Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Экранные рыдания

  • Экранные рыдания
  • Смотрите также:

Замечательный советский писатель, журналист, поэт и драматург Евгений Шварц, когда заполнял анкеты, не мог заставить себя на вопрос о профессии ответить «писатель».

«НУ КАК ЭТО ТАК, — недоумевал он, — написать о себе «я — писатель»? Это всё равно что сказать «я — красавец»!» И писал «драматург», полагая, что это будет как-то скромнее, ближе к ремеслу, а не к высокому искусству.

К числу таких терминов, никак не стыкующихся с местоимением «я», принадлежит — или принадлежало — слово «интеллигент».

В советское время интеллект, интеллигенция, интеллигентность имели очень высокий статус, и вся советская культура этот статус поддерживала. Была мода на интеллигентность — и это тот нечастый случай, когда моду, повальное увлечение чем-либо можно только приветствовать.

Но пришли «перестройка», «гласность», «свобода слова» — и тут попёрло.

СМИ были переданы в руки бандитов и олигархов. Настоящая, советская, интеллигенция в этих СМИ шельмовалась: типа, эта, как «совки», в натуре! «Демократическая интеллигенция», отпихивая друг друга локтями, бросилась обслуживать вкусы братков и ублажать ростовщиков и спекулянтов.

Наивная публика, наслушавшись причитаний про зверства советской цензуры, уже приготовилась читать, смотреть и слушать извлечённые из ящиков и сейфов шедевры, которым позавидовали бы Толстой и Шекспир, над которыми хохотал бы Чарли Чаплин и ронял бы слезу Моцарт.

Но в ящиках, сейфах и прочих потаённых местах у «творцов» ничего, кроме чернухи, порнухи, мусора и тараканов, обнаружено не было…

Вот, собственно, после этого слово «интеллигент» приобрело ярко выраженный отрицательный смысл, назвать кого-то интеллигентом стало означать не похвалу, а клеймо.

И опять не стыковались слово «интеллигент» и местоимение «я», но по другой уже причине. Как ни одна девица, обслуживающая в постели клиентов, не похвалялась своим жёлтым билетом, так и «демократическая интеллигенция», обслуживающая в СМИ капиталистов, интеллигенцией себя не именует. Ну неприличным сделалось — точнее, они сами сделали — это слово.

Я думал об этом, когда показывали по телевидению сочащийся холуйством и раболепием фильм про «августейшее семейство» Николая II — изделие лакействующих «творцов».

Вот у Николая и Алисы рождается сын. Событие вполне рядовое, в тот же день в России появились на свет многие тысячи младенцев.

И вот здесь интересно вспомнить реакцию человека, чьё имя стало синонимом интеллигентности, — Антона Павловича Чехова. Куприн в своей статье «Памяти Чехова» пишет, как очень волновалась по случаю родов некая дама из его круга, как доктор Чехов её успокаивал и объяснял, что и как будет происходить и какая радость будет увидеть младенца. Всё так и получилось, восхищённый муж интересовался у Чехова, откуда он так хорошо всё знает, а Чехов ответил:

— Да ведь, когда я жил в деревне, мне же постоянно приходилось принимать у баб. Всё равно — и там такая же радость.

Эта мысль свободного, по-настоящему интеллигентного человека была настолько необычна по тем временам, что Куприн даже подчеркнул эти чеховские слова. Как же так — и дама, и баба рожают одинаково? И в крестьянской семье, и в барской — такая же радость?

Значит, было уже в жизни Чехова описанное им прекрасное утро, когда он проснулся и почувствовал, что в его жилах течёт не рабская кровь, а настоящая человеческая.

А вот в жизни авторов этого раболепного фильма такого утра не было — и, похоже, никогда не будет.

Ликование толпы по поводу рождения одного из многих тысяч младенцев можно показать, но показать по-разному. Можно — сливаясь в холуйском экстазе с толпой (как сделали это авторы), а можно — отстранённо и с сочувствием: вот ведь охмурили несчастных людей, воспитанных в рабстве и невежестве, лучше бы они о своих детях так радовались.

А как в России обстояло дело с детской смертностью при Николае II, показывает статистика.

«По данным за 1908—1910 гг. количество умерших в возрасте до 5 лет составляло почти 3/5 общего числа умерших. Особенно высокой была смертность детей в грудном возрасте» (Рашин. «Население России за 100 лет. 1811—1913 гг.»).

«…в 1905 г. из каждой 1000 умерших обоих полов в 50 губерниях Европейской России приходилось на детей до 5 лет 606,5 покойников, т.е. почти две трети. Из каждой 1000 покойников мужчин приходилось в этом же году на детей до 5 лет 625,9, из каждой 1000 умерших женщин — на девочек до 5 лет — 585,4. Другими словами, у нас в России умирает ежегодно громадный процент детей, не достигших даже 5-летнего возраста, — страшный факт, который не может не заставить нас задуматься над тем, в каких же тяжёлых условиях живёт российское население, если столь значительный процент покойников приходится на детей до 5 лет» (Н.А. Рубакин. «Россия в цифрах», С.-Петербург, издание 1912 г.).

По данным сборника С.А. Новосельского «Обзор главных данных по демографии и санитарной статистике» издания 1916 года, в 1902—1906 годах из тысячи родившихся младенцев умирали 253, в 1907—1911 годах — 244.

Но это — в среднем. В Нижегородской губернии из тысячи детей умирали 340, в Вятской — 325, в Олонецкой — 321, в Пермской — 320, в Костромской — 314 (Д.А. Соколов, В.И. Гребенщиков. «Смертность в России и борьба с ней», 1901 г., «Движение населения в Европейской России за 1908, 1909 и 1910 гг.»).

«…Прошло 25—30 лет… Во всех государствах смертность сильно понизилась, даже там, где она весьма низко стояла, как, например, в Швеции, где она уменьшилась чуть не вдвое с 13,2 до 7,5. Наоборот, России, по этим данным, относящимся к 1901 г., не только сравнительно с европейскими, но и со всеми государствами (исключая одну Мексику, где коэффициент достигает 30,4) принадлежит печальное первенство в смысле потери наибольшего числа младенцев в течение первого года их жизни сравнительно с числом родившихся в том же году, а именно, на 100 живорождённых приходится 27,2 умерших на первом году жизни» (П. Георгиевский. «Смертность младенцев в возрасте от рождения до одного года в 1909, 1910 и 1911 годах в Европейской России», 1914 г.).

Статистику можно приводить ещё и ещё.

Но почему «демократических интеллигентов», сделавших этот лизоблюдский фильм, ничуть не интересуют здоровье и жизнь сотен тысяч и миллионов детей, погибавших в царствование Николая II? Почему весь их пафос вертится вокруг одного ребёнка и одной семьи — в России были миллионы детей и миллионы семей? И судьбы их складывались куда трагичнее, чем у «августейшего семейства», — и во многом по вине этого семейства: кого-то Николай посылал за тридевять земель воевать с японцами, кого-то по его приказу убивали у Зимнего дворца или расстреливали на Ленских приисках, кто-то просто погибал от болезней, потому что деньги шли не на здравоохранение, а на помпезные храмы…

Впрочем, чем хороша «демократическая интеллигенция» — так это своей покладистостью. Уверен я почему-то, что, если тем же творцам заплатить вдвое больше, они тут же другой фильм сварганят, такую «смерть тиранам» отчебучат, что дантоны с робеспьерами кроткими овечками покажутся.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости культуры | |

Подписка на RSS рассылку Экранные рыдания


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.