Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Алла Пугачева спасла Киркорова после смерти матери

  • Алла Пугачева спасла Киркорова после смерти матери
  • Смотрите также:

Леонид Дзюник – человек в шоубизнесе известный. В свое время он стоял у истоков основания группы «Тату», работал с Филиппом Киркоровым и группой «Смэш». В эксклюзивном интервью Дзюник откровенно рассказал, из-за чего расстались «татушки», как Иван Шаповалов смог победить смертельную болезнь и где черпает силы Филипп Киркоров. 

– Леонид, как вы считаете, почему «татушки» распались?

– Они расстались уже без меня, я к тому времени ушел от них. Насколько знаю, там случились проблемы у Юли с их продюсером Ренским. Когда человек знает, как нужно делать правильно, с ним очень сложно. Это как в цирке: если тигр укусил дрессировщика и попробовал вкус крови, его невозможно остановить: он все равно будет охотиться за ним. Весь подъем «Тату» происходил на глазах у девочек. В то время группой занимались семь-восемь человек. Юля все это видела. И когда потом ей начинали говорить, что так неправильно, что нужно делать по-другому, у

Волковой автоматически возникал протест. А Борис – человек, который очень любил давать указания и рекомендации. При этом не особо разбираясь в проблеме. Юля начала возмущаться, протестовать – это вполне объяснимо. И вскоре я узнал, что они расстались. С «Тату» работать было безумно интересно. Я жестко следил за тем, чтобы девчонки ничем противозаконным не занимались. На гастролях мы получали четыре ключа от их комнат.

По одному – у девочек, еще по одному – у меня и у службы охраны. Мы могли в любой момент зайти в их комнату. Да, я их штрафовал за курение – по 100 долларов за сигарету. Однажды мы летели на Камчатку. Перелет долгий, 11 часов. Смотрю, девчонки бегут в туалет. Спрашиваю: «Девчонки, вы куда?» Тут Ленка показывает коробочку со средствами гигиены. Через час все повторяется. Я говорю: «Лена, дай коробочку посмотрю». Начинаю разглядывать содержимое, а там лежат сигареты. Конечно, я понимал, что они курят. Но главное, чтобы не видели фанаты.

– Фактически «Тату» расстались с Иваном после конфликта «Поднебесной». Говорят, что там происходили страшные вещи…

– Я ушел за месяц до начала проекта «Поднебесная» и начал работать со «Смэш». Ваня тогда был в определенной эйфории, у него появилось много «друзей», которые хотели тоже попробовать работать с группой. Я считаю, что он слишком активно повелся на их предложения. Плюс появились страшные люди, которые настраивали Ваню на волну неконструктивной работы. И он фактически забыл о группе «Тату». Ваня изначально говорил, что в альбоме «Поднебесная» должно быть по одной-две сольные песни Юли и Лены. Он уже тогда готовил их к сольным проектам. Ведь все прекрасно понимали, что невозможно группу «Тату» держать долго на таком максимальном подъеме – белые трусики, короткие юбочки, целующиеся на сцене нимфетки.

– В свое время популярность у группы была огромная. Правда, что на жизнь девочек покушались?

– Да. Это произошло в Питере. Перед песней «Мальчик-гей» на сцену мы приглашали парней и девушек из зрительного зала и предлагали им целоваться друг с другом, дарили сувениры... Во время концерта в Питере на сцену вышли ребята, и начальник службы безопасности заметил, что у одного из них что-то блеснуло в руке.

Оказалось, это перочинный нож. Мы подскочили, вырвали нож и утащили его со сцены. В этот вечер у Юли произо-шла страшная истерика, а Лена и вовсе потеряла сознание. Очень много людей писали: «Из-за вашей группы моя девушка стала лесбиянкой. Я вас зарежу». Однажды приехали на выступление. Оказалось, подмосковная дача в лесу. Выступали в зале. Зрителей – всего человек двадцать, среди них только три женщины. Весь наш персонал местная охрана вывела. И меня пытались вывести, но я сказал, что не могу уйти. У нас ведь на сцене шесть несовершеннолетних девочек – все что угодно могло произойти. Затащат девчонок на второй этаж – и что делать?

Меня в лучшем случае оставили бы калекой, а если б грохнули? К счастью, ребята оказались на удивление порядочными. Попросили исполнить дополнительно три песни, Юлька даже с кем-то потанцевала. Но стресс был жуткий – не передать словами. Я, когда сели в машину и выехали на трассу, предложил: «Ребят, давайте заедем в ресторан и напьемся. А то сердце разорвется на куски».

– Почему, по-вашему, у девчонок не получились сольные карьеры?

– Мне кажется, что их не воспринимают поодиночке. Сейчас по прошествии стольких лет их снова хотят видеть вместе. У них есть сольные программы. Но я боюсь, что их новые песни воспринимают с большим трудом.

– С Ваней Шаповаловым часто видитесь?

– Виделись, когда с ним случилась беда. Мы были у него в гостях. Когда он лечился, я узнавал у его супруги и сына, как обстоят дела. Мне сказали, что сейчас Ваня поправился. Он ищет проект, который сможет продюсировать.

– Лена Кипер – автор песен «Тату» – утверждает, что у Вани был не рак мозга, а другое, менее сложное заболевание.

– От Лены Кипер можно услышать все что угодно. У Вани была онкология. Но болезнь побеждена.

И врачи изначально говорили, когда взяли все необходимые анализы, что он расположен к выздоровлению.Что касается Вани, то можно много всего говорить об этом человеке, я знаю его давно. Да, он неординарный человек.

Да, может, он и увлекался чем-то таким, что не всегда приемлемо в нашем обществе. Но в нем никогда не было ни предательства, ни подлости. Он не мог заболеть так, чтобы наступил конец. Он не сделал ничего такого для людей, что могло бы повлиять на его физическую смерть. Он – величайший, талантливый человек и до сих пор остается для меня эталоном продюсера. А Лена Кипер будет умирать в муках.

– После «Тату» вы стали работать с группой «Смэш». Какими вам запомнились Влад и Сережа?

– Сережа всегда был сам по себе. Он очень осторожный, избирательно общался с людьми, трепетно относился к дружбе. Владик совсем другой: очень открытый парень, веселый, жизнерадостный.

– Несколько лет назад вы с Лазаревым поссорились, когда рассказали о личной жизни его окружения. Успели помириться?

– Фактически мы с ним и не ссорились. Я всегда относился к Сереже по-доброму. Он талантливый и очень одинокий. Такие люди не могут вести себя как рубаха-парень. Он много работает над собой. Посмотрите шоу «Универсальный артист», в котором недавно он участвовал. У Лазарева все профессионально: каждая песня, каждое движение... Но того, что он взял направление на английский язык, я не понимаю. Он русский парень, к тому же для нашей страны, где знание английского заканчивается за МКАДом, с таким репертуаром очень трудно.

– После той истории он вам не звонил?

– Нет, не звонил. Мы однажды виделись на дне рождения у Филиппа Киркорова. Но он прошел мимо, даже не поздоровался. А с Филиппом мы общаемся до сих пор. Работать с ним, конечно, было тяжело: он очень требовательный к себе и к своей команде. Все время находишься в напряжении. У Филиппа очень жесткий график.

Он выкладывается на сцене на все сто процентов. Таких людей на нашей эстраде больше нет. После концертов, если Филипп не сильно уставал, мы порой заезжали в ресторан, и он мог, сидя за столом, для друзей еще попеть. А бывало, что на концерте публика тяжелая, как вампиры, вытянули из него всю энергию. Помню, в Америке мы с организатором поднялись к нему, а он открыл дверь и говорит: «Я как выжатый лимон, не могу ничего делать».

Тогда наш организатор предложил поменять билет на утро, чтобы он смог отдохнуть. После работы с ним я понял: Киркоров просто пахарь, он себя не жалеет.

– Как вы считаете, он до сих пор любит Аллу Пугачеву?

– И до конца жизни будет любить. Алла стала для него особым человеком. Когда у Филиппа умерла мама, в этот момент ему необходим был близкий и родной человек рядом. Алла им стала. У них были такие доверительные отношения. Вы не поверите, мы ехали однажды после концерта в Израиле в машине. Смотрю, Филипп звонит Алле в Москву и рассказывает: «Аллусечка, было то, было так, тот человек тебе привет передавал». На следующий день едем на концерт, и он опять звонит Алле. Я думаю, что и до сих пор так же происходит.

– Галкина в тот момент на горизонте еще не было?

– Галкин уже появлялся. У меня такое ощущение, что Галкин был всегда. Мы были на Украине на гастролях. А в этот момент в Москву приезжала Уитни Хьюстон. Алла уже жила в гостинице «Балчуг». Я прилетел к Филиппу в Одессу, мы едем в машине, и я говорю: «Сегодня была передача, показывали, как приехала Уитни. А в этот момент Алла с Галкиным уехали куда-то. И Алла с ней не пересеклась». Я просто Филиппу рассказал новость. А в этот момент организатор гастролей с таким возмущением говорит мне: «Лёня, ну что ты такое рассказываешь, Филипп же ревнует!» На самом деле у меня даже в мыслях не было, что может что-то произойти. Помню, Филипп тогда заулыбался и говорит: «Алла мне говорила, что они с Галкиным едут обедать». Филипп многое взял у Аллы: и чувство хита, и творческое сумасшествие в хорошем смысле этого слова. Эти люди повенчаны с музыкой.
Лёша Воробьев, с которым я сейчас работаю, такой же. У него каждый день расписан по минутам. Пишет песни, работает в студии, занимается фитнесом и еще на девчонок времени хватает. Сейчас он восстанавливается после той страшной аварии. Иногда мы просим на съемках, чтобы камера снимала его справа. Левая сторона была у него парализована. Что подкупает в этом мальчишке – что он всегда спросит совета.

– Это не вы посоветовали ему после Евровидения сцепиться с Лазаревым?

– Нет, что вы! Мы не ожидали, что во время оглашения результатов будут транслировать звук. А что посоветовал Лазарев Воробьеву? Показать? Один фотограф, который делал фотосессию с Лёшей в стиле ню, сказал мне: «После фотосессии с Алексеем у меня возник комплекс неполноценности в мужском плане». Когда Лёша выступает, женщины от него без ума.

– А что за история у вас случилась с Нонной Мордюковой?

– Был концерт Юлиана, мы сидели в кафе после его выступления, выпивали. В этот момент Нонна Викторовна засобиралась домой, и я вышел ее проводить. Я всегда воспринимал ее как величайшую актрису. Мы были выпивши, и я, зная ситуацию в ее семье, спросил: «Нонночка Викторовна, что такое смерть сына для матери, по-вашему?» Она повернулась и сказала: «Лёня, это плата за грехи!» Мордюкова была очень простая, открытая, в ней не было никакого пафоса. Такая же и Гурченко была в жизни.

– А почему нынешние актеры ведут себя по-другому?

– Потому что они все бездарные. Разве это не видно?

– Вы довольно близко были знакомы с Анни Жирардо.

– Да. Мы познакомились почти случайно. Компания, в которой я работал, организовывала фестиваль, на который приехала Анни. Для меня она величайшая актриса всех времен и народов. Тогда впервые объявили, что у нее болезнь Альцгеймера. С ней рядом были два помощника: один из них – Валерий из Белоруссии. Это была наша первая встреча. Потом мы готовились снимать фильм «Воротилы». По сюжету там должен был быть журналист, и я предложил ввести на эту роль Анни. Как будто она приехала из Франции, чтобы взять интервью. Анни согласилась.

Приехала на съемки. У нее был юбилейный год – 75 лет. И мы предложили ей отметить праздник в России. Было очень весело! Через полтора года я был в Париже. В этот момент дочка уже отправила ее в дом престарелых.

Когда Валера за ней ухаживал, заставлял ее есть, гулять, вспоминать какие-то моменты из жизни, с ней все было хорошо. Она жила. Но тут дочка вдруг отвозит ее в дом престарелых. Там, конечно, условия сказочные – лес, горы.

У Анни была отдельная комната. Но с ней никто не работал, она была предоставлена сама себе, а для человека с таким диагнозом это фактически приговор. Анни стала угасать на глазах, у нее сломалась верхняя челюсть. Мы приехали, я присел рядом с ней, и вдруг она говорит: «А я тебя знаю». То есть она все помнила и понимала! И если бы не дочь, которая очень часто заглядывала на дно стакана, может быть, она еще пожила бы. С ней произошло то же самое, что потом случилось и с нашей легендой – Марией Пахоменко.

Читайте также:

Филипп Киркоров еле держится

Киркоров опозорил Заворотнюк


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости Шоу бизнеса | |

Подписка на RSS рассылку Алла Пугачева спасла Киркорова после смерти матери


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.