Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Где кончается Европа, и кто это решает?

  • Где кончается Европа, и кто это решает?
  • Смотрите также:

28 ноября 2013 года в Вильнюсе в Литве начался III саммит Евросоюза по Восточному партнерству. В Киеве - исторической матери городов русских уже неделю продолжается евромайдан. Молодые участники этого уличного мероприятия согревают себя от холода движениями под речевку: Кто не прыгает, тот - русский.

После недели протеста на морозе, пишет американский еженедельник Time, студентка Ирина Бондарь полностью потеряла голос, но не решимость. Я готова к любому повороту событий, даже смерти. Это не пустые слова - я дралась с ОМОНом много раз, - шепчет она, и лицо ее выдает боль, - пишет Time. Они правда поверили в то, что их страна 28-29 ноября подпишет уникальное беспрецедентное соглашение по ассоциации и начнет проводить реформы, - прокомментировал происходящее в интервью BBC шоколадный король Украины Петр Порошенко.

Гетман левого берега сменяет гетмана правого, а в голове нарастает руина. Всю неделю до начала саммита по Восточному партнерству в Вильнюсе множество голосов как на Украине, так и вне ее обещали украинцам не что-нибудь, а саму Европу. Образность, смысл и накал риторики были таковы, что порой, казалось, вот-вот, еще немного, еще чуть-чуть и состоится то самое желанное похищение Европы прекрасным быком, в нашем случае пасущимся на берегах Днепра. Лишь диссонансом в общем хоре прозвучала на днях статья в британской Times обозревателя Роджера Бойеса под заголовком Украина, как и Турция, никогда не присоединится к ЕС. Протестующие в Киеве, пишет Бойес, скандируют: Мы хотим, чтобы наши дети выросли в Европе. Далее он продолжает: В этом-то и проблема - мы не хотим их здесь видеть. И вторая проблема - мы делаем вид, что мы этого хотим. Сама мысль о том, что страна гораздо большая, чем Польша, присоединится к ЕС, подобна кошмару ночи для западных столиц, считает автор. Бойес констатирует: ЕС больше не хочет и не будет расширяться. Однако Евросоюзу следует понять, что ему не нужен формальный договор с соседями. Достаточно вскрыть рынки и работать над общими проблемами, считает британский аналитик.

Вопрос, в конечном счете, сводится к давней проблеме, поставленной самими европейцами: где кончается Европа, и кого следует считать европейцем. Ошибочный ответ на этот вопрос византийцами в ХIV-ХV веке стоил им их империи. 28 ноября 2013 года бывшие министры иностранных дел России, Польши, Великобритании Игорь Иванов, Адам Ротфельд и Десмонд Браун по случаю саммита по Восточному партнерству представили в российском Коммерсанте статью под названием Необходимо строить Большую Европу. Мы, в прошлом высокопоставленные члены правительств Великобритании, Польши и России, считаем, что пришло время заняться сотрудничеством, - пишут Иванов, Ротфельд и Браун. Они считают: Сегодня мы, европейцы, стоим перед выбором: либо мы будем действовать сообща, пытаясь устранить разногласия ради наших общих интересов в области безопасности, процветания и экономического развития и урегулировать неотложные международные проблемы (как это удалось в отношении химического оружия в Сирии или ядерной программы Ирана), либо мы позволим противоречиям и дальше ослаблять нас, в то время как Европа все больше рискует оказаться на периферии международных событий. По ходу этого текста выясняется, что оказывается, Игорь Иванов - тоже европеец. Но считают ли Иванова европейцем его коллеги поляк Ротфельд и британец Браун или они, как выразился Бойес в Financial Times, лишь делают вид?

Собственно пределы Большой Европы в тексте статьи очерчены следующим образом: Мы убеждены в необходимости нового проекта сотрудничества, в котором Европа рассматривалась бы в самом широком смысле как географически, так и политически - от Норвегии на севере до Турции на юге, от Португалии на западе до России на востоке. Целью такого проекта могло бы стать создание Большой Европы с зоной общей безопасности, экономического, политического и культурного сотрудничества между странами и институтами. Широкий смысл, таким образом, рисует Большую Европу до России и Турции (обратите внимание на отсутствие слова включая) + Балканы и Украина с Белоруссией. Вот при этом раскладе и получается, что экс-министр иностранных дел России Игорь Иванов - не европеец. Большая Европа в предложении Иванова, Ротфельда и Брауна означает, что Балканы (интересные для Турции) и пространство Восточного партнерства (Украина и Белоруссия) отходят в сферу влияния Европейского Союза. При этом они, правда, числятся в особом статусе, определенном как Большая Европа, который на поверку означает их периферийность по отношению к уже существующему центру.

Излагаемая Ивановым, Ротфельдом и Брауном концепция всем хороша, кроме одного - она умалчивает о факте гегемонии США над такой существующей политической реальностью, как Европейский Союз. Экс-министры иностранных дел пишут: Более 20 лет прошло после окончания холодной войны, а Европа по-прежнему разделена. В последние дни именно в этом заключается логика нулевого исхода в ситуации с Украиной: ее гражданам фактически предлагается сделать выбор между европейским и евразийским будущим. В следующем параграфе Иванов, Ротфельд и Браун, фактически, признаются в чем кроется истинная причина раскола: Разногласия в Европе носят более глубокий характер и не ограничиваются украинским вопросом. Отношениям НАТО и России свойственно взаимное недоверие. Дальше экс-министры призывают: необходимо строить Большую Европу как настоящее единое пространство безопасности. Именно здесь мы сталкиваемся с наибольшим количеством проблем в создании доверия, которые особенно важно преодолеть. В ближайшей перспективе для движения вперед потребуются усилия по достижению соглашения между США/НАТО и Россией. Получается для судеб Европы необходимо соглашение России и США. Правда, в другом месте Иванов, Ротфельд и Браун констатируют, намеренно оставляя за скобками геополитического уравнения американский фактор: Надежды на подлинное партнерство России и ЕС не оправдались, и возможность дальнейшего ухудшения отношений между ними вполне реальная. Какое отношение к этому процессу имеют США? Авторы намеренно не отвечают на этот вопрос.

Итак, речь все-таки, пусть завуалированно, в случае Восточного партнерства зашла об американском факторе в Европе. И здесь следует констатировать, что существующая реальная Европа не является самостоятельным игроком в важнейшем аспекте своего существования. Тогда к чему нужны все эти прожекты Больших Европ, которые в той или иной конфигурации возникают в головах политиков с 1980-х годов? Какое отношение к этим геополитическим прожектам имеют сами США?

Накануне саммита по Восточному партнерству в Вильнюсе Брюссель и отдельные европейские лидеры сделали серию жестких заявлений, адресованных Кремлю с предложением отказаться от давления на Украину. Проблема в том, что в отношении Украины восточным соседом используется политика давления и шантажа, - заявил президент Польши Бронислав Коморовский в интервью польскому изданию Gazeta Wyborcza и добавил - Западный мир не может согласиться с этим. Министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский вторил своему президенту: Мы являемся более привлекательными в цивилизационном и экономическом плане. Можно констатировать, что Польша в лице ее нынешних лидеров в конкретном случае взяла на себя ответственность говорить от имени Запада. Она ассоциируют себя с Европой. Однако сейчас польские труженики на полностью аналогичных предприятиях одних и тех же западных фирм продолжают получать заработную плату в почасовом измерении на порядок меньшую, чем в соседней Германии, с которой у Польши граница открыта Шенгеном. Всем ясно, что в самой Европе - Европейском Союзе есть несколько зон, разнящихся между собой не только по формальному статусу (Еврозона), но и по фактическому - социально-экономическому. При этом новые реалии объединенной Европы не отменяют традиционной ментальности ее обитателей западнее Эльбы - видения Европы, заканчивающейся сразу же за выездом из восточной заставы Вены. Все, что восточнее - это пространства в той или иной степени, находящиеся для существующей цивилизации в той или иной стадии дикости. Сейчас сторонники евроинтеграции на Украине хотели бы получить для себя статус, соответствующий месту в Европе Польши. Но для этого от старых европейцев требовалось в предшествующие два десятилетия развернуть на территории независимой Украины хоть какой-либо заметный свой производственный потенциал. То, что было легко сделать в Центральной Европе - Польше, Венгрии и Чехии, т. е. лишь чуть-чуть по хорошей инфраструктуре сдвинуть свою производственную базу на восток в погоне за снижением издержек за счет дешевой на порядок рабочей силы, оказалось невозможным в случае с Украиной. Фактор географии, коммуникаций и климата взял свое. Повышение производственных издержек делает Украину экономически не интересной для Старой Европы. Что касается Новой Европы, то она в этот период экономически отдалялась от Украины, всецело смотря на Запад. Иное дело торговля, развитие которой позволит европейцам увеличивать профицит в свою пользу в ней.

Министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс в минувшую среду накануне саммита по Восточному партнерству объявил, что лидеры Европейского Союза готовы оперативно собраться и обсудить договор об ассоциации с Украиной, если до начала саммита Киев изменит свое решение. Президент Украины Виктор Янукович из Киева ответил: Вопрос о Юлии Тимошенко не должен быть препятствием для европейской интеграции Украины. Речь пошла уже о подписании соглашения об ассоциации без главного символического условия.

Призрак ходит по Европе, призрак Тимошенко. Незримо присутствовал он и вечером 28 ноября 2013 года на банкете высоких участников саммита Восточного партнерства в Вильнюсе. Правда, никто из присутствующих не отказался даже от своего десерта в знак солидарности с держащей голодовку в харьковской тюрьме украинским экс-премьером.

Европейцы уже согласны подписать соглашение об ассоциации с Украиной без условия ее освобождения, поскольку без подписи Януковича под договором об ассоциации, саммит в Вильнюсе остается бессодержательным протокольным мероприятием, означающим, что Восточное партнерство не работает. Канцлер Германии, прекрасно понимая этот факт, в минувшую среду дала шанс президенту Украины, сказав, что решение Януковича является не отказом от Европы, а отсрочкой подписания. Европейская комиссия, в свою очередь, в среду решила дать надежду свои

Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Где кончается Европа, и кто это решает?


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.