управляющего каналом Форт-энд-Клайд, родился в 1766 году в Уэстертоне, в шотландском графстве Стерлингшир. Его младший брат Хью Берд выучился на инженера. Чарльз получил техническое образование на знаменитом Карронском пушечном заводе рядом с городом Фолкерком, где в 19 лет занял пост контролёра в оружейном отделе. В 1786 году Чарльз (Карл Николаевич) Берд приехал в Россию в качестве помощника Ч. Гаскойна на Александровском пушечно-литейном заводе в Петрозаводске. В 1789 году Ч. Берт был командирован в Кронштадт на строительство чугунно-литейного завода. 

В 1792 году у Чарльза Берда появилась возможность начать собственное дело: вместе с братом он вступил в товарищество с петербургским заводчиком, инструментальным мастером Ф. Морганом, и на его дочери Софии впоследствии женился. Железоделательные мастерские с плавильными печами на западной приморской окраине Санкт-Петербурга, называемой Коломной, на Матисовом острове дельты Невы, были переоборудованы в механико-литейный завод. Вслед за механико-литейным заводом, рядом с ним, начали возникать другие предприятия Берда — лесопильный завод, паровая мукомольня и др. Очень скоро Ч. Берд отделил своих компаньонов и стал единственным владельцем завода. 

Основным двигателем завода стала паровая машина, построенная здесь же. Многие исследователи считают, что это была первая, построенная в России, паровая машина уаттовского типа (машина двойного привода с конденсатором, до этого в России использовались только паро-атмосферные машины). Литейная мастерская была оборудована опрокидывающимися шахтными печами. Для плавки металла использовался кокс, привозимый из Англии, а не древесный уголь. 

Вместе с братьями Берд использовал свой флот грузовых судов и заводские причалы для торговли сахаром и вином. Для этого был проложен специальный тоннель с выходом в районе моста через реку Пряжку. В 1796 г. к литейной мастерской была пристроена корабельная верфь и механическая мастерская, здание завода переместилось в четыре каменных корпуса. В 1800 г. Берд получил разрешение на постройку двух крупных коммерческих судов по чертежам лучшего корабельного мастера Черноморского Адмиралтейского правления Александра Семеновича Катасанова. 

На заводе Берда выпускались как предметы хозяйственного и бытового обихода, так и оборудование для промышленных предприятий. Например, в 1797 г. выпускались утюги, вьюшки, камины, печи для сахарных заводов, коленчатые валы для мельниц, лопасти и другие изделия. Это сказывалось в непрерывном росте выпуска продукции: в 1797 г. было выпущено продукции на 123 336 руб., а в 1800 г. — уже на 151652 руб. К началу XIX века завод перешёл на производство паровых двигателей. В 1800 году на заводе побывал император Павел I, который так был поражен увиденным, что немедленно издал указ для Адмиралтейств-коллегии: «Ввести в употребление по адмиралтейству для облегчения ручных работ... огненную машину малого размера, подобную той, каковая существует на заводах аглицкого купца Берда». 16 февраля 1802 года у заводовладельца родился сын Френсис (Франц) Берд, которому в дальнейшем суждено было стать наследником и продолжателем дела отца. 

В 1813 году император Александр I дал монопольное право на эксплуатацию пароходных судов по всей России на 15 лет американскому изобретателю паровой машины Роберту Фултону. Но Фултон не смог воспользоваться договором, и в течение трёх лет он не ввел в строй ни одного судна. Встал вопрос о создании отечественного пароходостроения. Первое российское паровое судно — родоначальник первых русских пароходов (тогда их называли «стимботы») было построено в 1815 г. на заводе Берда. Создание парохода с позиций сегодняшнего времени представляется не столь уж сложным — изобретателю нужно было лишь соединить то, что давно уже использовалось людьми. 

В статье «Стимбот на Неве» в журнале «Сын Отечества» №38 за 1815 год говорится: «...Берд не построил для приложения паровой машины к судоходству нового судна, а только вделал сию машину в обыкновенную тихвинскую лодку. Снаружи видно, что она имеет палубу с возвышающейся посредине плоскою крышей трюма (в котором находится машина)... По обеим сторонам судна видны дощатые футляры, в каждом из которых движется по колесу... Посреди судна возвышается железная труба диаметром около фута (0,3 м) и вышиною футов в 25 (7,6 м). При попутном ветре труба сия служит вместо мачты для поднятия паруса... Вся лодка имеет в длину 60 (183 м), а в ширину 15 футов (4,6 м) и ходит в воде на 2 фута (0,61 м)». В трюме судна была установлена балансирная паровая машина Джеймса Уатта мощностью в четыре лошадиные силы и частотой вращения вала 40 оборотов в минуту. На бортовые гребные колеса диаметром 2,4 м с 6 плицами движение передавалось через зубчатую передачу. Пароход развивал скорость до 5,8 узлов, то есть, около10,13 км/ч. Однотопочный паровой котёл отапливался дровами. Сажени полуаршинных березовых дров хватало на 12 часов хода. Вода для питания котла подавалась из-за борта специальным насосом, приводившимся в действие от паровой машины. 

Летом 1815 года странное судно бойко двигалось против быстрого течения Невы без весел и парусов. Судно действительно было довольно «чудное» — с двумя большими колесами, крутившимися в водной пене, и высокой трубой, из которой валил дым. Вскоре остряки придумали ему кличку — «судно с печкой». Хорошо разрекламировав новое предприятие, Берд привлек к себе даже внимание царской семьи. 2 сентября 1815 года в круглом пруду у Таврического дворца было устроено катание на судне «Елизавета» царицы со свитой. Восторженные толпы зевак пытались прорваться поближе и во всех подробностях разглядеть необычайное зрелище. 

Берд поставил перед собой цель — основать пароходную линию Петербург-Кронштадт. Ежедневные рейсы судна начались рано утром 3 ноября 1815 г., когда «Елизавета» отчалила от пристани завода Берда на реке Пряжке и пошла вниз по Неве на взморье и пришла в Кронштадт за 5 часов 20 минут. Термин «пароход» (применительно к паровому судну) был впервые употреблен в статье «Первая поездка из Петербурга в Кронштадт и обратно в 1815 году», помещенной в №46 газеты «Сын Отечества» за 1815 год. Автор этой статьи — Петр Иванович Рикорд (1776-1855 гг.) был одним из поборников механизации водного транспорта. В 1816 году Берд построил на своем заводе второй пароход с паровой машиной мощностью 16 лошадиных сил и начал перевозить пассажиров в Кронштадт. А 9 июня 1817 года Берд получил привилегию на исключительное право в течение 10 лет использовать паровые суда в России. 

Пароходы Берда занимались как пассажирскими, так и грузовыми перевозками. Конкуренция между парусными судами и пароходами продолжалась недолго — использование пароходов было намного удобнее и быстрее, таким образом, почти все перевозки оказались в руках Берда. Он за короткий срок построил множество транспортных судов, и на них буксировал товар из Кронштадта в Петербург и обратно, благодаря чему нажил громадное состояние. Начиная с навигации 1817 года регулярные пассажирские рейсы стали совершаться по два раза в день. К 1820 г. в пароходстве Берда было четыре парохода, а к 1835 г. их стало уже 52 (все разной мощности паровых машин — до 300 лошадиных сил). Берд наладил пароходное сообщение между столицей и Ревелем, Ригой и другими городами; его пароходы ходили и по Волге. Исключительная императорская привилегия принадлежала Берду до 1843 года включительно. 

До 1825 года завод Ч. Берда был единственным в России предприятием, который систематически выпускал паровые машины, различные станки и механизмы для нужд всей страны. За этот период на заводе была изготовлена 141 паровая машина. Карл Николаевич Берд в 1811 году был пожалован императором чином обер-гиттенфервалтера VIII класса (чин горного ведомства, соответствует гражданскому чину коллежского асессора и дает право на получение дворянства). В 1817 г. он был награжден орденом Св. Анны II степени и получил следующий чин обер-бергмейстера VII класса (соответствует надворному советнику). 

В номенклатуре завода значились печи для сахарных заводов, коленчатые валы, лопасти и паровые машины. Вот только некоторые основные работы, которые были выполнены на заводе в первые годы его существования: 1808 г. — механизмы для обточки и полировки стекла для Императорского стеклянного завода; 1809 г. — капители из бронзы Казанского собора; 1810 г. — пожарные трубы для С.-Петербургского монетного двора; 1811 г. — токарные станки для Тульского оружейного завода; ограда у Казанского собора; 1813 г. — решётка Обводного канала в Кронштадте; 1818-1820 гг. — две землечерпательные машины для Мариинской системы по заказу Министерства путей сообщения; 1823 г. — конструкции и украшения для Пантелеймоновского, Почтамтского, Банковского, Львиного, Египетского, 1-го Инженерного, Благовещенского мостов; постройка висячих мостов в Санкт-Петербурге; 1824 г. — Почтамский и Пантелеймоновский мосты; 1826 г. — изготовление сфинксов для пристани на Крестовском острове (скульптуры П. П. Соколова); 1829-1834 гг. — выполнение барельефов, украшений, капителей колонны и Ангела для Александровской колонны (за выполнение заказа Берду был пожалован орден Св. Владимира 3-й степени); 1835 г. — отлиты декоративные чугунные ядра для Царь-Пушки Кремля. На этом заводе изготовлялось большое количество металлоконструкций для петербургских мостов и зданий, фонари, ограды, детали декора, рельефы, скульптура. 

Самым крупным заказчиком завода Берда в эти годы стала Комиссия по построению Исаакиевского собора, выбравшая завод Берда главным исполнителем всех работ по металлу. Благодаря заказам на Исаакиевский собор, завод создал «железоделательное» (листопрокатное) производство с молотами, развивающими усилие до 90 пудов и паровым приводом мощностью 80 лошадиных сил. В кузнечном производстве в 40 горнах можно было в течение двух часов расплавить до 24 000 фунтов (около 9,5 т) меди или бронзы и отлить форму длиной до 5 м. Одним из первых на завод Берда от Комиссии по построению поступил заказ на изготовление паровой машины для производства цемента. С 1820 года в основном требовались вспомогательные детали: стержни, связи, накладки на деревянные устройства — настилы, пристани для разгрузки материалов на берегу Невы, приспособления для выгрузки гранитных колонн весом до 120 тонн. К 1821 году О. Монферран уже разработал основные чертежи, известны стали размеры главных элементов конструкций собора. На заводе Берда начали изготавливать бронзовые базы и капители колонн. Над этими элементами трудились до 1832 года. Также на заводе изготавливались металлические детали лесов для установки гранитных колонн. Для перевозки гранитных монолитов и их подъема по наклонным деревянным настилам на заводе Берда были заказаны шесть специальных телег «медведок» грузоподъемностью 600 и 400 пудов (соответственно 10 и 7 т). 

Для организации перевозки гранитных монолитов для колонн Исаакиевского собора Берд построил два парусных судна — «Святой Исаакий» и &la 8000 quo;Святой Петр». В 1821-1824 годах с их помощью было доставлено на строительство 36 колонн, причем перевозка каждой из них обошлась казне в 8000 рублей. После 1824 г. судам стал необходим капитальный ремонт; поэтому Комиссия заказала у Берда два паровых буксира. Будущая колонна погружалась в Питерлаксе на специальную баржу, к ней с обоих бортов были принайтовлены буксиры, и таким образом они транспортировали груз к месту строительства. Специальным распоряжением Министерства Двора Е. И. В. было приказано морской службе пропускать эти суда без досмотров. 

После 1829 года на заводе Берда стали строить более мощные пароходы (до 300 лошадиных сил), и он получил заказ на перевозку морским путем итальянского мрамора для облицовки Исаакиевского собора. В 1825-1832годах на предприятии Берда изготавливают уникальные приспособления для передвижения, подъема и установки гранитных колонн, в том числе блоки большой грузоподъемности, направляющие для канатов, выдерживающие усилие до 20 т, а также устройства поворота колонн. Грандиозные по своему объему работы были выполнены для изготовления железных и чугунных деталей конструкций купола Исаакиевского собора. 

С 1834 года в заказах завода появляется огромное количество кованых стержней для крепления деталей фронтонов и верхних частей колонн. В 1838-1845 годах изготавливались металлические детали для сводов фронтонов и малых куполов. В это же время на меднолитейном заводе заказывается оснастка для 24 колонн барабана купола, приемка которых состоялась в 1837-1838 годах, а также покрытие медными листами внешних конструкций антаблемента. Для транспортировки грузов от пристани на Неве до строительства были созданы рельсовые пути, рельсы для которых также создавались на заводе Берда. Система этих путей была достаточно разветвленной и пересекала городские улицы, поэтому рельсы, чтобы не мешать движению, укладывали на одном уровне с дорожным покрытием, за их состоянием постоянно следили заводские инженеры. 

Таким образом, благодаря Берду в 1839 году в Санкт-Петербурге появился первый городской рельсовый транспорт. Когда монтаж купольных конструкций завершился, заводские специалисты начали изготавливать и монтировать лестницы и переходы внутри купола, готовить окантовку дымовых труб на крыше, оконные переплеты, решетки, по которым перемещались по крыше, устанавливать печи в подвале, громоотводы и многое другое. Для кирпичных стен собора мастера завода Берда изготовили «рольный» (раскатанный до толщины 1-2 мм) свинец, при помощи которого изолировалась кладка от наружной мраморной облицовки. В 1844 году на завод начали поступать заказы на отливку скульптурного убранства для Исаакиевского собора. После освящения и открытия Исаакиевского собора, на заводе выполнялись бронзовые и чугунные отливки и детали убранства памятника императору Николаю I на Исаакиевской площади. 

В заключение хочется вспомнить еще одну историю, которая характеризует человеческие качества Карла Николаевича Берда. В имении Гончаровых «Полотняный завод» с конца XVIII века хранилась бронзовая статуя Екатерины II, заказанная в свое время в Берлине прадедом Наталии Николаевны в честь посещения имения императрицей. Но Гончаровы растратили свое огромное состояние, и Наталья Николаевна оказалась бесприданницей. Мать Натальи Николаевны поставила дату бракосочетания дочери с А. С. Пушкиным в зависимость от продажи этой статуи. Чтобы не откладывать свадьбу, поэт, заложив свое имение в Нижегородской губернии, одолжил Наталье Ивановне Гончаровой 11 тысяч рублей. В 1832 году ему предложили взять в возмещение долга статую императрицы, которую А. С. Пушкин окрестил «бронзовой бабушкой». 

В июне 1832 года поэт через А. Х. Бенкендорфа предложил правительству купить монумент. Несмотря на его высокие художественные достоинства, подтвержденные представителями Академии художеств, правительство не нашло средств на покупку, и в 1836 году Александр Сергеевич продал статую Карлу Николаевичу Берду на переплавку. В то время для строящегося Исаакиевского собора необходимо было большое количество металла, а вес статуи составлял около 200 пудов. Но у К. Н. Берда не поднялась рука отправить на переплавку художественное произведение, и «бронзовая бабушка» простояла во дворе завода Берда на Матисовом острове почти восемь лет, когда там ее случайно обнаружили приехавшие по делам братья Коростовцевы — помещики Екатеринославской губернии. Статуя была выкуплена на собранные по подписке деньги и установлена в городе Екатеринославе на чугунном постаменте. После Октябрьской революции статуя императрицы уцелела, лишь была перенесена во двор исторического музея. Но в ноябре 1941 года, во время оккупации Днепропетровска, бывшего Екатеринослава, бронзовая Екатерина была увезена немцами и переплавлена. 

Карл Николаевич Берд скончался 28 ноября (10 декабря) 1843 года и был похоронен на Смоленском лютеранском кладбище. Там же были похоронены его жена София, сын Фрэнсис (Франц Карлович) и другие члены семьи. Могила семьи Бердов представляет собой готическую часовню, отлитую из чугуна, с мраморным обелиском внутри. Рядом находится еще одно семейное захоронение Бердов. Заводом потом владели три поколения Бердов. Фрэнсис (или Франц Карлович) продолжал дело своего отца. Затем в 1864 году завод перешел к его сыну — Егору Берду, который в 1881 году продал предприятие Обществу франко-русских заводов. Переименованный во «Франко-Русский» завод долго еще называли «бывший завод Берда». Именно сюда в 1916 году пришел для ремонта крейсер «Аврора», а в октябре 1917 года «Аврора» отошла от бывшего завода Берда, чтобы сделать свой исторический выстрел. 

После революции завод был разделен. Кораблестроительная часть отошла к Адмиралтейскому заводу (сейчас в составе объединения «Адмиралтейские верфи»), а меднопрокатное отделение стало самостоятельным заводом, который вошел в объединение «Красный выборжец». С 1946 года впервые в стране здесь был освоен выпуск алюминиевой фольги. В 1989 году завод вышел из объединения и сейчас является акционерным обществом «Фольгопрокатный завод» (с 2002 г. — открытое акционерное общество «Фольгопрокатный завод»). 25 декабря 1997 года на здании административного корпуса заводоуправления по адресу улица Блока, 5, была торжественно открыта мемориальная доска в память основания завода в 1792 году Чарльзом Бердом.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Чарльз Берд первый в России владелец пароходов


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.