Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Сёла Приамурья: жизнь после потопа

  • Сёла Приамурья: жизнь после потопа
  • Смотрите также:

Нынче большая часть Хабаровского края под снежным покровом. По прогнозам синоптиков, этот снег уже не будет таять - в ближайшее время ожидаются похолодание и усиление шквального ветра, что обычно при ледоставе на Амуре. Как же встретили фактическое наступление зимы сельские жители Хабаровского края, пострадавшие от наводнения, и те, кого чаша сия миновала?

НАНАЙСКИЙ РАЙОН расположен в центральной части Хабаровского края на Средне-Амурской низменности - это идеальное место для затопления в результате крупного паводка, не говоря уж о таком историческом рукотворном максимуме, который случился минувшим летом.

Найхинское сельское поселение Нанайского муниципального района состоит из четырёх частей: сам Найхин, посёлок Сплавной Участок, село Хаю (Таёжное) и село Даерга. Проживают здесь около 1700 человек. Всего от потопа пострадали 65 домов и около 500 огородов. Большая часть пострадавших жителей к настоящему времени получила единовременные компенсации, выплату за утрату имущества и урожая. Впрочем, как сообщили в администрации села, при получении компенсации возникли определённые проблемы: многим придётся восстанавливать не только жилой дом, но и ремонтировать фундамент. А как обойтись без унесённых водой хозяйственных построек? Где-то надо хранить дрова, сельхозинвентарь, держать скотину и птицу? Почему-то установленные нормативы не относят не только эти объекты, но и фундамент к предметам первой необходимости. В итоге желающие получить финансовое подспорье вынуждены обращаться в суд. Правда, как показывает практика, большая часть судебных исков решается в пользу пострадавших. И всё же селяне, потерявшие в бурных потоках амурской воды значительную часть имущества и встречающие суровую зиму в трудах по налаживанию более-менее сносной жизни, вынуждены обивать пороги разных кабинетов.

К слову, перебоев с продовольствием в Найхинском сельском поселении не наблюдается, но это за счёт гуманитарной помощи.

Немалые трудности существуют с восстановлением дорог и снятием защитных дамб. В период наводнения дамбы возводили на въезде в село Даерга, а также в посёлок Сплавной Участок. Но сооружавшие их рабочие так и не получили зарплату, и неизвестно, когда получат. Во время наводнения роль дамбы у села Даерга сыграла дорога, которую отсыпали высотой до двух метров. Естественно, дома вдоль неё оказались внизу. Поэтому местные жители вынуждены подниматься по насыпи на четвереньках. Учитывая выпавший снег, это занятие не из приятных.

В другом селе Нанайского района - Дубовом Мысе - то же самое. Пострадавшие до сих пор ожидают выплаты компенсаций за погибший урожай и средств, необходимых для ремонта жилья. В проекте также постройка домов для тех, чьи жилища признаны непригодными для обитания. Речь идёт о строительстве в сёлах, расположенных на высокой местности (с. Троицкое, с. Маяк). Людям, оставшимся без крыши над головой, в начале осени были предложены комнаты в общежитиях сёл Троицкое и Джари. Условия оказались вполне сносными, но всё-таки люди надеются поскорее вселиться в свой дом.

В Дубовом Мысе, как и в Найхине, населению были предоставлены тепловые пушки для просушивания жилищ, и к настоящему времени эта работа окончена. Но возникает немало вопросов о сроках решения жилищной проблемы для тех, кому нанесён максимальный ущерб. Хватит ли 30 тысяч рублей на покупку одного квадратного метра жилья? Ведь средняя стоимость его в крае в начале года составляла примерно 65 тысяч рублей, а после паводка цена стремительно поползла вверх. Естественно, существуют муниципальные нормативы. Тем не менее возникают большие опасения относительно того, смогут ли местные власти, располагающие крайне ограниченными ресурсами, предоставить жильё именно по официальным, а не по рыночным ценам. К тому же нужно дождаться полного окончания государственных выплат. Теперь пострадавшие находятся в руках не природной, а рыночной стихии и чиновничьей волокиты. Сумеют ли они спастись от неё?

Выяснилось, что с трудностями при подготовке к зиме столкнулись не только жители районов, пострадавших от наводнения, но и те, чьи населённые пункты находятся вдалеке от Амура и потопом не были затронуты.

Марина Голубкова была избрана 8 сентября главой поселения Сита при поддержке КПРФ. Своё избрание она объясняет тем, что прежний глава, «единоросс», за два срока исполнения своих обязанностей полностью продемонстрировал «созидательный потенциал» своей партии и окончательно утратил доверие селян. После восьми лет «стабильности» новой главе досталось поистине тяжёлое наследство.

Посёлок Сита расположен в районе имени Лазо и от райцентра находится в 40 километрах. Но у многих жителей создаётся впечатление, что эта дорога скорее отделяет их от мира, чем соединяет с ним. Причина тому - не только качество дорожного покрытия, но и качество жизни селян.

В советские годы жители Ситы работали на лесных промыслах, железной дороге и военных складах, а государство обеспечивало не только их полную занятость, но и уверенность в завтрашнем дне. Начиная с 1991 года село стремительно деградирует. Новые, «демократические» времена принесли жителям Ситы безработицу и грустную перспективу: существовать на нищенское пособие или уезжать в Переяславку или Хабаровск. Люди старшего и среднего возраста остаются, пытаясь выжить, а вот молодёжь бежит без оглядки.

Из окрестностей Ситы вывозят лес-кругляк - местной переработки древесины нет. В посёлке работают три коммерческих магазина, однако их трудно назвать производством. Да и продавцы трудятся за 8-9 тысяч рублей. Пенсия у оставшихся стариков примерно такая же. Но власть упорно утверждает, что средний размер зарплаты в крае составляет 27 тысяч, а пенсии - 12 тысяч рублей. Может быть, кто-то и получает такие деньги, но только не в Приамурье. Между тем машина дров стоит 8 ты-сяч рублей. А таких машин за зиму на отопление дома нужно минимум три или четыре. О газификации села и речи не идёт - баллоны пропана как покупали, так и покупают. Водопровода тоже нет. Кто-то может себе позволить пробурить скважину, но остальные пользуются колодцами, вода в которых едва ли соответствует санитарным нормам. Какое может быть соответствие, если в колодцах порой находят погибших домашних животных?

Инфраструктура Ситы - на самом низком уровне. Очисткой дорог занимаются сами жители: каждый скребёт участок дороги напротив своего дома, а при сильном снеге трудятся сообща. Освещение по существу отсутствует, улицы посёлка - это улицы разбитых фонарей. Местный мост имеет такое покрытие, что, возвращаясь вечером домой в абсолютной темноте, люди ломали ноги, попадая в его прорехи.

Посёлок относится к числу криминальных, но чего можно ожидать от богом забытого места, где нет не только уличного освещения, но и постоянного участкового? Какая уж тут профилактика правонарушений!

Ближайшая пожарная часть находится в Переяславке, и пока огнеборцы доберутся до Ситы по разбитой дороге, то вместо дома останется одно пепелище. Идти же погорельцам некуда.

Здравоохранение в селе на дореволюционном уровне.

- Когда власть хвалится, что разработала программу поддержки сельской медицины под названием «Земский доктор», я сразу вспоминаю булгаковские «Записки земского врача», - делится своими впечатлениями Марина Голубкова. - В нашем здравпункте работают один фельдшер и несколько медсестёр, но пункт действует непостоянно. Фельдшер - такой же человек, который может болеть и у которого случаются свои несчастья. Но заменить его некому. И арсенал у него небольшой. Стоматологического кабинета вообще нет - всем приходится ездить в райцентр или в Хабаровск. Для экстренных случаев есть одна машина «скорой помощи», но и она в аварийном состоянии. Поэтому болеть в Сите не рекомендуется. В посёлке есть небольшая школа, детей в ней учится немного. Детского сада вообще нет. И администрация не была этим обеспокоена до тех пор, пока простой житель посёлка Евгений Лупин не обратился в краевую администрацию, которая и приняла решение о строительстве садика. В скором времени строительство будет завершено, но и здесь препятствие: говорят, что месячная оплата пребывания ребёнка в саду составит 5 тысяч рублей. Может быть, по меркам объявленной средней краевой зарплаты в 27 тысяч это и немного, но для селян сумма неподъёмная.

Какую программу развития села подготовила новая глава поселения и чем она отличается от практики действующей власти? По словам М. Голубковой, переломить ситуацию в крае поможет новая расстановка приоритетов.

- Власть много говорит о поддержке фермерства, но её потуги что-то изменить в корне неправильны. Кредитами, которые под бешеные проценты дают фермерам, невозможно полноценно развивать хозяйство. Меры же поддержки сельхозпроизводителей - всего лишь капля в море тех проблем, которые нужно решить. Да и наладить высокотехнологичное производство нельзя без соответствующей техники, специальных знаний, инфраструктуры. Откуда всё это у отягощённых кредитами крестьян? Между тем «руководство свыше» совершенно забывает о другой форме хозяйствования - сельскохозяйственных артелях, то есть коллективных хозяйствах. При грамотной постановке дела и соответствующей государственной поддержке они могут не только дать сельчанам работу, но и обеспечить край качественными продуктами. Чтобы поддержать владельцев личных подсобных хозяйств, к которым отношусь и я, необходимо также вспомнить и потребительскую кооперацию. В своём хозяйстве я держу гусей, индюков, свиней, кур, кроликов. Хорошо, что односельчане обеспечивают стабильный спрос на продукты моего хозяйства, и поэтому проблем со сбытом не возникает. Но если посмотреть на перспективу? Или взять других, менее удачливых производителей? Власти Хабаровска сделали хорошее дело, организовав около здания института физической культуры ярмарку с предоставлением бесплатных мест сельским производителям. Вот только ярмарка эта работает раз в неделю. К тому же, чтобы доехать от Ситы до Хабаровска и вернуться обратно, нужно истратить 1000 рублей на горючее для автомобиля и два часа времени в одну сторону. Это очень хлопотно и накладно. Если бы вместо этого организовать сеть заготовительных контор потребительской кооперации, как было в советское время! Заготовители приезжали бы сами и скупали продукцию, причём по хорошим ценам. Но нынешнему государству, наверное, не нужен такой исторический опыт.

Поэтому хочется пожелать Марине Голубковой успехов в восстановлении родного посёлка, но не только от наводнения пострадавшего, а и от капиталистических реформ. А жителям Нанайско

Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Сёла Приамурья: жизнь после потопа


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.