Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Где выход для Украины?

  • Где выход для Украины?
  • Смотрите также:

Захотел ли хоть кто-нибудь и где-нибудь в мире получить дубинкой по голове во имя торгового соглашения с США? Это то, о чем мы, как американцы, должны были спрашивать себя все последние дни, наблюдая, как в Киеве избивают молодых украинцев, протестующих против решения собственного правительства не присоединяться к соглашению об ассоциации с ЕС.

Договор, который должен был быть подписан 29-го нобяря, предлагал Украине доступ к самому большому мировому рынку. Но что еще важнее - он поддерживал символическую веру, что украинскую молодежь и представителей среднего класа ждёт нормальная, цивилизованная, европейская жизнь. Когда это ожидание не сбылось, тысячи украинцеввышли на улицы столицы. После того, как некоторые из них были избиты милицейским спецназом 30-го ноября, еще сотни тысяч людей присоединились к протестам на улицах – в Киеве и по всей стране.

Если это революция, то это одна из наиболее основанных на здравом смысле революций в истории. Однако, стремлению многих людей жить нормальной жизнью в нормальной стране противодействуют две фантазии: одна из них сейчас уже исчезнувшая, а другая – чрезвычайно опасная. Исчезнувшая фантазия – это представление о геополитической значимости Украины. Кажется, украинский президент Виктор Янукович (и не только он) уверен: из-за того, что Украина лежит между Европейским Союзом и Россией, каждая из сторон наверняка имеет интерес в контроле над ней, и потому мудрая геополитика должна состоять в настраивании их друг против друга. То, что не приходило ему в голову – это что он имеет дело с двумя совершенно разными видами игроков.

Даже сам факт, что ЕС предложил подписать соглашение об ассоциации, был результатом усилий, которые настойчиво прилагались европейскими лидерами с творческим подходом (Карлом Бильдтом из Швеции и Радеком Сикорским из Польши) для того, чтобы получить поддержку у стран-участниц, и чтобы были удовлетворены люди из сотен заинтересованных групп.

Янукович, видимо, считал, что ему просто нужно попросить ЕС отстегнуть денег – по той же логике, по которой денег предлагал Путин. Это и есть момент превращения цинизма в детскую наивность. ЕС не будет предлагать кредиты, пока в Украине не пройдут законодательные реформы, как того требует Брюссель.

Не похоже на правду и то, что Путин предложит большие суммы до согласия Януковича присоединиться к Евразийскому союзу, проект которого продвигается Россией, а это будет означать приближение к завершению власти Януковича, ибо будет вести к окончанию украинского суверенитета. Очевидно, что ни один из глобальных финансовых рынков не рассчитывает на поддержку со стороны России. Без денежной помощи с какой-либо из сторон, скорее всего, Украина будет переживать отрицательные темпы экономического роста в 2014-м, что, кроме всего прочего, еще больше уменьшает шансы Януковича на переизбрание в 2015-м. (То, что он улетел в Китай в самый разгар протестов, имеет свой смысл. Если он хочет окончательно распилить свою страну на части, то китайцы заинтересованы в наиболее важном активе Украины: ее сельскохозяйственных землях).

Что касается опасной фантазии – это российское представление, что Украина, на самом-то деле, вовсе не отдельная страна, а что-то вроде младшего славянского братца. Таково наследие почившего в бозе Советского Союза и проводившейся в 1970-х политики русификации. Какого-то реального исторического обоснования у него нет: вся восточнославянская государственность возникла на том месте, где сейчас находится Украина, и затем скопирована в Москве, а ранняя Российская Империя была крайне зависима от притока образованных жителей Украины.

Политика памяти, конечно, имеет мало общего с историческими фактами. Неудивительно, что Путин считает удобным игнорирование реального регионального конкурента России - Китая, и играет на российском чувстве собственного превосходства в Восточной Европе, связывая Киев с Москвой. Но у этого шага есть свои риски, которые Путину теперь придется принимать во внимание. После всего произошедшего, как он может быть уверен в том, кто на кого повлияет? Если Украина может быть демократией, то почему Россия – нет? Если в Украине возможны массовые протесты, то разве это невозможно в России? Если Украина может стать европейской, то почему бы этого не сделать России?

По российскому телевидению (людям, которые его еще смотрят) сообщают, что протесты в Украине – дело рук тех, кому за это заплатили Швеция, Польша и Литва. То, что беспокоит в подобных предположениях – они создают предлоги для возможности дальнейших вмешательств. Если Запад таким образом уже присутствует, тогда, тем более, и Россия должна. Если Янукович собирается объявить режим чрезвычайного положения, то держать страну под контролем, почти наверняка, ему не удастся. Можно рассчитывать, что спецназовцы из Беркута изобьют протестующих еще несколько раз, но поведение обычной милиции вкупе с украинской армией куда менее предсказуемо.

В некоторых докладах уже говорится, что милиционеры поддержали протестующих, во всяком случае – в западной части страны. Если Янукович испробует силовой путь и потерпит неудачу, то Путин сможет заявить, что военное вторжение России просто необходимо для сохранения порядка. Это будет наихудшим из всех возможных последствий – для Украины, разумеется, но, возможно, в первую очередь для России. Присоединение украинских земель к СССР повлекло за собой невообразимое насилие,  длившееся на протяжении десятилетий. Если Россия вздумает отправиться в еще одно вооруженное приключение в Украине, оно, скорее всего, окажется полностью провальным - по всем причинам сразу.

Российские солдаты не смогут, говоря метафорически, открыть рты настолько широко, чтобы откусить себе территорию, где люди говорят на языке, столь похожем на их родной, и при этом – как им говорят – тоже их братья-славяне. Украина, со всеми ее политическими разделениями, всё же единая страна с большой армией, народ которой верит в суверенитет. Вторжение России вызовет кровопролитие в масштабах, которые печально знакомы жителям этой части мира.

Разумеется, простое желание мира, и видение того, что мир достижим – вот причины того, что Европейский Союз настолько притягателен в глазах Киева и всего мира. Что еще может быть сделано сейчас, чтобы мир и процветание стали реальнее в ближайшем украинском будушем? У протестующих есть несколько возможностей. Заставить своих собственных чиновников силой подписать торговые соглашения они не могут. Выразить недоверие текущему правительству - такая попытка уже была и окончилась неудачей. Выборов на горизонте пока не предвидится и Янукович совершенно не заинтересован в них – по крайней мере до тех пор, пока не будет заключена некая сделка.

Что бы сейчас не происходило, о президентстве Януковича будут вспоминать как о бедствии. На юге и на востоке страны у него больше поддержки, чем где бы то ни было, но нигде она не достаточна для его гарантированного переизбрания на столь высокую должность. Собственно, его шансы зависят от применяемых им уловок: одна потенциальная оппонентка, Юлия Тимошенко, в тюрьме; другой, Виталий Кличко, практически устранен от выборов законом, разработанным очевидно для этой цели).

Если бы Янукович был готов отказаться от власти сейчас, это было бы куда менее рискованным, чем ожидание выборов еще дольше года, и поражение на них. Их победители, возможно, не смогут гарантировать безопасность ему и его состоянию – по крайней мере настолько, насколько это возможно сейчас. Впрочем, непохоже, чтобы он был готов оставить свой пост. Это, разумеется, если не принимать во внимание тот выход, который предлагается Конституцией Украины. Парламент может ликвидировать сильную президентскую власть.

Система более традиционной парламентской демократии, при которой президент играет скорее символическую и церемониальную роль, а настоящим представителем исполнительной власти является премьер-министр, намного действеннее применительно к интересам страны (и, разумеется, парламентариев). В целом, государства с подобной формой правления были более успешными в демократических изменениях. Подобные конституционные преобразования в Украине позволят Януковичу остаться и сохранить лицо, при этом давая возможность его фактическому преемнику – следующему премьер-министру – шанс освободить Тимошенко и подписать соглашение об ассоциации с ЕС.

При подобном сценарии Янукович сможет покинуть сцену как государственный деятель, не опасаясь преследований со стороны преемника, обладающего той же чрезмерной властью, что была и у него самого. ЕС (как и США) должны поддерживать диалог, который может увенчаться подобными результатами. Лидеры западных стран обязаны также осудить насилие и рассмотреть персональные санкции в отношении тех, кто стали (или еще станут) ответственными за избиения людей, участвующих в мирных протестах.

ЕС также должен вкладываться в то, что, в конечном итоге, не может не стать выигрышным: в молодежь. Возможности безвизовых поездок и высшего образования не столь драматичны, как тайные совещания и показанные по телевизору избиения, но именно они могут быть решающими при выборе будущего курса страны. Сейчас все заинтересованные стороны должны делать все от них зависящее для того, чтобы дальнейшие обсуждения не соскальзывали с тем свободной торговли, свободы слова и мирных собраний на какие-либо другие. Украинские геополитические фантазии уже исчерпали себя, представления России об Украине как части сферы её славянского влияния – возможно, еще не до конца.

Очевидно то, что Путин достаточно осторожен, чтобы на самом деле верить в какую-либо сказку о братской помощи. Но стоит сделать всё, чтобы он и думать об этом перестал.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Где выход для Украины?


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.