Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Армии России операторы саперной лопаты не нужны

  • Армии России операторы саперной лопаты не нужны
  • Смотрите также:

В 1970-е гг. в советских Вооруженных Силах началось массовое перевооружение на новое поколение боевой техники. Соответственно в «традиционных» родах войск (мотострелковых, танковых, воздушно-десантных и т.д.) появлялись новые воинские специальности, в названиях которых присутствовало непривычное для ветеранов военной службы слово «оператор».

Например, наводчик-оператор танка или БМП, оператор ПТУР или СБР (станции ближней разведки), разведчик-оператор РСА (разведывательно-сигнализационной аппаратуры) и прочие. Фактически это наименование отражало качественное изменение требований к знаниям, умениям и навыкам военнослужащих на соответствующих должностях. В качестве ответной реакции на перемены в армейском фольклоре того времени появился такой персонаж, как «оператор саперной лопаты».

Однако в 1980-е гг. советские военные ученые пришли к выводу, что солдаты и сержанты срочной службы используют возможности ВВТ в среднем на 60-70% (при полном выполнении программ боевой подготовки), и то лишь в последнее полугодие двухлетнего срока военной службы. То есть в целом в наиболее массовых родах войск (мотострелковых, танковых, РВиА и т.д.) общая эффективность применения ВВТ не превышала 50% в развернутых группировках, а в соединениях сокращенного состава и кадра была заметно ниже. Одной из причин такого положения было существенное отставание разработки и поступления в войска современных технических средств обучения (ТСО), устаревшие методики обучения, значительные затраты служебного времени военнослужащих всех категорий на хозяйственные и вспомогательные задачи. Не менее важным фактором стало техническое отставание средств материально-технического обеспечения от уровня новейшего вооружения.

 

Достаточно сказать, что комплексные тренажеры экипажей были приняты на снабжение спустя много лет после поступления в войска бронетехники и артиллерии нового поколения – танков Т-64, Т-72 и Т-80, боевых машин пехоты БМП-2 и БМП-3, САУ 2С19 и т.д. А бронированные ремонтно-эвакуационные машины нового поколения, современные мастерские технического обслуживания, ремонтные мастерские, топливо-маслозаправщики и прочие машины обеспечения поступали на снабжение в недостаточном числе и с большим опозданием.

В ВС СССР сохранялись серьезные отличия в интенсивности и качестве боевой подготовки между различными военными округами и группами войск. В советских группах войск за границей боевая подготовка войск была на более высоком уровне, чем в других группировках. Такой сравнительно высокий уровень подготовки достигался меньшим отвлечением военнослужащих на хозяйственные и вспомогательные задачи, подбором квалифицированных офицеров и генералов, более интенсивным использованием ВВТ и увеличенным расходом боеприпасов на занятиях и учениях. Например, в Группе советских войск в Германии учения с боевой стрельбой одновременно пяти полков (два мотострелковых, танковый, артиллерийский, авиационный) не считались из ряда вон выходящим явлением.

Надо вспомнить, что советские войска во многом сами себя обеспечивали, ведя строительство «хозяйственным способом», содержа подсобные хозяйства, изготавливая мишени, охраняя разные объекты и т.д., тем самым отвлекая значительные ресурсы на хозяйственные и вспомогательные мероприятия.

Между тем в 1970-1980-е гг. Вооруженные Силы США перешли к комплектованию военнослужащими по контракту, тем самым резко повысив качество боевой подготовки и выучку войск.

В СССР также предпринимались усилия по улучшению эффективности боевой подготовки. В конце 1980-х гг. началось развертывание центра боевой подготовки нового поколения (с лазерными имитаторами стрельбы и поражения) на Яворовском полигоне (Прикарпатский военный округ), но события 1990-х гг. поставили крест на этом перспективном начинании.

 

Когда наша армия напрямую вступала в боевые действия (Афганистан, Северный Кавказ, Южная Осетия), перечисленные выше проблемы с боевой подготовкой и обеспечением вставали, что называется, «в полный рост». Низкая обученность войск, их слабая обеспеченность не могли быть в полной мере скомпенсированы героизмом, самопожертвованием и верностью воинскому долгу подавляющего большинства солдат и офицеров. В результате потенциальные возможности ВВТ использовались недостаточно полно, а мы несли неоправданные потери.

К сожалению, в истории наших Вооруженных Сил такое происходит не впервые. Например, летом 1941 г. немецкая армия без особых проблем «разобралась» с почти полутора тысячами новейших советских танков Т-34 и КВ, имевшихся к началу войны в западных военных округах. Хотя эти машины радикально превосходили по тактико-техническим характеристикам танки противника, слабая обученность войск и командования, нехватка средств обеспечения сыграли роковую роль. Советские механизированные корпуса, оснащенные новейшими танками, не оказали решающего влияния на исход начального периода войны, закончившийся для нас неудачно. С 22 июня по 9 июля 1941 г. потери Красной Армии составили 11712 танков.

 

Напротив, когда осенью 1941 г. сравнительно малочисленные советские танковые войска в виде танковых бригад, укомплектованных в основном танкистами с боевым опытом, применили новые тактические приемы, из немецких войск в адрес высшего командования посыпались тревожные донесения о массовом эффективном применении русскими новейших танков. При этом в строю войск Западного фронта на 7 ноября 1941 г. было всего 519 танков, из них Т-34 и КВ – лишь 153!

В Российской армии «нового облика», несмотря на формирование соединений постоянной готовности, передаче сторонним структурам многих хозяйственных функций, недостаточно внимания уделялось повышению эффективности боевой подготовки и всестороннего обеспечения войск. Закупки современных технических средств обучения сокращались, имеющиеся средства не ремонтировались, широко рекламируемые масштабные мероприятия боевой и оперативной подготовки все больше приобретали формально-показной характер. Младшее, среднее, а нередко и старшее, звенья командного состава не обладали необходимыми навыками организации и проведения боевой подготовки.

В 2012 г. начальник Главного управления боевой подготовки Сухопутных войск генерал-лейтенант Николай Богдановский отмечал:

«В частях постоянной готовности наблюдается практически полное отсутствие в табелях к штатам и в наличии экипажных тренажеров для бронетанковой техники (танки, БМП, БМД, БТР), артиллерийских и зенитных комплексов вооружения, которые необходимы для слаживания экипажей после прибытия военных специалистов (механик-водитель, наводчик, оператор, командир и т.п.) из окружных учебных центров.

15% тренажеров отработали более 15 лет, всего около 54% тренажеров находятся в исправном состоянии. Столь низкий процент наличия в войсках исправных тренажеров объясняется, прежде всего, практически полным отсутствием в 2010-2011 гг. технического обслуживания и восстановления тренажеров в Сухопутных войсках.

Следует отметить в целом низкую обеспеченность войск современными тренажерами. Тренажеры, разработанные 10-20 лет назад и до настоящего времени эксплуатируемые в войсках, не отвечают современному уровню техники и современным требованиям к организации боевой подготовки, что вызывает необходимость их глубокой модернизации или замены.

Анализ результатов выполнения мероприятий по огневой подготовке позволяет сделать вывод о том, что в настоящее время при проведении занятий присутствуют системные недостатки, которые существенно влияют на качество обучения.

Не все командиры могут применить на практике требования Курса стрельб и Программ боевой подготовки, в результате чего объем, содержание и последовательность отработки упражнений по огневой подготовке не соблюдаются.

 

Руководители занятий, в большинстве случаев, не могут проводить качественный разбор действий обучаемых и результатов стрельбы. Некоторые офицеры, особенно выпускники училищ, в результате низкой личной профессиональной подготовленности не видят недостатков в действиях подчиненных и не принимают мер по их устранению.

Поэтому необходимо больше уделять времени для занятий на современных учебно-тренировочных средствах. Все начальные и подготовительные упражнения необходимо выполнять на тренажерах (что сокращает время на проведение занятий, экономит ресурсы и исключает серьезные последствия, к которым приводит нарушение требований безопасности), а затем уже выходить в поле и заниматься на боевой технике, выполняя учебные и контрольные стрельбы».

С приходом в Министерство обороны нового руководства во главе с министром генералом армии Сергеем Шойгу акценты военного строительства существенно сместились на практику подготовки войск, при неизменности общего направления на создание современных, эффективных, боеспособных Вооруженных Сил. Тезис, провозглашенный новым министром, не мог не радовать: «Армия должна учиться воевать».

Высшие посты в Минобороны заняли военачальники, обладающие личным опытом организации и проведения полноценной боевой подготовки в ВС СССР и получившие боевой опыт в новейшее время. Среди них начальник Генерального штаба Вооруженных Сил – первый заместитель министра обороны РФ генерал армии Валерий Герасимов, первый заместитель министра обороны РФ генерал армии Аркадий Бахин, главнокомандующие видами ВС и родами войск, командующие войсками военных округов.

 

Например, Валерий Герасимов за первые пять лет офицерской службы в Северной группе войск (Польша) приобрел бесценный опыт организации и проведения в полном объеме боевой подготовки стопроцентно укомплектованных и оснащенных подразделений. Недаром в советское время офицеров, прошедших «школу» групп войск, называли «профессорами боевой подготовки». В Российской армии Валерий Васильевич получил боевой опыт в период рук 8000 оводства войсками на различных должностях в «воюющей» 58-й армии и Северо-Кавказском военном округе.

Аналогичным опытом обладает и генерал армии Аркадий Бахин, начинавший службу в Южной группе войск (Венгрия), командовавший дивизией в Северо-Кавказском военном округе и возглавлявший штаб этого объединения. Весьма примечательно, что при Шойгу начальник ГУБП СВ генерал-полковник Николай Богдановский был назначен командующим войсками Центрального военного округа.

В ходе научно-практической конференции «Военная безопасность России: ХХI век», проведенной в феврале 2013 г., генерал армии Валерий Герасимов сказал: «На новый качественный уровень планируется вывести систему подготовки войск. С 2014 г. предусматривается создать учебные центры Сухопутных войск, Воздушно-десантных войск и береговых войск ВМФ нового поколения. Они обеспечат подготовку личного состава от батальона до бригады, а также органов управления к боевым действиям в любом регионе. В обучении будут использоваться тренажеры и лазерные имитаторы стрельбы и поражения».

Перспективы повышения эффективности боевой подготовки опираются на прочную материальную основу. Согласно обнародованному плану деятельности Минобороны на период до 2020 г. к исходу 2017 г. должны быть введены в строй четыре межвидовых Центра боевой подготовки нового поколения (по одному в каждом военном округе), модернизировано 114 полигонов, к исходу 2014 г. созданы новые полигоны – горный, горный наземный авиационный, морской авиационный. Укомплектование войск техническими средствами обучения (ТСО) будет проходить нарастающим темпом. Если в 2013 г. в войска поставляется всего лишь 11 современных комплектов ТСО, то уже в следующем году – 91, а к исходу 2020 г. в Вооруженных Силах будет 704 комплекта ТСО.

Министр обороны выдвинул требование опережающих поставок ТСО для нового поколения ВВТ и первоочередного направления современного ВВТ в военно-учебные заведения и межвидовые учебные центры. Необходимо отметить, что такого не было даже в советское время!

За счет повышения интенсивности боевой подготовки, совершенствования ее форм и способов, всестороннего обеспечения мероприятий, планируется увеличить наплаванность экипажей кораблей (подводных лодок) до 125 суток в год, налет летного состава авиации до 120-150 часов в год на экипаж (в зависимости от рода авиации), километраж практического вождения до 1000 км в год (военная автомобильная техника) и 500 км в год (бронетанковая техника).

Немаловажное значение имеет укомплектование военнослужащими по контракту сержантского корпуса и должностей, определяющих боеспособность, а также важнейших родов войск, соединений, частей, подразделений и экипажей. Это позволяет перейти на годичный цикл боевой подготовки, радикально повысить боеспособность подразделений, обеспечить высокий уровень боевой готовности. На 100% военнослужащими по контракту в текущем году укомплектуют парашютно-десантные и десантно-штурмовые батальоны ВДВ и экипажи подводных лодок ВМФ. Долю «контрактников» планируется довести к исходу 2014 г. до 100% для должностей сержантов, в боевых подразделениях бригад специального назначения и батальонах морской пехоты. А к исходу 2017 г. контрактники займут и все должности, связанные с эксплуатацией сложного и дорогостоящего вооружения и военной техники. Не будем забывать, что восстанавливается институт прапорщиков и мичманов. Они займут должности командиров (взвода обслуживания, боевой группы, боевой машины, боевого поста) и технические (техник роты, начальник радиостанции, электрик, фельдшер, начальник ремонтной мастерской, начальник технического узла и т.д.).

Вместе с тем в Вооруженных Силах РФ останется значительный контингент военнослужащих по призыву. Это обусловлено многими объективными причинами, в том числе и необходимостью накопления мобилизационного резерва. При этом, как подчеркнул президент РФ Владимир Путин, срок действительной военной службы по призыву продолжительностью 12 месяцев пересмотру не подлежит. В связи с этим проблема качественной индивидуальной подготовки военнослужащих по призыву и боевого слаживания подразделений, где они проходят службу, остается одной из самых актуальных.

Не секрет, что некоторые ветераны военной службы, различные эксперты и даже представители политических партий в Госдуме считают, что обеспечить должный уровень боевой выучки за год срочной службы невозможно. Отсюда и предложения увеличить такой срок до полутора, а то и двух лет.

 

Однако практика показывает, что применение современных технических средств обучения, новых форм и методов боевой подготовки вполне позволяют добиться высокой обученности военнослужащих со сроком службы 12 месяцев.

Приведу характерный пример. В 1963-1991 гг. в войсках НАТО в Европе проводились престижные соревнования танковых экипажей и взводов на «Приз канадской армии» (Canadian Army Trophy, CAT). В соответствии с условиями состязаний танковые экипажи в составе взводов вели стрельбу из пушек (32 цели) и пулеметов (80 целей) на дальностях до 2400 м. Соревнования проходили в пять этапов различной сложности. За каждый этап начислялось определенное количество очков, учитывающее время на стрельбу и точность поражения мишеней. Престиж «Приза канадской армии» в армиях стран НАТО был исключительно высок, соревнования широко освещались в СМИ, а по их итогам нередко принимались решения по совершенствованию боевой подготовки и выработке требований к бронетехнике. И в этих очень жестких условиях неоднократно побеждали экипажи, укомплектованные военнослужащими срочной службы со сроком службы 12 месяцев и менее.

Руководство Вооруженных Сил РФ активно внедряет новые формы и методы боевой подготовки, наращивает ее интенсивность. По заявлению первого заместителя министра обороны генерала армии Аркадия Бахина, сделанному 30 мая 2013 г. после Коллегии Министерства обороны, посвященной боевой подготовке, в текущем летнем периоде обучения «интенсивность боевой подготовки возрастет на порядок». Далее он пояснил: «В летнем периоде обучения мы проведем свыше 500 учений разной емкости, из которых 40% будут носить межвидовой характер. В летнем периоде обучения мы пересмотрим некоторые подходы к боевой подготовке. Основные усилия будут направлены на межвидовую подготовку. Это когда Сухопутные войска, ВВС, ВМФ выполняют задачи в едином строю. Полагаем, что основной тактический уровень для межвидовой подготовки – это батальон. Венцом летнего периода обучения для Вооруженных Сил России станет совместное с Белоруссией стратегическое учение «Запад-2013», которое пройдет в сентябре».

Меняются сами подходы к системе обучения, она будет строиться по принципу состязательности. Примером такого подхода может служить соревнование танковых экипажей – «танковый биатлон», впервые проведенный по инициативе Сергея Шойгу в августе.

Проведенные в текущем году внезапные проверки боевой готовности войск и сил военных округов, видов и родов войск выявили ряд недоработок, которые будут учтены при организации и проведении мероприятий оперативной и боевой подготовки. Верховный главнокомандующий ВС РФ Владимир Путин и руководство Министерства обороны получили объективную картину реального состояния Вооруженных Сил. Генерал армии Аркадий Бахин подчеркнул: «Мы знаем, что делать, куда идти. Все это позволит повысить боеготовность Вооруженных Сил России». Хочется надеяться, что все планы будут реализованы в полном объеме и Российская армия по уровню боевой выучки, боевой готовности в ближайшие годы вернется в число сильнейших в мире.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости науки | |

Подписка на RSS рассылку Армии России операторы саперной лопаты не нужны


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.