Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Исторические мифы о Руси

  • Исторические мифы о Руси
  • Смотрите также:

Или чем опасен политический миф норманизма?

Как известно, войне традиционной сопутствует война информационная, в русле которой используются особые информационные технологии для обработки общественного мнения, как в собственной стране, так и за ее пределами. Феномен информационных войн явно обнаруживается в истории западноевропейской общественной мысли уже в возрожденческой Италии и затем продолжает свое развитие на протяжении всего периода складывания национальных государств в Западной Европе. Так что традиция информационных войн на Западе имеет весьма почтенный возраст.

Особого внимания заслуживает тот факт, что первым и в дальнейшем первейшим оружием информационных войн в западноевропейской традиции сделался исторический материал: очернение или принижение исторического прошлого другого народа, преувеличенное возвышение собственного прошлого, феномен выдуманной древности для обоснования собственного исторического права на те или иные ценности, например, на территории.
 
Именно такого качества был информационный продукт о шведо-гипербореях, созданный шведскими придворными идеологами в разгар Смутного времени для обоснования исторического права шведских королей на восточноевропейские земли с древнейших «гиперборейских» времен. Его естественным продолженем была политически корректная выдумка П.Петрея о шведо-варягах. Поэтому ничего удивительного нет в том, что развитие этих сюжетов получило особый приоритет в Швеции в обстановке после Столбовского мира, которым, как известно, завершилась русско-шведская война, и по которому Швеция отторгала русские города Ивангород, Ям, Остров, Копорье, Корелу, Орешек с уездами и всю Неву, а русские оказались отрезанными от Балтийского моря и потеряли исконное право свободной торговли через Балтику с рынками Западной Европы.
 
Шведские подданные получили возможность скупать русский хлеб в Балтийских портах по низкой цене и затем перепродовать его на амстердамской хлебной бирже по западной цене. Разница получалась десятикратной, так что шведские подданные имели хороший бизнес. Прибавьте сюда шведскую таможню в балтийских портах. Как писали исследователи данного вопроса, фискально-паразитическая эксплуатация североевропейской торговли была одним из главных источников доходов шведской казны этого периода. Таким образом, шведская корона обирала русскую торговлю хлебом и чеканила талеры из свежего балтийского ветра.
 
В этой обстановке было очень важно подтвердить, что варяги были одним из предков шведов, которые в далекой древности якобы всё завоевали и организовали в Восточной Европе и собирали дань с восточноевропейских славян. Да, дескать, мы обираем сейчас русскую торговлю хлебом, так мы и всегда здесь деньги собирали, ещё в те далекие, варяжские времена. И вообще, шведские короли были здесь еще во времена гипербореев.
 
Историческое «освоение» Восточной Европы шведскими историками шло полным ходом в течение всего XVII века. В 1671 г. (в 1672 г. на латыни в Германии) была опубликована «История десятилетней шведской войны» Юхана Видекинда, куда была включена сфальсифицированная речь Киприана, где тот якобы говорил о Рюрике из Швеции, хотя в действительности было сказано о Рюрике, родословием связанного с Римской империей. Сфальсифицированная речь Киприана сыграла важнейшую роль в распространении политического мифа норманизма в XVIII веке.
 
В промежуток времени от Столбовского мира до завершения Великой Северной войны в течение ста лет в Швеции было выстроено практически всё, что мы встречаем в работах норманистов, и всё это, как сейчас говорят – конструктивы, т.е. иными словами, выдумки.
 
Первый конструктив – о варягах и Рюрике из Швеции из сфальсифицированного протокола встречи и рудбековских «причуд фантазии».
 
Второй конструктив – о норманнах из Скандинавии. Западные хроники по истории Западной Европы с конца VIII в. по начало XI в. полны описаний масштабных военных действий, которые осуществлялись теми, кого они называли норманнами – северными людьми. Норманнские походы представляют из себя военные оперции, вполне сравнимые с операциями на западном фронте во время Второй мировой войны. Вот этих-то норманнов сначала Моллер, а за ним и другие «обобществили» в пользу некоей скандинавской истории. Выдуманные норманны-скандинавы заслонили от нас историю норманнских походов во всей полноте. Военные действия норманнов были слишком масштабны, чтобы координироваться, финансироваться, обеспечиваться малолюдным населением стран Скандинавского полуострова. За этими походами в качестве координатора стоял еще кто-то. В пояснение позволю себе провести параллель с нашими днями. Например, на территории Западной Европы какой-либо крупный военный организатор – Евросоюз или НАТО – проводят военные операции, в которых участвуют силы многих стран, в том числе и скандинавских стран. Но представить, что операции общеевропейского масштаба могли бы быть обеспечены только силами стран Скандинавского полуострова, невозможно. Так же было и более тысячи лет тому назад. Так что среди норманнов выходцы со Скандинавского полуострова, безусловно, были, но только скандинавами состав норманнских войск ограничиваться не мог.
 
Третий конструктив – о викингах как скандинавах был создан позднее и, в отличие от первых двух, был создан коллективным трудом шведских, датских и норвежских поэтов-романтиков и общественных деятелей начала XIX века. Собственно, слово викинг означает пират. Оба слова в скандинавских языках заимствованные: «пират» – из латыни, а «викинг» ранее всего, с VIII века отмечается в старофризском, староанглийском языках, в ирландском именослове. Оттуда оно было заимствовано в лексику исландских саг, но вплоть до конца XVIII в. так и использовалось под пару слову «пират».
 
С начала XIX в. волна европейского романтизма захватила и страны Скандинавского полуострова. Старые идеи романтизированного патриотизма обветшали, национальный миф нуждался в свежей крови, и общественные деятели скандинавских стран стали формировать тот образ «общескандинавских» викингов, который знаком нам сейчас: в шлемах с рогами и под полосатым парусом.
 
Однако викинги как героические предки скандинавов – выдумка XIX века. А нам для логики повествования следует опять вернуться в XVIII век. Когда новая мифо-идея о шведо-варягах окончательно сформировалась в Швеции, то её творцам захотелось получить для неё такое же международное признание, какое в свое время получили идеи о шведо-готах и шведо-гипербореях. С начала XVIII в. идеи о шведо-варягах усиленно распространялись шведскими деятелями культуры среди западноевроопейских и русских ученых, в частности, через переписку с ними.
 
Например, с Байером в течение многих лет переписывались шведские историки. В своих письмах они рассказывали, в том числе, и о своих идеях по поводу шведо-варягов. И так как Байер ничего по русской истории не знал (он изучал восточные языки), то все рассказы шведских коллег принял за чистую монету, очень увлекся Рудбеком. Контакты шведских историков с Байером приобрели особый смысл с приглашением Байера в 1726 г. в Петербург, в учреждавшуюся там Академию. Здесь стоило бы попутно заметить, что в истории русской мысли издревле можно увидеть стремление к познанию научного опыта в других странах, т.е. это не было положено только петровской эпохой. Однако обмен опытом не всегда даёт позитивный результат.
 
Так, западноевропейский научный мир XVIII в. содержал в себе как искру божью подлинной науки, так и тяжкий груз утопий, таких, как готицизм. Часть этих утопий историческая наука и получила благодаря приезду Байера в Петербург. Шведские коллеги стали присылать ему диссертации, Моллер сразу после защиты отправил ему свою работу. Возможно, все это и подтолкнуло Байера к написанию в 1735 г. статьи «О варягах», где использовал около десятка шведских авторов, переписав фактически то, что в течение ста лет разрабатывалось в шведских академических кругах. И начал он с рудбековского: «Скандия от некоторых назвалась Вергион, что не всегда означало волка, но и морского разбойника». Но если Рудбек – не наука, почему Байер – наука?
 
С этой статьи норманисты традиционно начинают историю норманизма. Но, как и в случаях с другими утверждениями норманизма, это не вся правда: Байер был только пропагандистом шведского политического мифа, а не его создателем. Но он приехал в Россию, уже все зная о древнерусской истории – он же читал Рудбека! С рудбековской свободой он откомментировал и Бертинские анналы, где говорилось о послах народа Рос, правитель которых носил титул хагана. Было выяснено, что они были от рода Sueonum – свеоны. Вот их-то Байер и ввел в науку под именем «от рода шведов», что было грубейшей модернизацией текста. Благодаря ошибке перевода как сам Байер, так и все после него стали отрицать любого Рюрика не от «рода шведов», т.е. стали отрицать всю немецкоязычную историографию, мекленбургские генеалогии, где говорилось о Рюрике с Южной Балтии.
 
Такими же пропагандистами шведского политического мифа были приглашенные вслед за Байером другие немецкие специалисты, а именно Миллер, получивший известность в силу его дискуссии с Ломоносовым, и Шлёцер, в которого уверовал Карамзин. Надо сказать, что причуды рудбековской фантазии в конце XVII – первой половине XVIII вв. владели умами многих представителей западноевропейской общеевропейской мысли. Это произошло на волне большой востребованности политического мифа готицизма как важного элемента науки управления. Готицизм был в XVII-XVIII вв. подхвачен сначала в Англии, затем во Франции. Англия в ходе гражданской войны стала также нуждаться в идеях, укреплявших национальную идентичность. Информационные технологии были готовы – идея «светлого прошлого». Отменно подходили и труды о возвеличивании истории древних готов.
 
– Все мы потомки готов, – стали уверять английские историки и политики. Труды шведских готицистов стали популяризироваться в Англии, на этой волне авторитет «Атлантиды» Рудбека сделался международным. Вольтер внимал английским мыслителям и стал популяризировать идеи готицизма о полчищах готов из Швеции. Ему вторил Монтескье. Благодаря таким влиятельным мыслителям идея о гото-германцах как наследниках Рима, заложивших государственность и монархию в Европе, была з

Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Исторические мифы о Руси


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.