Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Политолог: России нужно восстановить единство страны

  • Политолог: России нужно восстановить единство страны
  • Смотрите также:

Термин «национализм» употребляется в нашей стране столь часто (причем и к месту, и не к месту), что ныне он выглядит совсем затертым. При этом мало кто вспоминает, что сам этот термин может употребляться в самых разных значениях.

Если бы я был националистом, а особенно - русским националистом, а особенно - сейчас, я бы в первую очередь вспомнил слова марксиста и интернационалиста Владимира Ильича Ленина о том, что существуют два вида национализма, которые надо уметь отличать друг от друга: национализм угнетающей нации, и национализм нации, борющейся за свое освобождение.

Для подтверждения правоты этих слов я бы обратился к такому факту, как существование в одно и тоже время, с одной стороны - фашистского национализма Гитлера, а с другой - антифашистского национализма де Голля. При этом не забывая упомянуть, что националистический режим де Голля в 1960-е годы был одним из главных противников международного антикоммунизма и союзником СССР в противостоянии экспансии США и НАТО.

Вообще словом «национализм» в политической теории и истории обозначается:

1. Процесс становления наций из разрозненных этнических групп и народностей и формирование национального государства;
2. Политика государства и элиты страны, направленная на защиту ее национальных, в первую очередь экономических и культурных интересов;
3. Одна из четырех мировых политических идеологий.
4. Совокупность бытовых ксенофобский предрассудков.

Если мы говорим о национализме именно как о мировой идеологии, то он подразделяется на:
а. Классический национализм 19 века времен Мадзини и Гарибальди, свое первое историческое воплощение, как мировой идеологии, ;
б. Национализм 20 века – экспансионистский национализм, стремящийся к порабощению других наций и утверждению своего превосходства и господства;
в. Рождающиеся неоформы национализма современности – в первую очередь проявляющиеся как национал-сепаратизм.

Если первое и второе воплощение националистической идеологии были «укрупняющим национализмом» - первая была ориентирована на объединение раздробленной нации и оформление ее государственного единства, а вторая – на расширение господства этой нации за счет подчинения остальных, то третье ориентировано на разрушение сложившихся наций путем возрождения этнической раздробленности и уничтожение национальных государств под видом «национального освобождения».

Одновременно, если бы я был националистом, я бы исходил из того, что моя идентификация, то есть моя нация, не существует вне моей страны. Страна же не существует вне территории – как минимум в своей психологической идентификации: можно иметь утраченную территорию, но одновременно нацию, ставящей целью себе эту территорию вернуть. Моя страна – есть создание моего народа. То есть ее территория принадлежит мне и моей нации. И с нами она едина. Поэтому никакая часть страны, созданной моим народом, и никакая часть территории, объединенной моим народом, не может быть отдана никому. Ни иностранным завоевателям. Ни местным сепаратистам.

Существует также разница между тем, что называют «этническим национализмом» и национализмом «политическим», между традиционалистским пониманием нации, как основанной на единстве «крови, истории, и культуры», и пониманием прогрессистским, основанном на историко-культурном, территориальном, государственно-политическом и экономическом единстве (то есть единстве рыночно-экономического уклада). То есть нации возникают тогда, когда возникают национальные рынки, и потенциально как минимум слабеют тогда, когда эти рынки начинают поглощаться друг другом, сливаясь в некие наднациональные рынки. Причем при таком слиянии в том или ином виде господствующей оказывается та нация и тот национальный рынок, которые более сильны. Глобализация, в этом смысле, не процесс установления сообщества равных, а поглощение более слабых национальных рынков более сильными – и новая форма имперского экономического господства тех, кто более силен.

Поэтому и в этом отношении, моя нация – это, во-первых, те, кто считает также. И в потенциале как минимум, готовы действовать исходя из этого приоритета. Во-вторых, это те, кто не противопоставляет себя мне, признает свое единство со мной, как представителем данной нации, и не стремится возвыситься надо мной – то есть признает себя со мной равным и равноправным. И моя нация, в этом отношении, есть те, кто готов объединиться со мной, а не те, кто хочет так или иначе от чего-то отъединиться. Моя нация – не те (ну или не только те), кто внешне похож на меня. Моя нация – те, кто в принципе готов взять в руки оружие, чтобы вместе со мной бескорыстно защищать мою страну или возвращать ее из под диктата тех, кто установил свой диктат над частью моей страны. Моя нация – нация товарищей по оружию. И товарищей по труду.

Часть тенденций, отражаемых на разных этапах названным термином «национализм», сегодня и в некоторой перспективе для современной России значима, актуальна и позитивна. Другая часть – вредна и опасна.

России, прежде всего, нужен национализм, как надэтнизм, как представление о национальном единстве многих народов, живущих на ее территории, ощущение их одной, единой многоэтнической нацией. Такой нацией практически стал в недавнем прошлом СССР, большая часть населения которого была «единой политической советской полиэтнической нацией», обладавшей своим национальным государством – СССР. Вспоминая об этом в свое время на Госсовете, Путин был прав, указывая на связь этого единства с социалистической идеологией и отмечая это как образец позитивного решения национального вопроса. Только стоит заметить, что нация обычно и не существует без скрепляющего ее начала в виде некой идеологии либо комбинации идеологий. Точно также он был прав, отмечая, что нынешнее общность «россиян» подобного дружественного единства не представляет.

Моя нация – это те, кто вне зависимости от своей принадлежности к тем или иным племенам, этносам и народностям принимает на себя миссию создания нашего национального государства. Тот же, кто говорит, что он такого единства нации на созданной в ходе истории государства строить не хочет, этому препятствует и часть территории моей страны хочет тем или иным способ выделить, отсоединить, кому-то отдать – есть некая иная нация. Но права на территорию моей нации она не имеет. Она может покинуть эту территорию, а может быть с нее выселена. Может быть даже уничтожена моей нацией в ходе защиты целостности моей страны. Но в любом случае моя страна, нация и территория – есть единство. Они – неделимы.

В этом отношении роль классического объединительного национализма для России играл бы такой национализм, который и скреплял бы нацию изнутри, и восстанавливал ее единство с народами и образованиями, отколотыми от нее на предыдущем этапе. То есть национализм, как представление о единстве всех народов пространства СССР – своего рода «советский национализм»: «Единый народ, единая нация, одна страна». России в этом отношении нужен либо свой Гарибальди, который восстановит ее территориальную целостность путем восстания снизу, либо ее Бисмарк, который восстановит его сверху.

Точно также, группы, которые, возможно, и именуют себя моим национальным именем, но при этом создают или устанавливают порядки, при которых моя нация будет разделена на высших и низших, на тех, кто работает, и тех, кто за их счет живет – эти группы не входит в мою нацию. Они представляет собой группу врагов моей нации. При ее обнаружении и политическом проявлении, при ее попытке действовать - вступает в силу старый лозунг строго национализма: «Да здравствует Нация! – Аристократов и попов (в смысле – привилегированных) – на фонари».

Только было бы безумием перепутать и вместо объединительного национализма увлечься экспансионистским национализмом первой половины 20 века или национал-сепаратизмом его окончания. Первый прежде чем собрать силы для «воссоединения русских» и покорения остальных, утонул бы во внутрироссийских этнических разборках, второй же просто приведет к разделу России. Российские этносепаратисты напрасно тешат себя данными о 82% русских, якобы обозначивших себя так в ходе переписи – это отражало не столько более или менее сознательную самоидентификацию, сколько формулу, избавляющую от раздумий о том, кем себя назвать, если один твой дедушка – украинец, второй – грузин, одна бабушка – казачка, а вторая – полька.

И русские этнонационалисты напрасно надеются, что их попытка создать «русское национально-государственное образование» приведет к возникновению единой и сильной Республики Русь. Если даже нечто с подобным названием они и создадут. Перессорившись с остальными народами России, они тут же получат еще Республику Сибирь, Республику Урал, Поморскую Республику на Севере, Приморскую на Востоке. Не говоря уже о том, что и кубанские, и донские казаки тут же провозгласят себя отдельными самостоятельными нациями с Донской и Кубанской республиками, Северо-Запад вспомнит о своих отличиях от Московской земли, Тверь вспомнит о своем подчинении в 14 веке, а Суздаль – о своем Великокняжии в разные эпохи.

Не стоит также забывать и о разных путях формирования национального единства в Западной Европе и России – если в первой выделение из общецивилизационной зоны шло в значительной степени на этноязыковой основе (торговать было легче в едином языковом пространстве), то в России в известном смысле было наоборот: хозяйство Православной церкви было расположено на территории разных княжеств и в тот момент именно она представляла интерес объединения целостного рынка и реальными политическими действиями способствовала формированию единой нации, легитимизируемой и оформляемой единым православным смысловым пространством. Поэтому для самой русской идентификации этническое начало всегда играло крайне подчиненную роль.

И абсолютно прав Павел Святенков, когда пишет о том, что подходить к русским с этнографическим лекалом – связывать их достоинство с большей пропагандой русских народным песен и плясок – есть определенное неуважение к народу, в течении нескольких сотен лет определявшему ход мировой истории. Если уж на то пошло, то не только европейск

Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Политолог: России нужно восстановить единство страны


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.