Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Как Православная Церковь сделала возможной поражение Саакашвили

  • Как Православная Церковь сделала возможной поражение Саакашвили
  • Смотрите также:

«Революция роз» 2003 года была типичным национал-демократическим проектом, органично сочетавшим, по аналогии с «бархатными» революциями 1989 года в Восточной Европе, либерально-демократические и националистические лозунги. «Единая и неделимая демократическая свободная Грузия» предлагалась Саакашвили именно «в одном флаконе» – как «собирание» страны, которая разваливалась на национальные регионы, и одновременное придание ей демократического облика.

Неслучайно сразу после избрания в январе 2004 года Саакашвили делает публичный жест в сторону наследия Звиада Гамсахурдиа, диссидента и националиста, выведшего Грузию из состава СССР, наследие которого с 1992 года было в стране под запретом. «Гамсахурдиа был истинным патриотом Грузии, он стал жертвой своей мечты о создании независимого, демократического и сильного грузинского государства», – заявил Саакашвили, подписав 26 января 2004 года «Декларацию о национальном примирении» в тбилисском соборе Кашвети. Перед этим его пресс-секретарь Гурам Абсанадзе напомнил о том, как в 1991 году «начался путч против законно избранного президента Грузии Звиада Гамсахурдиа», и что «Михаил Саакашвили осознает, в какое несчастье повергло население Грузии и само государство правление Эдуарда Шеварднадзе».

Иначе говоря, Саакашвили и его Единое национальное движение прямо апеллировали к восстановлению легитимной линии власти, прерванной в 1991 году, к «традиции» Гамсахурдиа, годом памяти которого в стране был официально объявлен 2004 год, первый год новой власти. В 2007 году тело первого президента Грузии было торжественно перезахоронено в Тбилиси в Пантеоне писателей и общественных деятелей.

В какой-то степени подписание «Декларации национального примирения» со звиадистами, последние вооруженные отряды которых только после этого вышли из лесов Мегрелии (где партизанили 12 лет!), можно сравнить с тем, как в 1990 году избранный президент Лех Валенса получил инсигнии (державные регалии) власти от прибывшего для этого в Варшаву президента «польского правительства в изгнании» (действовавшего там с 1940 года, после оккупации Польши нацистами) Рышарда Качоровского.

Как в Польше, так и в Грузии одним из элементов консолидации консервативных сил была Церковь, даже в социалистическое время сохранившая огромное влияние на массы. Так, в Южной Осетии прямо обвиняют Грузинскую Церковь в том, что она «оказывала финансовую и иную помощь режиму Звиада Гамсахурдия во время грузинской агрессии против Южной Осетии в 1989-1992 годах». Так или иначе, в 2006 году в ГПЦ прямо предлагали перезахоронить прах Гамсахурдиа в кафедральном тбилисском соборе Святой Троицы, а годом позже при его захоронении в государственном Пантеоне Патриарх Илия II совершил там торжественную поминальную службу.

Саакашвили также попытался снискать благосклонность Церкви, с которой в Грузии у государства официально заключено в 2001 году соглашение о ее особой роли – конкордат, подобный подписанному в 1929 году Италией и Ватиканом. Помимо всего прочего, в Грузии конкордат предусматривает и государственные субсидии Церкви, которые со скромных 857 тыс. лари в 2002 году при Эдуарде Шеварднадзе возросли за семь лет пребывания у власти Саакашвили до 25,7 млн. лари к 2009 году (курс лари составляет сейчас около 1,7 за доллар США). По подсчетам грузинских журналистов, в 2002-2013 годах государство выплатило Грузинской Церкви астрономическую сумму в 200 млн. лари (около 117 млн. долл.), основная часть которых была выделена из госказны именно при Саакашвили. В 2008 году опять же при финансовой поддержке государства в телеэфире появился учрежденный Патриархией телеканал «Эртсуловнеба» («Единодушие»). Глава государства регулярно появлялся на публике рядом с Патриархом.

Роковым для отношений Саакашвили с Церковью стал «Закон о статусе религиозных меньшинств», принятый 5 июля 2011 года парламентом, где доминировали депутаты от Единого национального движения, и 6 июля подписанный президентом. Закон вносил поправки в Гражданский кодекс, согласно которым возможность зарегистрироваться как юридическое лицо публичного права могла любая религиозная организация, тогда как ранее этим статусом обладала – подчеркивая тем самым ее особый статус в стране – только Грузинская Православная Церковь. Прочие религиозные организации могли получить лишь статус НКО или же юридического лица частного права. Причем, если в первоначальном варианте закона в качестве новых претендентов на официальный статус в Грузии были конкретно указаны Армянская Апостольская Церковь, Римско-Католическая Церковь, Евангелистская Баптистская Церковь, мусульманская и иудейская общины, то в конечном варианте документа фигурировали уже «религиозные объединения, имеющие историческую связь с Грузией, или те религиозные объединения, которые пользуются таким статусом в странах Совета Европы». Таким образом получили официальный статус не только неопротестантские деноминации, но и разнообразные квази-религиозные объединения New Age. Один из депутатов правящей партии Грузии позже пояснил СМИ: «Мы рисковали, принимая эти поправки, но мы должны были их принять, если хотим стать частью европейского сообщества». Как бы то ни было, правящая партия и президент демонстративно пренебрегли мнением Церкви и Патриарха.

По этому поводу заместитель директора Института Кавказа (Ереван) Сергей Минасян отмечал:

«Грузинская Православная Церковь является вторым политическим игроком в Грузии, и процессы вокруг принятия этого закона вывели на поверхность серьезные разногласия, существующие между ГПЦ и политическим руководством».

Сразу же после принятия закона Патриарх Илия II призвал верующих прийти на его богослужение в кафедральном соборе Святой Троицы. 9 июля к собору вышло, по разным оценкам от 10 до 20 тысяч человек, далее прошедших маршем по центральному проспекту Руставели. Таких манифестаций давно уже не собирала даже политическая оппозиция. Массовые акции православных повторились в центре грузинской столицы 10 и 11 июля.

На проповеди 10 июля Патриарх заявил:

«Церковь была великой силой, такова Церковь и сейчас. Зачастую с Церковью борются и пытаются унизить её. Тот, кто унизит Церковь, обязательно будет наказан».

Подобная демонстрация публичной оппозиционной позиции Церкви и ее широкая общественная поддержка для многих оказалась полной неожиданностью. Впрочем, это только на первый взгляд.

«За последние 20 лет многие обратились к Церкви, это объяснимо, – сообщил в беседе с автором этих строк политический обозреватель аналитического еженедельника Tabula (Тбилиси) Дмитрий Авалиани. – Но последние несколько лет пошел уже какой-то фанатизм, в том числе среди молодежи. Особенно культ личности Патриарха стал процветать Я думаю, у людей была потребность в Мессии, в авторитете. Разочаровались сначала в Шеварднадзе, потом разочаровались в Саакашвили, и Церковь и Патриарх заняли место спасителя Отечества».

Возможность «наказать» Саакашвили и его однопартийцев представилась Церкви уже очень скоро – на парламентских выборах 2012 года. На них она поддержала не близких ей идейно Христианских демократов, имевших малый электоральный потенциал, а популистскую «Грузинскую мечту», созданную Бидзиной Иванишвили и имевшую неплохие шансы составить конкуренцию «националам».

Прямая агитация священниками среди своей паствы голосовать за «Грузинскую мечту», их участие в митингах «мечтателей» было повсеместным, и даже государственные СМИ не могли это игнорировать. Наиболее ярким был пример участия в оппозиционном митинге 1 июля 2012 года митрополита Руисского и Урбнийского Иова (Акиашвили), стоявшего рядом с Бидзиной Иванишвили.

8 июля митрополит Иов на проповеди перед своей паствой прямо заявил:

«Если в итоге предстоящих выборов у власти останется прежнее правительство, Грузия перестанет существовать».

В тот же день в кафедральном соборе Святой Троицы в Тбилиси епископ Батумский и Схалтский Спиридон (Абуладзе) прочел проповедь, одобренную Патриархом Илией II, в которой он обвинил Запад, «американцев, французов и англичан», в том, что именно они «приказали сверху» грузинским тюремщикам насиловать заключенных.

Проповедь епископа Спиридона широко разошлась в Интернете под слоганом «Запад – враг хуже России!»

В интервью Le Figaro богослов Базиль Кобахидзе отметил:

«Церковь хочет взять реванш. Она ненавидит прозападную ориентацию Саакашвили, права человека, демократию, индивидуализм, НАТО. Эта Церковь, хотя и национальная, хочет возвращения в русско-православное лоно».

После разрыва в 2008 году официальных отношений между Грузией и Россией Патриарх Илия II наладил канал «челночной дипломатии» с северным соседом через посредничество Патриарха Кирилла.

Итогом выборов стало сокрушительное поражение «националов», получивших 40,43% голосов против 54,85% у «Грузинской мечты».

Примечательна и электоральная география. Единому национальному движению, вопреки своему названию, удалось победить лишь на избирательных участках в отдельных районах и поселениях, где большинство населения составляют этнические или религиозные меньшинства (армяне, мусульмане, грузины-католики). Единственное исключение – Мегрелия, но тут избиратели скорее вспомнили о том, что не так давно Саакашвили реабилитировал их земляка Гамсахурдиа.

Политолог Георгий Мамулиа после выборов резюмировал:

«Тотальная поддержка, оказанная мамао (батюшками) “Грузинской мечте”, стала одной из основных причин поражения Единого национального движения на парламентских выборах».

По мнению Дмитрия Авалиани, поддержка священнослужителей, проповедовавших своим прихожанам и даже, по слухам, угрожавших им отказом от причастия, могла обеспечить на выборах перевес в 10-20% в пользу партии Иванишвили, точнее – против прозападного курса, взятого Саакашвили


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Как Православная Церковь сделала возможной поражение Саакашвили


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.