Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Петь надо не только голосом, но и сердцем

  • Петь надо не только голосом, но и сердцем
  • Смотрите также:

Вокально-инструментальная эра — так на советской эстраде окрестили период с 1966 по 1988 год. Эта эпоха породила целый ряд замечательных коллективов, чьё творчество вошло в золотой фонд отечественного музыкального искусства. «Орэра», «Песняры», «Поющие гитары», «Весёлые ребята», «Самоцветы», «Голубые гитары» и позже «Лейся, песня», «Ялла», «Земляне», «Синяя птица», «Пламя», «Верасы», «Сябры», «Цветы», «Оризонт» — вот лишь небольшой перечень ансамблей, чьи песни до сих пор не вышли из моды и постоянно звучат в теле- и радиоэфире.

Далеко не последнее место в этом списке занимает и ВИА «Поющие сердца», созданный в 1971 году в Москве пианистом и композитором Виктором Векштейном. Звёздную славу ансамблю, ориентированному на сложные формы поп-музыки — брасс-рок с мощным мелодичным звучанием духовых инструментов, — принесла песня «Листья закружат», ставшая его визитной карточкой. Благодаря плодотворному сотрудничеству коллектива с известными композиторами и поэтами-песенниками Оскаром Фельцманом, Давидом Тухмановым, Евгением Крылатовым, Алексеем Рыбниковым, Юрием Антоновым, Львом Ошаниным, Леонидом Дербенёвым, Михаилом Пляцковским, Игорем Шафераном в разные годы на свет появились многие знаменитые хиты, в том числе «Кто тебе сказал», «Вот какая беда», «Облака в реке», «Лицо в ладонях», «Давно прошло детство», «Обманщица», «Сердце любить должно», «Только я тебе не верю», «Ты мне больше не звони», «Но ты проходишь стороною», «17 лет», пользующиеся неизменной любовью слушателей на протяжении вот уже четырёх десятилетий. В интервью «Правде» нынешний руководитель возрождённого в 2000 году ансамбля — знаменитый музыкант Виктор Харакидзян рассказал об истории ВИА, а также поделился размышлениями о современной эстраде и многом другом.

— Виктор Семёнович, вы один из тех, кто стоял у истоков «Поющих сердец». А как вы попали в этот коллектив?

— Как все — случайно. Наш руководитель Виктор Яковлевич Векштейн давно вынашивал идею создания своего ансамбля — где-то с конца 60-х годов прошлого века, когда в СССР уже пользовались успехом «Поющие гитары», «Весёлые ребята», «Песняры», «Голубые гитары». В ту пору Векштейн, сотрудничая с Иосифом Кобзоном и Майей Кристалинской, а затем руководя аккомпанирующим составом очень популярного тогда певца Вадима Мулермана, много гастролировал и приглядывал музыкантов в будущий ВИА. Меня Виктор Яковлевич нашёл в Ставрополе, где я студентом подрабатывал гитаристом в одноимённом ресторане, и забрал с собой в Москву.

— А кто вы по музыкальному образованию?

— Баянист, учился в «Гнесинке», но во время армейской службы в Польше освоил ещё гитару и бас-гитару.

— Насколько я знаю, название «Поющие сердца» за ВИА закрепилось далеко не сразу.

— Вначале у ансамбля вообще не было названия. Только после того, как что-то стало получаться, Векштейн окрестил его «Современник», и нас взяли в Калужскую филармонию. А когда мы уже более-менее о себе заявили, выяснилось, что знаменитый музыкант, джазмен Анатолий Кролл создал свой оркестр и тоже назвал его «Современник». Тягаться с такой заметной фигурой начинающие музыканты, сами понимаете, не могли, посему Векштейн переименовал коллектив в «Поющие континенты»: у нас было множество песен из репертуара зарубежных артистов. Но и с этим названием ансамбль долго не просуществовал. Как-то на гастролях в Рязани представитель министерства культуры (к тому времени нами уже заинтересовались наверху), прослушав всю программу, осталась довольна, но предупредила: слово «континент» в названии вряд ли придётся по душе музыкальному начальству, поскольку такое масштабное понятие тогда использовалось только для названия международных программ, да и то очень редко. Что делать? На афишах-то значились «Поющие континенты». Стали думать, чем заменить последнее слово в названии, и неожиданно вспомнили слова Леонида Утёсова: петь надо не только голосом, но и сердцем.

— И возникли «Поющие сердца»…

— Да, в конкурсе, объявленном Векштейном, выиграло «сердце». Виктор Яковлевич заказал в типографии полоски для заклейки на афишах слова «континенты», раздал всем музыкантам (нас в команде всегда было не менее 10 человек) по 200—300 штук, и мы дружно принялись за дело.

— Когда же пришёл настоящий успех?

— После того, как подружились с композитором Романом Майоровым, работавшим в те годы в редакции радиостанции «Юность», в отделе программы «С добрым утром», и, естественно, имевшим доступ к студии звукозаписи. Он предложил: «Ребята, запишите одну мою песню и пару-тройку своих».

— Так «Листья закружат» Майоров создал специально для «Поющих сердец»?

— Вероятно. Самое смешное, мы и исполнили-то эту песню не ахти как, поскольку делали ставку совсем на другие произведения, в которые и вкладывали всё своё мастерство. Но волею судьбы именно «Листья закружат» превратились в главный хит «Поющих сердец», с которым творчество группы ассоциируется и по сей день. Знаете, я всегда считал и до сих пор считаю: мало сочинить хорошую музыку и слова, а затем качественно исполнить песню — это отнюдь не залог её дальнейшей популярности. Ведь каждый композитор предполагает, что создал хит. Но шлягер из песни делают время и слушатель. Особенно слушатель, поскольку конечный выбор остаётся за ним. Хотя сейчас в голову можно вбить любой примитив типа «Два кусочка колбаски у тебя лежали на столе…», а в советское время такого даже представить было нельзя.

— Что выделяло ансамбль на фоне обилия других вокально-инструментальных групп того времени?

— Главным образом постоянное наличие в коллективе пяти-шести разноплановых вокалистов. Вот у «Песняров», например, изюминкой являлись похожие голоса, прекрасно сливавшиеся в сложных аккордах. А мы демонстрировали мощное разнотембровое многоголосие, а потому «Поющие сердца» являли собой эдакий парад солистов с солидным бэк-вокалом и великолепной духовой группой.

— В одном из интервью на вопрос о музыкальном направлении ВИА основатель «Поющих сердец» Виктор Векштейн отметил, что его коллектив поёт обо всём, чему радуется, о чём переживает человеческое сердце. Сохранились ли эти традиции в нынешнем ансамбле?

— Конечно. Посудите сами: современные хиты при всём их многообразии на самом деле едва отличимы друг от друга. Векштейн же всегда старался, чтобы каждая новая песня в репертуаре «Поющих сердец» имела свой особый стиль, ритм, звучание и не походила на предыдущую. Этой музыкальной политики мы придерживаемся в своём творчестве и поныне.

— В последнее десятилетие огромной популярностью пользуются концертные проекты под названием «Золотые 70-е», «Звёзды советских дискотек». Чем вызван такой мощный всплеск интереса к музыке, рождённой в СССР? В чём, на ваш взгляд, заключается притягательность шлягеров тех лет?

— Те песни писались не ради денег (хотя и этот аспект, конечно, всегда имел значение, но не приобретал такого размаха, как сейчас), а создавались от всей души, от всего сердца. Композитор и поэт вынашивали их, словно детей. При этом никто не преследовал цель нажиться, просто хотелось сочинять такие песни, которые бы пробуждали в людях желание слушать их снова и снова. Советские шлягеры прошли проверку временем. Не зря на концертах я часто сравниваю их с хорошо выдержанным армянским коньяком. Кстати, обратите внимание: практически все нынешние молодые исполнители занимаются тем, что перепевают наши старые хиты...

— И чаще всего только портят песни, поскольку их вокальные данные явно оставляют желать лучшего, а новое музыкальное прочтение того или иного произведения советской классики вообще ни в какие ворота не лезет.

— Согласен. Не могу вспомнить ни одной песни, которую бы современные «звёзды» исполнили лучше, нежели она была в оригинале. Да, попадаются интересные решения, какие-то необычные вариации, но всё равно не то… Взять хотя бы хит из нашего репертуара — «Кто тебе сказал». Его уже перепели все кто только мог. Песня, причём в безобразном исполнении (почему, спрашивается, не в нашем?!), даже звучит в заставке к нескончаемому телесериалу «Счастливы вместе» на ТНТ. Записал её и Дима Маликов (не буду давать оценку его исполнению), считающий теперь «Кто тебе сказал» своим собственным хитом, — плохая тенденция. «Поющие сердца» тоже пели шлягеры из репертуара других артистов, особенно зарубежных, таких, как Том Джонс, Джо Долан, Адриано Челентано, квартеты «Битлз», «АББА», ВИА «Червоны гитары». Но мы никогда не считали зазорным открыто заявлять об этом на концертах, отдавая тем самым дань уважения первоисточнику. А нынешние артисты пошли такие «застенчивые»…

— Или наглые…

— Давайте всё-таки думать о них, как об очень «стеснительных». Всё просто: взял готовое и не важно, как исполнил, — успех в любом случае обеспечен. Меня ужасно раздражает, что ни один из «перепевщиков» никогда не ссылается на оригинал. Неужели так трудно сказать на концерте, что песня «Кто тебе сказал» или «Облака в реке», например, взята из репертуара «Поющих сердец»?! «Стеснительные»?..

— Как вы считаете, возвращение к советским песням — это ностальгия по ушедшим временам — «как молоды мы были, как искренне любили, как верили в себя!»? Или публика просто соскучилась по настоящим голосам и мелодичным песням с задушевными стихами?

— У людей постарше, возможно, и ностальгия. Но ведь на концерты, подобные «Звёздам советских дискотек», ходит и молодёжь. Это радует: значит, кому-то из родителей всё же удалось привить своим детям хороший музыкальный вкус. Меня очень задевает, что российское тел 1000 евидение и власти от культуры сейчас делают вид, будто вокально-инструментального жанра в нашей стране вообще не было.

— Из истории советской музыки, получается, вычёркивают целую эпоху: ведь период с 1966 по 1988 год называют вокально-инструментальной эрой.

— Пытаются, забывая при этом, что именно из ВИА вышел целый ряд ныне знаменитых певцов: Алла Пугачёва, Вахтанг Кикабидзе, Юрий Антонов, Ирина Понаровская, Игорь Иванов, Алексей Глызин, Ирина Аллегрова, Вячеслав Малежик, Александр Барыкин и другие.

— По мнению многих известных артистов, вместе с развалом Советского Союза канула в Лету и настоящая эстрада: на смену ей пришёл шоу-бизнес. В чём, по-вашему, заключается принципиальное отличие этих двух понятий?

— В том, что одно — искусство, другое — бизнес. В наши дни, имея определённые деньги, сотворить «звезду» можно из кого угодно. Рецепт прост: внешние данные плюс техническая оснащённость. Эстрадное искусство попросту превратили в бизнес. Ведь бизнес делается на чём угодно, в том числе и на раскрутке артистов.

— То есть сейчас, образно говоря, можно сделать «звезду» даже из пня?

— Утрированно — да. А вот на советской эстраде такой номер бы не прошёл. Там из себя надо было что-то представлять: обладать шикарным голосом, иметь приличный репертуар. Взять хотя бы Муслима Магомаева, Владимира Трошина, Вадима Мулермана, Льва Лещенко, Валерия Ободзинского, Эдуарда Хиля и многих других, для которых композиторы писали песни, учитывая их прекрасные вокальные способности. Они выдвинулись не только благодаря природным данным, но и прошли соответствующее обучение, то есть стали профессионалами. Российская же эстрада как раз испытывает острый дефицит высококлассных кадров. И всё-таки я надеюсь, что время профессионалов вновь придёт. Ну невозможно всю жизнь довольствоваться «Двумя кусочками колбаски…» Надоело! А меня всё равно заставляют это слушать, поскольку подобные «хиты» льются из каждого «утюга».

— В одном из интервью вы как-то сказали, что в момент творческого простоя как раз и подбадривали своих музыканто 9000 в фразой: «Не волнуйтесь, ребята, придёт время профессионалов!» Вы до сих пор в это верите?

— Как ни странно, верю! И это время потихонечку возвращается — вспомнили ведь про те же самые «Поющие сердца», «Самоцветы», «Песняры», мы опять стали востребованы. Всеядность и безвкусица, царящие в российском шоу-бизнесе, должны исчезнуть. Какую художественную ценность могут представлять так называемые хиты в стиле два притопа, три прихлопа, написанные на полуцензурные тексты?! А главное, они не требуют от исполнителей особого мастерства.

— Наверное, именно поэтому сегодня поют все кому не лень: актёры, политики, топ-модели, балерины.

— А чего не петь, коль бешеные деньги есть, а уж слушатель-то найдётся.

— Сейчас повсеместно насаждается идея о том, что в советскую эпоху любому творчеству якобы активно мешали цензура и худсоветы, регламентировавшие любую мелочь — вплоть до длины волос и степени расклёшенности брюк. Но ведь благодаря столь жёсткому отбору, пусть и с определёнными перегибами, на эстраду не могли прорваться бесталанные исполнители, а эфир не заполонял музыкальный ширпотреб — иначе нынешние «шлягеры» с примитивными мелодиями и пошлыми текстами назвать трудно. Теперь же, когда всё решают деньги, на сцене корчатся и извиваются хрипящие и сипящие артисты, чьи костюмы зачастую напоминают ночное дезабилье или пляжные наряды, а макияж — боевую раскраску индейцев. Ну а уж то, чем нынешние «золотые голоса России» потчуют аудиторию — низкопробные, доходящие до вульгарности стихи, мелодии из трёх нот, — ничего, кроме отвращения, не вызывает. Как вы относитесь к цензуре?

— Как вы правильно отметили, в любом деле бывают перегибы. Но наличие цензуры и худсоветов, конечно, приносило много пользы. Благодаря им в советские времена со сцены не раздавался мат, из динамиков не лились песни в стиле всё тех же пресловутых «Двух кусочков колбаски...». Кстати, темы нынешних песен сильно измельчали по сравнению с прошлым: из них абсолютно исчезли патриотизм, любовь к Родине. Тексты практически всех шлягеров носят эротически-сексуальный оттенок, как будто петь больше не о чем. Про внешний вид нынешних исполнителей вообще молчу. В СССР на эстраде не могли появиться небритые, нечёсаные певцы в неглаженых, я уж не говорю рваных, брюках. Существовала, если так можно выразиться, культура (порой даже слишком строгая) внешнего вида. Но самое главное — помимо цензуры «сверху» у артистов имелся внутренний самоограничитель, не позволявший им неподобающе вести себя на сцене и опускаться до исполнения «музыкального мусора». Советская система формировала в каждом творческом человеке высокие духовно-нравственные устои.

— «Поющие сердца» стали лауреатами Всероссийского и Всесоюзного конкурсов артистов эстрады, выпустили множество пластинок, записали музыку к нескольким фильмам («Мы — архимеды», «Тёща», «Эта весёлая планета», «SOS над тайгой»), а в 1982 году даже снялись в эпизоде легендарного советского сериала «Следствие ведут знатоки» («Дело №17. «Он где-то здесь»). Однако несмотря на обширную творческую деятельность, ансамбль не избежал участи многих популярных музыкальных коллективов, как отечественных, так и зарубежных, и на определённом этапе распался. Почему это произошло?

— Интерес к ВИА постепенно снижался. На смену вокально-инструментальному жанру пришли рок, «тяжёлый металл» и другие направления. Почувствовав, что время ВИА уходит, Векштейн решил омолодить состав и начать работать в другом стиле — «хард энд хэви». Естественно, смена стиля подразумевала изменение названия. Так на свет появилась группа «Ария». Ну а «старички» из «Поющих сердец», в том числе и я, объединились в группу «Эрмитаж».

— И всё же время показало, что вокально-инструментальный жанр — это классика…

— …а хард-рок и попса — преходящи.

— В связи с этим вспоминается, как в середине 30-х годов прошлого столетия, когда классическую оперетту вытеснили мюзиклы и джаз, великий венгерский композитор Имре Кальман, испытывавший творческий кризис, решил, что его творения ничего не стоят и забудутся потомками. Он мечтал получить хотя бы кончик карандаша, которым безумно популярный тогда американец Джордж Гершвин написал «Голубую рапсодию», дабы попытаться создать нечто, вызывающее столь же острый восторг публики.

— Но оперетты Кальмана — это вечная ценность, не зависящая от сегодняшних вкусов слушательской аудитории, а Гершвин, регтайм — скорее всего просто веяние времени: они не имеют масштабного влияния на мировую культуру, свойственного классике.

— Одной из болезненных проблем отечественного шоу-бизнеса является пение под фонограмму. Как с этим обстоит у «Поющих сердец»?

— Пение под «фанеру» к нам пришло в конце 80-х годов прошлого века вместе с «Ласковым маем». Не секрет: на телевидении с давних пор исполнение песен снимается под фонограмму. Это касается и выступлений в гала-концертах (исключение составляют те случаи, когда артист категорически против использования «фанеры», тогда находят время для настройки микрофонов и инструментов). Что касается «Поющих сердец», то, когда мы работаем на собственной аппаратуре, с большим удовольствием играем и поём вживую, как делали это всю жизнь.

— А как же зритель: ведь он же платит деньги за то, чтобы услышать живые голоса и музыку. А магнитофонные записи можно и не выходя из дома послушать…

— Согласен, но тогда ты не увидишь реального артиста, а живое общение с настоящим мастером не заменит ничто.

— И каковы ваши прогнозы на будущее, что ждёт эстраду?

— Любые прогнозы, особенно благоприятные, — дело неблагодарное…

— «Бойтесь своих желаний, ибо они имеют свойство сбываться»?

— Примерно так. На мой взгляд, лишь время всё расставит по своим местам: оно — высший судья. Хочется, чтобы музыкальный вкус россиян развивался вместе с ростом их потребностей и благосостояния. И вновь повторю: надеюсь, на эстраду вернётся Его Величество Профес-сионализм и мы не будем довольствоваться «Двумя кусочками колбаски...».

— Под «Дым сигарет с ментолом».

— Конечно, ведь колбаса — продукт не полезный, да и курить вредно.

— В своё время мэтр советской эстрады композитор Оскар Фельцман так сказал о деятельности тогда ещё молодого ВИА «Поющие сердца»: «Впереди у ансамбля упорная работа, поиск новых творческих решений, и в этом залог его будущего». Насколько сегодня актуальны эти слова?

— Для нынешних «Поющих сердец» они по-прежнему имеют особый смысл, поскольку мы продолжаем жить и творить.

— Вы являетесь основателем и президентом благотворительного Фонда помощи детям-инвалидам с ДЦП «Адели». Что такое «Адели»?

— «Адели» — это наиболее эффективный на сегодняшний день метод реабилитации больных с нарушениями позы и двигательной активности неврологического происхождения. Специальный лечебный костюм «Адели», напоминающий одежду космонавтов, способствует нормализации позы и движений пациента, обеспечивая постепенное ослабление патологических изменений скелетной мускулатуры. Деньги от своих концертов мы вкладываем в производство этих костюмов и создание клиник, где будет широко применяться метод «Адели».

— Гимном вашего фонда вполне могла бы стать песня «Поющих сердец» «Пусть никогда не будут плакать дети».

— Это и есть наш гимн.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости культуры | |

Подписка на RSS рассылку Петь надо не только голосом, но и сердцем


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.