Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Почему Шерлока Холмса должен был снять Тарковский?

  • Почему Шерлока Холмса должен был снять Тарковский?
  • Смотрите также:

Стало уже «доброй традицией» ругать фильмы, даже не удосужившись смотреть их. Не избежал этой участи и новый сериал режиссера А.Кавуна «Шерлок Холмс». На создателей фильма обрушился шквал критики, переходящей в обвинения во всём и вся.

В вину Кавуну ставят даже то, что режиссер он «неизвестный». Представляю себе, что сказали бы о фильме те же авторы, сними его, скажем, всемирно знаменитый Тарковский...

Да, образы Ватсона и Холмса непривычны. И это ещё мягко сказано. Они «скандально» неожиданны. Разумеется, сказывается то, что у зрителя с легкой руки создателя предыдущего талантливого сериала И.Масленникова давно сложился и образ Ватсона (восхитительный Соломин), и Холмса (великолепный и неподражаемый Ливанов). И представить их себе какими-то иными для многих уже просто невозможно.

Да, Конан-Дойля мы читали давно, а перечитав, можем убедиться, что образы героев в фильме Кавуна соответствуют литературному оригиналу в значительно большей степени, нежели герои фильма Масленникова.

Спросим себя: а похож ли Ватсон Соломина на инвалида, прошедшего «Афган», на пенсионера, испытавшего все муки войны и плена, да ещё и живущего на скудную пенсию? А судьба «подлинного» Ватсона именно такова. Но ведь не становится от этого Ватсон в исполнении Соломина менее любимым персонажем.

А вот Ватсон Панина в точности соответствует своему литературному прототипу, разве что исполнен неизмеримо большей глубины. Или Холмс. Сейчас трудно представить его себе каким-то иным, нежели в исполнении Ливанова. При этом мало кто помнит, что Холмсу на момент встречи с Ватсоном (по Конан-Дойлю) примерно 27 лет. Совсем молодой парень, фанат своего дела и явный неврастеник, по всем медицинским признакам. Таким и рисуется Холмс в первом рассказе о нём и его друге Ватсоне («Этюд в багровых тонах»). Таким же изображает Холмса И.Петренко. Абсолютно ничего общего с «хрестоматийным» образом, созданным Ливановым.

Да, избавление от чар и волшебства доброй, ироничной и временами весёлой сказки, рассказанной Масленниковым, в которой даже сущие злодеи милы и забавны, проходит нелегко. Трудно после этого менять доминанту восприятия и принимать иную, куда более близкую к оригиналу, трактовку образов.

Новый фильм - достаточно жёсткая версия Артура Конан-Дойля.

А и впрямь, что хорошего в убийствах?

Стилистика «нового» Холмса совершенно иная, жёсткая, сумрачная, хотя и в ней находится место и тонкому юмору, и смеху.

В фильме Кавуна нет проходных ролей, они все являют собой маленькие шедевры. Потрясающи, например, две старухи-жилички пансиона миссис Хадсон (в новой версии - дамы поры элегантности в исполнении И.Дапкунайте, ждущей от Ватсона «решительного шага»). Очень к месту даже её прибалтийский акцент.

Великолепна массовка. Такое ощущение, что дело и впрямь происходит в лондонских подворотнях и притонах; будто ты сам физически «при сём» присутствуешь.

А каков образ Лондона, средневекового города, разросшегося до всемирной помойки... Грязь, конский навоз под ногами, лужи, хмарь, туман, дешёвые кабаки, в которых низменно подаётся дешевое пойло и дешёвая любовь для «отверженных». В таком городе так и тянет на какое-нибудь грязное и гнусное злодейство.

Великолепна пластика обоих исполнителей главных ролей. Их игру смотришь с наслаждением. Умеют они едва заметным жестом, едва заметным движением губ, короткой репликой, а то и междометием создать образ.

Правду сказать, задачи у обоих актеров различны. Если Холмс статичен («развиваться ему некуда», он уже «задан»), то Ватсон показан в динамике. Инвалид, натерпевшийся и насмотревшийся на афганской войне всякого-разного и мечтающий стать писателем, попадает в орбиту Холмса и втягивается в события, в силу которых он вынужден убивать своих боевых товарищей, таких же нищих, как он, которым не досталось достойного места в мирной жизни и с головой ушедших в преступный мир.

«У солдата две жизни: одна до войны, другая после войны», - говорит герой фильма. Как же это всё нам, русским, знакомо...

Вот и мафиози (С.Скляр), спасший в своё время Ватсона от гибели в Афгане и получивший от Ватсона пулю, но уже в Англии. И не в бою, в котором они вместе отстреливались от подельников мафиози, - в прошлом таких же солдат и офицеров королевы Виктории, - а на дуэли.

Очень убедителен и А.Адабашьян в роли редактора, постоянно отвергающего рассказы Ватсона, дающего ему советы, как надо писать («не копируя Киплинга, но учась у Стивенсона»). Восхитила сцена, в которой редактор, - нарочито громко, на публику, - вещает: «Никакого шовинизма! У нас, слава Богу, империя и монархия!» (Помнится, у Масленникова Адабашьян играл Бэрримора).

Кстати, сама идея показать становление Ватсона как писателя, весьма плодотворна. Так рождается легенда о Шерлоке Холмсе. А ведь правда жизни и правда искусства, как наставляет Ватсона его редактор, это совершенно разные вещи. И эта идея авторов фильма придает ему дополнительное измерение.

Великолепен и Лестрейд (М.Боярский), который стал в фильме третьим главным лицом. У Масленникова то была сущая карикатура, очаровательная и милая (Б.Брондуков). У Конан-Дойля же Лестрейд - это «типичный представитель» туповатого полицейского.

Да. И такие бывают. А теперь задумаемся: что есть Холмс и что есть Лестрейд? Начнём с простенького вопроса: «Сколько дел расследует по зову сердца Холмс и сколько дел вынужден вести одновременно по долгу службы Лестрейд?

Холмс ведёт каждый раз одно единственное дело, отдаваясь следствию целиком и полностью, напрягая всю свою фантазию и знания. Это что-то вроде нескончаемого любовного романа. У Лестрейда этих дел невпроворот, и вновь поступающие трупы уже не вмещает в себя морг, так что приходится складывать их прямо в полицейском участке. И за каждое преступление приходится отвечать перед начальством. Озверение и усталость приходят в такой ситуации к сыщику довольно быстро. Есть ли у Лестрейда время особо долго вдумываться в каждое из них и «обсасывать» каждое дело, как конфетку?

Да, Холмс по видимости, талантливее. Только посмотрел бы я на гения-Холмса, задавленного уголовной «текучкой», когда нет времени «обсасывать» каждую деталь. А Лестрейд Боярского вполне вменяемый и достаточно быстро схватывающий ситуацию сыщик. Да, жёсткий, предельно жёсткий. Да, без особой фантазии. Только вот с тем контингентом, с которым в основном работает Лейстрейд, фантазии особой и не нужно, она подчас лишь мешает работе. Ему нужны информаторы, без которых сыск попросту немыслим.

Кроме того, Лестрейд-Боярский умеет вовремя изменить свое видение ситуации и принимает грамотные решения (пусть и с подачи Холмса). Но ведь принимает их, а не упирается рогом, умеет выслушать оппонента, не упорствует в своих ошибках.

И видно, что Лестрейд у Боярского - «волчара», битый жизнью. Внешний вид его впечатляет: впалые щеки, звериный взгляд. Это не карикатурный Лестрейд Брондукова, соответствующий, кстати, букве Конан-Доля. Но ведь Конан-Дойлю как раз и нужен был туповатый полицейский, который мог оттенить гений Холмса...

Лестрейд не может позволить себе удовольствие браться только за те дела, которые ему «западают в душу». У него конкретная работа. Собачья работа. И никакой романтики. Грязь, кровь и весь набор человеческих пороков, ведущих к преступлению. На первый взгляд, даже удивительно, но именно Лестрейд бросает в лицо Холмсу обвинение: «Там, где вы, там трупы! Вы несете с сбой смерть!..»

Пожалуй, никто ещё на этом не акцентировал свое внимание. Разумеется, важно не путать причины со следствиями, однако факт остается фактом: там, где Холмс, там смерть. Кстати, отношение Холмса к смерти вполне равнодушное, если не сказать профессиональное, т.е. циничное. Смерть для него есть неотменяемая и неизбежная данность. Этим он кардинально отличается от Ватсона, остро переживающего то, что защищая свою жизнь, он сам стал убийцей своих в прошлом боевых товарищей.

Удивительно, но главный герой фильма не Холмс, а Ватсон. И ирландские наигрыши, которые стали музыкальным сопровождением фильма, подчёркивают эту мысль.

Фильм о Холмсе и Ватсоне по определению должен стать детективом. Однако постоянно ловишь себя на мысли, что сам детективный сюжет уходит куда-то на задний план, а благодаря создателям фильма на первый план выступает интерес к самим героям, человеческим характерам. И каждый персонаж фильма, пусть и представший перед зрителем на несколько секунд - живой человек со своей судьбой, отчего и смотрится фильм практически на одном дыхании.

И последнее. Холмс Ливанова и Ватсон Соломина давно стали нашими друзьями. Правда, друзья эти сказочные. Новый Холмс на такую роль явно не подходит. Да он на неё и не претендует. Впрочем, и Холмс Конан-Дойля едва ли мог стать нашим другом. А вот доктор Ватсон Панина, сойди он в нашу жизнь с экрана, вполне мог бы им стать.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости культуры | |

Подписка на RSS рассылку Почему Шерлока Холмса должен был снять Тарковский?


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.