Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

ЦБ и Минфин загоняют экономику в ловушку стагфляции

  • ЦБ и Минфин загоняют экономику в ловушку стагфляции
  • Смотрите также:

Российские финансовые власти с самоубийственным упорством загоняют экономику страны в русские ножницы – ловушку стагфляции.

Конечно, в свое время от стагнации производства, сопровождающегося ростом инфляции, пострадали многие, в том числе и развитые страны мира. Но никто из них не додумался до того, чтобы провоцировать стагфляцию своими руками, как это на протяжении последних месяцев делают российские Минфин и Центробанк. И надо сказать, что они уже практически добились результата.

Даже по официальным данным Росстата, промышленное производство в России по итогам десяти месяцев 2013 года упало до нулевой отметки, а в октябре вообще был зафиксирован спад в 0,6 %, а вместе с этим просели и прогнозы на рост ВВП. Если в начале года правительство планировало экономический рост в 3,6-3,7 %, и при этом премьер Дмитрий Медведев даже упрекал своих подчиненных, что этого мало, то в течение года прогнозы понизились сначала до 2,4 %, а затем и до 1,8 %. А недавно глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев заявил, что и до этого скромного показателя по итогам года мы не дотянем, рост остановится на отметке 1,5 % ВВП. При этом вряд ли кто-то удивится, если за оставшийся до конца года месяц прогноз еще раз пересмотрят в сторону понижения.

Казалось бы, по всем законам экономики, в такой ситуации инфляция в стране должна снижаться. Более того, уже давно должна наблюдаться дефляция на фоне стагнации производства и потребления, но этого не происходит. Инфляция в России по итогам 2013 года, вероятно, превысит 6 %, заявила первый зампред ЦБ Ксения Юдаева. По ее словам, по итогам года инфляция будет шесть с

чем-то процентов. Однако зампред лукавит, она уже и сейчас шесть с чем-то: по данным Росстата, в ноябре показатель инфляции поднялся до 6,3 % в годовом выражении. Но это лишь официальный показатель, а если посмотреть на данные независимых аналитиков, то рост потребительских цен разогнался, как минимум, до 15 % годовых, и именно он поднимает общий показатель инфляции.

По словам Юдаевой, в повышении инфляции высока доля случайных факторов, не являющихся монетарными. Интересно, к каким тогда факторам можно отнести политику плавной девальвации рубля, которую Банк России проводит на протяжении последних месяцев, начиная с прихода на пост главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной, а потом и Ксении Юдаевой на пост зампреда? При этом факт плавной девальвации национальной валюты при участии Центробанка, а точнее – его неучастия в поддержании рубля долго отрицался руководством. И лишь на днях Набиуллина, наконец, признала, что ЦБ поддерживает бюджет ослаблением рублевого курса, дескать, чтобы решить проблемы его дефицита.

Однако, во-первых, никакого дефицита бюджета на самом деле нет: профицит по итогам января-октября 2013 года составлял 608,7 млрд. рублей (при запланированном на год дефиците в 113 млрд. рублей), а неиспользуемые остатки средств на счетах Минфина выросли за это время на 1,8 трлн. рублей – это в шесть раз выше заложенных в годовой бюджет 296 млрд. Так что помогать Минфину пополнять бюджет девальвацией рубля нет никакой надобности, как и сокращать бюджетные расходы на экономику. Конечно, политика бюджетного секвестра рекомендуется МВФ всем терпящим бедствие развивающимся странам, но, как показала практика, она приводит только к дальнейшему обвалу экономики.

А, во-вторых, возникает вопрос, почему Набиуллина не применила в денежно-кредитной политике Банка России своего главного требования, которое она выдвигала будучи на посту главы Минэкономразвития – снижения ключевых ставок ЦБ для поддержания экономического роста. Этого ждут предприниматели, но ничего не происходит. Набиуллина теперь объясняет это ростом инфляции в последние месяцы, который сам Центробанк и провоцирует, девальвируя рубль и разгоняя цены на импортные товары, которых у нас больше половины.

При этом зампред Юдаева очень грамотно объяснила девальвацию рублевого курса внешними факторами. Такими, например, как политика ФРС США по подготовке к отмене программы количественного ослабления доллара QE3, или сворачивание аналогичной программы LTRO2 европейским Центробанком, а отечественные монетарные факторы здесь, дескать, ни при чем. А, тем временем, курс рубля уже упал до четырехлетнего минимума – до уровня весны 2009 года, когда он падал на фоне мирового кризиса. Но ведь сейчас-то никакого кризиса в мире пока еще нет.

А рубль уже опустился до 33 к доллару и 45 к евро, и это происходит во многом благодаря весьма своевременной чистке рядов, которую затеял Центробанк. С начала года он лишил лицензии уже 25 частных банков, из которых 20 стали банкротами с начала лета, после прихода на пост главы ЦБ Набиуллиной. В результате крупные клиенты банкиров занервничали и стали активно избавляться от своих депозитов, переводя рубли в доллары и выводя их за рубеж. Чистый отток капитала в последние осенние месяцы резко подскочил, и годовой прогноз Минэкономразвития в 60 млрд. долларов утечки уже никого не удивляет. Но самое главное, что

из-за локального спроса на валюту, сформировавшегося в условиях ужесточения надзорной политики Центробанка, рубль резко упал, и регулятор его не удерживает.

Только с начала ноября потери рубля против евро, доллара и бивалютной корзины составили в среднем 3,5 %. И это еще не предел. Потому что ожидания в отношении роста российской экономики не дают никаких поводов для поддержки российской валюты: спад в производстве, продолжающееся замедление потребительского спроса и вялый рост инвестиций не позволяют надеяться на увеличение притока средств в рублевые активы. Конечно, чистить банковскую систему России от недобросовестных участников нужно, но не лучше ли делать это немного осторожнее и чуть позже?

Участники рынка напрямую связывают ослабление рубля с локальным валютным спросом, который вызван выводом капитала структурами, напуганными отзывом лицензии Мастер-банка и жесткими намерениями ЦБ очистить банковский сектор от незаконных операций и сомнительных банков. А участники валютного рынка после подобных мероприятий регуляторов, как правило, склонны искать убежища в безопасных активах, пока не улягутся спекуляции на тему кто следующий.

Правда, есть и объективные рыночные причины снижения рублевого курса, которые только добавляют масла в огонь. Против рубля, по оценкам рынка, может выступать и корпоративная покупка валюты под декабрьские выплаты по внешним займам, крупнейшие в текущем году. По данным Центробанка, с учетом процентов, объем этих выплат превышает 32 млрд. долларов.

Но стоит ли ЦБ в такой ситуации добавлять еще и свои субъективные факторы? В сентябре и октябре регулятор повысил гибкость курса рубля, готовя рынок к свободному плаванию в рамках таргетирования инфляции. С этой целью были значительно повышены нижние границы интервенционных коридоров и снижены объемы интервенций, что ускорило сдвиг плавающего коридора по мере движения валютных котировок вверх. Только в ноябре ЦБ уже шесть раз сдвигал вверх на 5 копеек плавающий коридор бивалютной корзины.

Говоря простым языком, повышая нижнюю границу падения рубля, после достижения которой Центробанк начинает валютные интервенции для удержания курса, регулятор тем самым все больше снимает с себя ответственность за его падение. Как заявила в связи с этим зампред Юдаева, курсовая политика Центробанка в принципе никак не способствует удержанию курса рубля на каком-то определенным уровне, а лишь сглаживает излишние колебания.

Это можно понимать лишь как то, что рубль будет снижаться и дальше, а инфляция станет расти, при этом промышленное производство продолжит падать по причине роста издержек производителей, высокой стоимости кредитов и общего снижения рентабельности производства. Тем более, что никто из представителей финансовой власти России, судя по их заявлениям, не собирается препятствовать развитию такой ситуации. Как заявил глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев, существует вероятность дальнейшего снижения курса рубля после завершения налогового периода, то есть уже в начале декабря. А министр финансов Антон Силуанов призвал не драматизировать ситуацию на валютном рынке – это даже нельзя называть колебанием, это небольшая рябь.

И пока у наших министров рябит в глазах, российская экономика будет все дальше входить в русские ножницы стагфляции. Вопрос лишь в том, сознательно это делают финансовые власти, или же, как говорит старинная мудрость, не нужно искать злой умысел там, где все объясняется глупостью. Хотя сложно себе представить, чтобы все чиновники Минфина и Центробанка вдруг разом поглупели так, чтобы не понимать, что творят. Тогда возникает другой вопрос: зачем они это делают? И если судить по принципу смотри, кому выгодно, то ответ на него напрашивается сам собой.

Только бенефициарам – конечным получателям российских денег из международных резервов страны, вложенных в госбумаги США и Евросоюза, может быть выгодно их изъятие из национальной экономики и денежной системы. Чем и занимаются Минфин и Центробанк. И только транснациональным компаниям, резидентам тех же самых США и Евросоюза выгодно, чтобы российское промпроизводство загибалось в русских ножницах стагфляции. Чтобы за Россией закрепилось положение рынка сбыта для транснационального капитала.


Самое читаемое сегодня


Категория: Бизнес Новости | |

Подписка на RSS рассылку ЦБ и Минфин загоняют экономику в ловушку стагфляции


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.