Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Мифы и реалии российской демографической проблемы

  • Мифы и реалии российской демографической проблемы
  • Смотрите также:

Правда о рождаемости.

Осенью этого года президент Российской Федерации сделал несколько заявлений по вопросу трудовой миграции, который в последнее время уверенно лидирует в списке проблем, вызывающих наибольшее напряжение в обществе. Введение визового режима в рамках СНГ будет означать, что мы отталкиваем от себя бывшие республики Советского Союза. Нам нужно не отталкивать, а приближать. Нам нужно делать этот процесс более цивилизованным, наладить работу на этом треке таким образом, чтобы он не раздражал коренное население, а вызывал положительную реакцию, — сказал Путин, отвечая на вопросы журналистов на пресс-конференции по итогам октябрьского саммита АТЭС. Рынок труда нуждается в трудовых мигрантах для заполнения тех рабочих мест, которые не заполняются гражданами России, отметил президент. Казалось бы, куда уж больше заполнять – ведь согласно докладу ООН, в 2013 году число мигрантов в России составило 11 миллионов человек. Россия занимает второе место среди стран мира по числу проживающих на ее территории мигрантов из других государств.

Однако в ходе встречи с лидером ЛДПР Владимиром Жириновским, состоявшейся в начале ноября, президент снова обратился к теме миграции и подчеркнул, что интеграция мигрантов в российское общество — это многоплановая задача. Более того, Путин назвал противодействие миграции «нанесением ущерба фундаментальным интересам нашей страны».

А буквально через несколько дней СМИ сообщили о скандале, произошедшем в одном из родильных домов Владивостока: врачи отказались принять в лечебное учреждение женщину-мигрантку, которая начала рожать на крыльце роддома. Акушерки якобы выставили на улицу узбечку, у которой были схватки. Лишь после долгих уговоров полицейских и бригады «скорой» они нехотя приняли роженицу. Главный врач роддома прокомментировал ситуацию так: «По закону бесплатная помощь оказывается в ситуациях, когда что-то угрожает жизни и здоровью человека. Плановые роды к такому состоянию не относятся. По-моему, в этих делах она уже человек опытный. Она уже рожала в Красноярске подобным образом. Судя по всему, она знала, что с нее потребуют денег, поэтому в поисках поддержки она вышла из приемного покоя, нашла зрителей и устроила спектакль. Она упала на асфальт, стала кататься по нему и кричать». Как выяснилось, Шаира Улашева оказалась нелегальной мигранткой. Регистрация на территории Владивостока закончилась у нее еще в мае 2011 года. Корреспонденту НТВ она рассказала: «Приехала во Владивосток уже давно. Сижу дома. Это у меня четвертый ребенок: младшему 1 год и 2 месяца, самому старшему 7 лет. Муж работает дворником, иногда другую черную работу выполняет. Что еще делать? Иногда я попрошайничаю. Я с детства попрошайничаю. А детей с собой беру. С кем их оставить?».

Естественно, в блогах поднялся дикий крик: человеколюбцы предлагали судить черствых и бездушных врачей, не оказавших помощи и презревших «клятву Гиппократа» (кстати, из-за сложившейся у нас традиции тыкать этой средневековой цеховой присягой в нос медикам по любому поводу – от очередей в поликлиниках до нехватки лекарств и специалистов в стационарах, – врачи с горьким юмором называют ее клятвой гиппопотама). Тех, кто робко заикался о том, что, будучи в чужой стране, неплохо было бы соблюдать ее законы, как водится, клеймили нацистами и фашистами. В порыве праведного гнева те же люди, которые упрекают женщин России в нежелании рожать весь фертильный период и приводят набивший оскомину пример о рожавших в борозде или на сенокосе пра-пра-бабок, как-то пропустили мимо ушей фразу главврача о том, что вообще-то роды – это физиологический процесс. Ну а доводы о том, рожающая в четвертый раз женщина-иностранка должна знать длительность периода беременности и пройти необходимое обследование для подготовки к родам, с презрением отвергались как антигуманные. Вопли об «оставлении в опасности» и «если бы она умерла…»заглушили все возражения и об отсутствии эпидконтроля.

Дошло до того, что последовательный либерал и гуманист Олег Козырев в своем блоге на «Эхе Москвы» и вовсе взалкал крови «врачей-убийц»: «Должен быть уволен весь мед-персонал, находившийся на тот момент в роддоме, в отставку должны быть отправлены все региональные чиновники, а также нынешний глава Минздавсоцразвития, т.к. очевидно именно Минздравом установлены те правила, которые мешают врачам следовать клятве Гиппократа….

И да, никакого незаконного пребывания узбечки в России не было. У нас нет визового режима с Узбекистаном».

Как водится, к борцам за общечеловеческие ценности против «фошиздов» присоединились голоса всяческих «ассоциаций мигрантов». А зампред комиссии Общественной палаты по межнациональным отношениям Асламбек Паскачев так и вовсе выдал в интервью газете «Взгляд» стопроцентный даосский коан: «Не будучи гражданкой РФ, женщина не могла иметь полиса обязательного медицинского страхования, а полис добровольного не могла иметь, поскольку находилась на нелегальном положении». Кароче, какие деньги, слюшай!

Естественно, лютая борьба за гуманизм с ходу отмела как людоедские простые предложения о залоге при пересечении границы, оплате родов государством, откуда приехала «туристка», введения медицинских страховок для любительниц «родового туризма».

Стоить отметить, что в одном из ЗАГСов Владивостока ситуацию разъяснили предельно четко: «Она, скорее всего, женщина опытная, и понимала, что ей необходимо получить документ – медицинскую справку, подтверждающую рождение ребенка. С этой справкой граждане Узбекистана, Таджикистана и других стран СНГ приходят в отделение ЗАГСа, где им выдают свидетельство о рождении. Документ позволит матерям при необходимости продолжать миграцию вместе со своим ребенком».

Правда, когда на следующий день счастливая родильница сбежала из роддома в свой подвал, страсти приутихли. В подвале, где живет женщина, полиция обнаружила еще двоих ее детей. После этого районный суд Владивостока вынес постановление об административном выдворении гражданки Узбекистана. А когда Следственный комитет не нашел в действиях медиков состава должностного преступления при проведении доследственной проверки и отказался возбуждать уголовное дело по факту отказа роддома принять узбекскую роженицу без документов, дискуссия прекратилась как по мановению волшебной палочки.

Два эти практически друг за другом происшедшие события наводят на мысль о причинно-следственной связи и каком-то гротеске, или, если угодно, «злой усмешке рока». Президент сказал своему народу, что введение визового режима со странами Средней Азии противоречит фундаментальным интересам нашей страны. А насмешница-жизнь (или, как сказал бы человек верующий, божье соизволение, фатум) тут же показала лицо этого «фундаментального интереса». Лицо оказалось 24-летней узбечкой – потомственной попрошайкой, иными словами, профессиональной нищенкой, женой перебивающегося случайными заработками дворника. Счастливая пара, живущая в подвале, тем не менее, очевидно, считает свои жизненные перспективы вполне благополучными и продолжает «плодиться и размножаться». С очевидностью следует, что всем нам необходимо понять, что такие качества – неприхотливость вплоть до полного отказа от человеческих условий жизни и готовность рожать до бесконечности – для нашей власти являются самыми важными характеристиками мигрантов, без которых нашей экономике никак не выжить. На самом деле, неужели же сложная и высококвалифицированная профессия побирушки так необходима нашей модернизируемой, интенсифицируемой, диверсифицируемой и прочая, прочая… экономике!

Вся эта истерия с несчастной рожающей узбечкой и «фашистами-врачами», как мне кажется, безжалостно высветила две беды нашей прекраснодушной интеллигенции и/или национального движения (при всей их внешней оппозиции и непримиримости к друг другу) – непрекращающуюся готовность вступать в бесконечные пустопорожние дискуссии и нежелание слушать специалистов -профессионалов в конкретной сфере деятельности.

Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны…

Вот это бесконечное «заглатывание наживки», какая-то болезненная, мазохистская страсть «вестись на разводки», причем очень примитивные, создает видимость бурной интеллектуальной жизни, – а на самом деле загромождает мозги большого числа людей химерами, пустышками вместо обсуждения реальных наболевших проблем. Актуальные, зачастую очень сложные беды современной России, раздумья о ее будущем, подменяются какими-то метафизическими схоластическими дискуссиями.

В этой истории я не стану затрагивать аспект чисто медицинский, так как прекрасно отработанная схема перевода стрелок от бездарных, если не сказать преступных организаторов «реформы здравоохранения» была явлена нам во всей красе. Казалось бы, надо бы обсуждать фактическое уничтожение бесплатной медицины для граждан РФ, отсутствие внятной системы расчетов за оказание медицинской помощи гражданам государств - поставщиков огромной массы «трудовых мигрантов», не платящих налоги у нас, но дающих денежными переводами к себе на родину до 40-50% ВВП стран-доноров. А нам опять подсунули унылые россказни о врачах-убийцах, рвачах, дороговизне лекарств. Интересующиеся могут ознакомиться с комментами к посту Козырева на «Эхе Москвы» - потрясающее чтение! Все попытки специалистов-медиков рассказать о программах обязательного медицинского страхования, родовых сертификатах, смысле проводимой реформы, по которой уже закрывают больницы и роддома в русской глубинке, лишают медицинской помощи наших сограждан, разбиваются аргументами уровня «Тут главный вопрос - нутро русофила. Не вижу отличий от фашиста». Как говорится, дальше уже некуда…

Я бы хотела обратить внимание на другую тему, уже ставшую обязательной при обсуждении «гибнущей и вымирающей России», «вырождающегося русского народа» - тему рождаемости. Низкая рождаемость сейчас является непременным аргументом для оправдания завоза населения, именно населения, а не только трудовых мигрантов, из Средней Азии. А как же иначе, ведь вымираем, через сто лет нас, русских, и вовсе не будет! Глубокомысленные рассуждения о низкой рождаемости как источнике всех бед в стране и причине грядущей катастрофы, от которой может сп 10000 асти только новое «великое переселение народов», стали уже просто хорошим тоном для либеральных блогеров, господ-депутатов и различных «экспертов». Причем больше всего на эту тему любят порассуждать молодые мужчины, бездетные или с одним-двумя детьми и дамы глубоко постменопаузального возраста. Мнения людей, могущих внести непосредственный личный вклад в решение этой проблемы, то есть состоящих в браке женщин и мужчин 20-45-летнего возраста по глубоко укоренившейся у нас традиции, все эти «специалисты» во внимание не принимают. А зря. Ведь, по данным исследования Института социологии РАН «Молодежь новой России: ценности и приоритеты» 55% респондентов в возрастной группе 24-26 лет сказали, что считают идеальной семью, имеющую двух детей, а более трети – 38%. – респондентов указали, что планируют иметь одного ребенка. Троих и более детей хотели бы иметь не более 9% опрошенных. Практически та же тенденция фиксируется среди представителей возрастной когорты – 21-23 года. То есть 64% опрошенной молодежи хотели бы иметь 2 или 3-х детей - какое же это вырождение! А по данным Института демографии ВШЭ среди 36-45-летних респондентов (в большинстве своем, уже закрывших для себя вопрос с деторождением) 24% хотели бы иметь троих детей, а 16% - четверых и более. Как видим, низкая рождаемость в современной России четко показывает на огромный разрыв между желаниями и возможностями ее жителей. Но признать это – значит признать провал всей социальной политики. А этого наши власти не умеют и не хотят.

Но давайте посмотрим на проблему с другой стороны. Если низкая рождаемость – это абсолютное зло, то высокая, соответственно, источник всяческих благ и процветания. Поднимем рождаемость – увеличится число рабочих рук - приток трудовых кадров – рост экономики. Просто, как мычание. Давайте же поищем такие страны-счастливицы и порадуемся за них, а заодно и поучимся, как нам добиться таких же результатов.

Если мы посмотрим основные демографические показатели по всем странам мира за 2013 год, то в первую очередь надо обратить внимание на два показателя: Коэффициент младенческой смертности (на 1000 живорождений) и коэффициент суммарной рождаемости (среднее число детей на одну женщину). В развитых странах эти показатели составляют 5 и 1,6; в наиболее бедных (или, более политкорректно, наименее развитых странах)- соответственно 66 и 4,4.

Лидерами по коэффициенту суммарной рождаемости являются Нигер - 7,6 Чад - 7,9 и Сомали - 6,8. Не знаю, покажется ли это странным для наших борцов за рождаемость, но и младенческая смертность в этих странах зашкаливает: 106 умерших младенцев на тысячу родившихся в Чаде, 91 - в Нигере, 83 - в Сомали. Прошу хорошенько подумать над этими цифрами – до 10,6% детей умирает в первый год жизни! Интересно, кто из наших современников согласен заплатить за рост демографических показателей ТАКОЙ ценой? А если еще жизнями своих, а не «абстрактных» детей? Для не желающих расстаться с прекрасной иллюзией хочу предложить найти в сводке страну с высокой рождаемостью - на уровне Чада и низкой младенческой смертностью азиатского уровня - 35, не говоря уже о минимальном европейском показателе -5 младенцев на тысячу. Если найдут, порадуемся вместе.

Смотрим среднее количество детей на женщину – опять с резким отрывом лидируют беднейшие страны Африки: Мали-7,34 ребенка, Нигер – 7,29, Уганда – 6,81. Хотелось бы услышать какие-либо объяснения сему «удивительному факту» - рождаемость высочайшая, а страны – беднейшие. Не спасает ни огромное число рабочих рук, ни прекрасные погодные условия без страшной русской зимы и зоны рискованного земледелия…

Еще интереснее прогнозируемые тенденции рождаемости. По имеющимся данным, в 2005-2010 годах в 75 странах мира (45 из них относятся к группе развитых стран), значение коэффициента суммарной рождаемости было ниже уровня 2,1 ребенка на женщину, то есть фактически рождаемость в этих странах не обеспечивала простого замещения поколений. Совокупное население этих стран составляет 3,3 миллиарда человек, или 48,2% населения мира. В остальных 126 странах, в которых проживало 3,5 миллиарда человек, или 51,2% населения мира, значение коэффициента суммарной рождаемости составляло 2,1 и более. В эту группу входило только 2 страны из группы развитых (Исландия и Новая Зеландия), остальные относились к группе развивающихся стран. В 31 стране, из которых 28 стран относились к группе наименее развитых, значение коэффициента суммарной рождаемости составляло 5 и более детей на женщину, в том числе в 12 странах - 6 и более. Результаты расчетов по среднему варианту прогноза рождаемости, учитывающему уникальный опыт снижения рождаемости каждой страны и весь исторический опыт этого перехода, показывают, что к середине века число стран, в которых рождаемость будет ниже уровня простого воспроизводства, практически удвоится, увеличившись до 139 в 2045-2050 годах. В таких странах будет проживать 7,1 миллиарда человек, или 75,2% населения мира. К концу века число таких стран возрастет до 184, а их совокупное население – до 81%. Результаты расчетов по среднему варианту прогноза показывают тенденцию постепенного сокращения различий в рождаемости между основными группами стран. Причем будет идти процесс сближения: в экономически развитых странах коэффициент суммарной рождаемости, как показывают прогнозы, будет постепенно повышаться: от 1,663 в 2005-2010 гг. до 1,927 к 2095-2100 гг. А у жителей развивающихся стран, напротив, коэффициент будет снижаться с 2,687 в 2005-2010 гг. до 1,993 к 2095-2100 гг.

В группе наименее развитых стран, как ожидается, будет идти смещение максимума рождаемости в возрастную группу 25-29 лет, в отличие от нынешних 15-20-летних. В итоге кривая рождаемости для беднейших стран к середине столетия будет почти совпадать с кривой рождаемости развитых стран в 1950-1955 гг. а это уже 2,2 -3, а не 6-7 детей. То есть к концу 21-го века ожидается выравнивание показателей суммарной рождаемости в мире.

Как видим, мировое сообщество ожидает стабилизации численности населения, но отнюдь не продолжения взрывного роста или вымирания.

Почему же у нас опять «все не как у людей», зачем раскручивается эта демографическая истерия?

В нашем обществе сложилось устойчивое убеждение, почти аксиома, что низкая рождаемость сегодня неминуемо ведет страну к запустеванию, гибели государства и русской цивилизации завтра. Очень модны выкладки, взятые из неведомых источников, что не будь Октябрьской Революции и сохрани Российская Империя показатели уровня рождаемости в значениях начала ХХ века, то к концу века ХХ-го русских было бы около 400 млн (некоторые в полете творческой мысли приводят и вовсе астрономическую цифру в 1 млрд человек) и мы были бы самым большим государством мира не только по площади, но и по численности населения. А так как этого не произошло, то, по мнению очень многих, вина лежит не только на событиях нашей новейшей истории – войнах, революциях, массовых репрессиях и терроре, - но и на самом народе. Не хочет население, этакие подлецы, плодиться, и точка. С точки зрения таких людей, низкая рождаемость — это какая-то трагедия, проявление деградации современных обществ, свидетельство падения нравов, эгоизма родителей, которые не хотят воспитывать много детей, и так далее. Все это и образует мифологию, которую разделяют политики, журналисты, представители церкви, широкое общественное мнение, но которая, тем не менее, полностью оторвана от реальности.

На самом деле, как давно известно, рождаемость и смертность — биологические явления. Помимо этого, на них, а значит и на все естественное движение населения, решающее влияние оказывают социальные и экономические условия жизни людей. Высокая рождаемость целесообразна только в условиях высокой детской смертности. Большое число детей, из которых выживала только часть, позволяло обеспечить расширенное или хотя бы простое воспроизводство населения. Ситуация демографического перехода, то есть снижения рождаемости и смертности, является одной из отличительных характеристик трансформации общества из традиционного в индустриальное. Рождение большого количества детей не только не является показателем какой-то особой любви к детям, характеристикой нравственного благополучия общества, а имеет, в том числе, помимо биологических аспектов, еще и тривиальную экономическую подоплеку. В традиционном аграрном обществе дети рассматривались как дополнительные рабочие руки в хозяйстве и гарантия спокойной старости родителей. В развитом индустриальном обществе дети должны длительное время учиться, чтобы получить квалификацию, соответствующую современным требованиям. Это приводит к их выключению из хозяйственной жизни, большим затратам на обучение и образование. Практически все страны с высоким образовательным уровнем имеют низкие показатели рождаемости. И наоборот, лидеры по рождаемости имеют неграмотное население (в арабских странах 38 % населения старше 15 лет неграмотно, в странах «чёрной» Африки — 35 %). Один мой знакомый московский журналист подсчитал, что в крупном российском городе-миллионнике затраты семьи на одного ребенка от рождения до начала им самостоятельной трудовой жизни по окончании ВУЗа составляют от 15 до 22 миллионов рублей. Естественно, это сугубо частные расчеты, не претендующие на научную полноту и широту охвата выборки, но, думаю, с порядком цифр большинство жителей наших городов согласится.

Между тем, неотъемлемая часть сегодняшней мифологии низкой рождаемости – убежденность в том, что в прошлом преобладали многодетные семьи. В головах людей смешиваются многодетность и высокая рождаемость. Рожали женщины в доиндустриальные эпохи действительно много, но из-за высокой смертности, особенно детской, выживали, доживали до возраста, когда они сами могли стать родителями, лишь немногие, потому население почти не росло, а иногда и сокращалось. В России с незапамятных времен до 20-х годов прошлого века рождаемость составляла в среднем  7 человек на женщину за всё время её жизни, но при этом пятеро из семерых ее детей были обречены умереть, не оставив потомства.

Уже в 20-е годы прошлого века в России до возраста родителей доживало чуть больше половины (63%) родившихся детей. Прекрасно помню один из разделов учебника педиатрии, посвященный детской смертности и приведенную в нем очень показательную таблицу. Согласно ей, в конце 19 – начале 20-го века в Российской Империи из числа родившихся концу первого года жизни выживало около 50% детей. Затем из выживших к 18 годам умирало еще 20-25%. Поэтому средняя продолжительность жизни составляла около 32 лет.

Поскольку в массовом сознании такие показатели как средняя продолжительность жизни и ожидаемая продолжительность жизни не различаются, в периодике и на просторах интернета гуляет романтический миф о многодетных русских семьях, рожавших по десятку детишек, которые вместе с родителями ладом и складом жили в одной избе по три поколения. Росли-вырастали, а потом по каким-то злокозненным обстоятельствам мерли, едва перешагнув порог тридцатилетия. Как такие явления возможны в природе и такие идеи могут мирно уживаться в одной голове, объяснить положительно невозможно, но на то он и миф…

Еще интереснее и неожиданнее взгляд на эту проблему биологов, чья научная дисциплина имеет огромный фактологический материал, возможность сравнения популяционных моделей разных видов живых существ на планете и многовековой опыт наблюдения.

Биологам давно известно, что поддержание стабильной популяции вида зависит от соотношения уровня рождаемости и смертности и может быть достигнуто с помощью двух радикально отличающихся популяционных стратегий. Понятно, что количество потомков, которых надо произвести для покрытия репродуктивной (т.е. смертности при родах) и детской смертности напрямую зависит от уровня смертности: чем он выше, тем плодовитее должны быть самки. Уровень смертности задается прежде всего условиями среды в сочетании с образом жизни. Но вид может его изменить, выбрав ту или иную стратегию воспроизводства.

Многие рыбы и земноводные выметывают миллионы икринок и более о них не заботятся. Из этого невероятного количества выживает несколько десятков. Такое репродуктивное поведение у экологов именуется К-стратегией. Высшие млекопитающие производят на свет от 1-2 до 10 детенышей, длительно вынашивают плод, чтобы он родился как можно более адаптированным к среде обитания, вкладывают намного больше энергии и заботы на его выращивание и защиту. Зато и выживает в процентном отношении намного большее количество, чем в первом случае. Эта модель носит название R-стратегии.

Человеческому виду свойственна R -стратегия, но в пределах своей потенциальной плодовитости он может сдвигаться в сторону К-стратегии, как не раз случалось в истории. Иногда это происходит стихийно, а иногда осознанно, как например, в германских княжествах в 16-м веке после тридцатилетней войны, когда убыль населения была столь катастрофична, что во многих городах магистраты на 25 лет разрешили мужчинам многоженство, чтобы увеличить численность населения.

Понятно, что при присущей человеку как виду невысокой потенциальной плодовитости, долгой беременности и тяжелыми (по сравнению с другими млекопитающими) родами, длительным периодом выращивания ребенка, огромное значение в поддержании высокой плодовитости играла детская смертность. Как сказал один биолог, у наших пращуров действительно было много братьев и сестер, но на кладбище. Как только давление фактора смертности удалось снизить, стала снижаться и рождаемость.

Отсюда понятно, почему биологи, в отличие от многих демографов, возражают против государственного вмешательства в регуляцию рождаемости. Помимо того, что само это вмешательство зачастую вопиюще некомпетентно, биологические популяционные механизмы действуют помимо (а зачастую и вопреки) нашего коллективного создания. И утверждать, что имеющиеся сейчас в научном обороте гипотезы и теории регуляции человеческой популяции бесспорны и эффективны, было бы слишком смело.

Все попытки искусственно стимулировать рождаемость у народов со стабильной или снижающейся численностью не дали результатов. В печати время от времени сообщается, что с помощью экономических мер или программ прямых санкций в той или иной стране удалось повлиять на рождаемость. Ложность этого утверждения в долгосрочной перспективе хорошо видна на примере Франции, которая одной из первых начала проводить политику стимуляции повышения рождаемости, еще до 2-й мировой войны. Результаты многих десятилетий этой работы – в пределах естественной флуктуации.

Не дали результатов и попытки снизить рождаемость у народов, находящихся в состоянии демографического взрыва. В Китае, как известно, крайне жесткая программа искусственного ограничения рождаемости дала пренебрежимо малый результат, и тот был полностью снят вспышкой рождаемости в последние годы, которая последовала сразу же за прекращением ограничительной кампании.

Гораздо интереснее опыт Индии, о котором у нас совершенно не знают или не говорят. Там программа снижения рождаемости включала все возможные в наше время методы и тоже не принесла положительного результата. Когда же ее попытались усилить массовой принудительной стерилизаций мужчин, взрыв негодования привел к уходу в отставку И.Ганди. Кстати, как ехидно замечают биологи, этот пример прекрасно показывает «научный» уровень творцов подобных программ: они даже не понимают, что в популяциях плодовитость женщин не зависит от числа способных к размножению мужчин – их всегда избыток.

Еще один нещадно эксплуатируемый миф, порождающий страх – это высочайшая плодовитость мусульманских народов, из-за которой в скором будущем мусульмане подавят своей численностью все остальные народы. Научная ценность его примерно такая же, как расчеты о скором вымирании на планете блондинок (муссировали подобную псевдонаучную байку лет 7-10 назад).

Не так давно ученый из института American Enterprise Николас Эберштадт опубликовал результаты своих исследований в двух работах,  данные которых противоречат обычным воззрениям о продолжительном демографическом взрыве в мусульманских странах. Первая работа Эберштадта была выразительно озаглавлена как Снижение рождаемости в мусульманском мире: настоящие кардинальные изменения, до сих пор незамеченные. Исследовав демографические данные 49 стран с преимущественно мусульманским населением, он обнаружил, что коэффициент рождаемости снизился в среднем на 41% в период между 1975 – 1980 гг. и 2005-2010 гг., по сравнению с 33% снижением в мире в целом.

В 22 мусульманских странах произошло снижение рождаемости на 50% и более. Наибольшее снижение рождаемости было отмечено в Иране, Омане, Объединенных Арабских Эмиратах, Алжире, Бангладеш, Тунисе, Ливии, Албании, Катаре и Кувейте. В них зарегистрировано снижение коэффициента суммарной рождаемости на 60% и более в течение этих трех десятилетий.

Рождаемость в Иране уменьшилась на поразительные 70% за 30-летний период, который, по словам Эберштадта, был одним из самых резко выраженных снижений рождаемости, когда-либо зарегистрированных в человеческой истории. Согласно Эберштадту, к 2000 году уровень рождаемости в Иране упал до двух родов на одну женщину, ниже уровня, необходимого для замены нынешнего населения.

Вторая статья, опубликованная в июле 2012г. в Financial Times сообщает, что иранский коэффициент рождаемости стал еще ниже, в ней приводится отчет ООН, предупреждающий, что население Ирана начнет сокращаться в течение двух десятилетий, и, если сохранятся нынешние тенденции, снизится более чем на 50% к концу столетия.

В крупных городах мусульманского мира наблюдаются наиболее резкие перепады. Эберштадт отмечает, что только в шести штатах Америки отмечаются более низкие показатели, чем в Стамбуле. В Тегеране и Исфахане рождаемость ниже, чем у любого государства в Америке.

Эберштадт утверждает, что снижение рождаемости является не только результатом роста доходов и экономического развития, хотя они, безусловно, сыграли свою роль. Снижение рождаемости за последнее поколение было более быстрым в арабских государствах, чем практически в любом другом месте на земле. Как видим, эти исследования являются еще одним подтверждением того, что большие демографические тенденции мира остаются тайной и часто упускаются из виду.

А что же происходит в РФ? После 12-летнего периода резкого снижения рождаемости, за который число родившихся сократилось более чем в 2 раза (с 2500 тыс. в 1987 г. до 1215 тыс. в 1999 г.) наступил период умеренного роста. Несложно увидеть, что резкое снижение рождаемости и рост смертности трудоспособного населения России был связан с развалом Советского Союза, социальными катаклизмами пресловутых 90-х годов, крушением привычной жизни миллионов людей. Но после введения новых мер поддержки семей (в первую очередь, материнского капитала при рождении второго ребенка) за один только 2007 год число родившихся детей увеличилось на 8,8% по сравнению с предыдущим годом. Однако затем темп прироста рождений стал замедляться, составив 6,4% в 2008 г., 2,8% в 2009г., 1,5% в 2010 г. и 0.4% в 2011г. А в 2012 г. рост вновь ускорился – на 5,5% больше, чем в 2011 г.

Еще одна замечательная тенденция, которая отмечена в эти годы – сокращение числа абортов. По этому позорному показателю мы уже «не впереди планеты всей». С 2007 г. число зарегистрированных абортов стало ниже числа зарегистрированных рождений (для сравнения: до конца 1990 годов оно превышало его более чем вдвое). В 2007 г. было зарегистрировано 92 аборта на 100 родов, в 2008 г.-81, в 2009 г. – 73, а в 2012 г. - 63.

Как видим, ситуация с рождаемостью в России, хотя и не радужная, но все-таки и далеко не такая трагическая, как нас хотят убедить.

Коэффициент рождаемости в России в 2013 г. составил 1,4 – такой же, чтоб вы знали, как в Японии, Румынии, Австрии и на один (всего один пункт!) ниже, чем китайский 1,5. Китай, стало быть, тоже вымирает?

К чему тогда эти страшилки о вымирании, апокалиптические картины обезлюдевшей России, и что пытается вбить в голову населению официозная пропаганда? Возможно причиной «демографической дымовой завесы» является то, что государственная машина оказалась не готова к даже такому скромному бэби-буму и не в состоянии предоставить даже минимальный набор социальных услуг для матерей и детей? Или четкая линия на снижение социальной ответственности государства вошла в клинч с требованиями все более европеизирующегося населения, у которого появилась возможность сравнивать не только стандарты потребления у нас и в Европе, но и затраты государства на различные социальные программы по поддержке семей с детьми? Не будем забывать и многократно описанные различия в менталитете жителей России и Средней Азии…

Но последней каплей для меня стала информация, на которую вывела странная фраза председателя общественной организации узбеков и уроженцев Узбекистана Адолат Баходира Нуракова. На заседании круглого стола по вопросам медицинского страхования мигрантов во Владивостоке этот общественный деятель сообщил, что организация намерена заплатить за услуги роддома во Владивостоке, в котором родила нелегальная мигрантка. Мы готовы брать на себя расходы. Мы встречались с мужем, он говорит, что хотел, что сам хотел оплатить расходы, но его туда не пустили. Деньги не играют решающей роли, это всего лишь 20 тысяч рублей. Мы столько раз платили, потому что ситуации бывают разные.

Вот-те на! Сначала нам рассказывают о нищете узбекских дворников, потом заявляют об их готовности платить. А в конце концов оказывается, что для диаспор, которые якобы существуют на добровольные пожертвования таких «скромных забитых тружеников» 20 тысяч – вообще не сумма для обсуждения. Что же помешало диаспоре гарантировать оплату родов загодя, не доводя до скандала, по бессмертному принципу гражданина О.Бендера «утром деньги, вечером стулья»? И вообще, сколько стоят роды в Узбекистане, ведь все источники утверждают, что несчастные мигрантки едут к нам рожать еще и потому, что на их родине родовспоможение – процедура платная?

С такими мыслями я начала поиски стоимости родов у наших южных соседей. Информация, которую мне удалось найти, просто ошеломительна. По сообщению агентства Uznews.net, после того, как Узбекистане врачам, принимающим роды, запретили делать кесарево сечение без веской на то причины, цена родов выросла с 200 до 300-350 долларов США, а некоторых роддомах Ташкента и до 700. «Еще недавно проблему ночных (да и дневных) родов решали с помощью бесчисленных кесаревых сечений. Сейчас кесарево строжайше запрещено, только в крайних, тяжелых случаях, под отчет вышестоящим инстанциям. Поэтому акушеры подняли цену на свои услуги за то, что больше не кесарят, а во-вторых, под прикрытием ввода обезболивающих препаратов начали вкалывать роженице препараты, усиливающее схватки и делающие их практически безостановочными. К такому методу прибегают сегодня практически во всех роддомах Узбекистана. В частности, он активно практикуется в 4-м роддоме Миробадского района, где ведущие специалисты считают, их ставка от 400 до 700 долларов США за роды – абсолютная норма. И только на один вопрос согласился ответить один из сотрудников сего солидного ведомства: «Скажите, чем должна кормить в роддоме младенца мать, у которой нет молока? Ведь смеси строжайше запрещены?» Ответ сразил наповал: «Это не наша проблема. Если она мать – молоко у нее быть должно. Иначе, зачем рожать?».

Но это были еще цветочки, настоящий ужас начался дальше. Так, по данным Института освещения войны и мира (IWPR) – независимой организации мониторинга конфликтов и поддержки средств массовой информации, во многих роддомах Узбекистана проводится жесткая программа по контролю рождаемости: под благовидным предлогом заботы о здоровье матери и ребенка самым жестоким образом нарушаются права женщин. Им насильно делают гистероэктомию (операцию по удалению матки уже рожавшим). Таким образом власти пытаются снизить рождаемость и контролировать рост численности населения.

По сообщению в The Sunday Times, Великобритания (Перевод: Инопресса.Ру, 26.04.2010) В Узбекистане врачи тайком стерилизуют женщин»: За время пребывания Каримова, отца двух дочерей, на посту президента Узбекистана коэффициент рождаемости в этой стране в среднем на одну женщину снизился с 4,4 до 2,5.

Но наиболее подробная и шокирующая информация содержится в большом материале интернет-издания Фергана.Ру от 28.09.2010. Прошу прощения за длинную цитату. Но она стоит того:

«Первым официальным документом, положившим начало сегодняшней кампании по стерилизации женщин, можно считать постановление президента Узбекистана Ислама Каримова от 13 апреля 2009 года под номером ПП-1096 «О дополнительных мерах по охране здоровья матери и ребенка, формирование здорового поколения». Почему именно профилактическо-разъяснительная работа признана задачей государственного масштаба и что именно под этой «профилактическо-разъяснительной работой» подразумевается, можно понять из «Краткого руководства по охране здоровья матери и ребенка» от 8 июня 2009 года, в котором упоминается добровольная стерилизация как метод контрацепции. В этом документе говорится, что в республике работают выездные бригады, состоящие из акушера-гинеколога, педиатра, врача общего профиля или терапевта и привлеченных узких специалистов (гематолога, эндокринолога, нефролога, кардиолога и т.д.). Среди задач, поставленных перед бригадами — консультирование по методам контрацепции (введение внутриматочных спиралей, оральные и инъекционные контрацептивы и «добровольная хирургическая контрацепция» — или, иначе, стерилизация).

На сайте Минздрава можно найти и образец для отчета «о выполненной работе по оздоровлению женщин фертильного возраста». Это интересная таблица, в которой указывается, сколько женщин осмотрено, сколько из них — с ЭГЗ (экстрагенитальными заболеваниями), сколько оздоровлено (видимо, вылечено). Отдельная графа — «охват контрацептивными средствами», которая разбита на четыре уточняющих колонки: сколько вставлено внутриматочных спиралей, скольким женщинам предложены оральные (ОК) или инъекционные (ИК) контрацептивы и, наконец, скольким проведена «добровольная хирургическая контрацепция» (ДХК).

Но основной шум в СМИ о том, что в Узбекистане принудительно стерилизуют женщин, поднялся после того, как «Экспертная рабочая группа» (ЭРГ) опубликовала релиз, в котором говорилось о приказе №40 Минздрава республики, изданном 15 февраля 2010 года. ЭРГ утверждала, что «с 1999 по 2003 г.г. ДХС (добровольная хирургическая стерилизация) широко применялась по всему Узбекистану для так называемого регулирования рождаемости в стране. После появления критических замечаний… в независимых СМИ данная практика была приостановлена в 2003 г. По получаемым из многих областей Узбекистана данным, в настоящее время ДХС снова применяется в качестве основного инструмента государственного контролирования уровня рождаемости в Узбекистане.

По данным источника IWPR, те женщины, которые отказываются от стерилизации, «лишаются государственного пособия, выдаваемого им на малолетних детей. Для получения денег женщине необходимо взять у врача справку, а врач не даст справку, пока женщину не стерилизуют».

Добровольно-принудительная стерилизация женщин в Узбекистане проходит довольно варварскими методами. Но видимо, чиновники не знают другого способа регулировать рождаемость. За просветительские разговоры о контрацепции в Узбекистане можно получить реальный тюремный срок — как получил семь лет Максим Попов, распространявший книжку о здоровом образе жизни для учителей. Что говорить, если сами чиновники — как они объясняют — «стесняются» говорить на эти темы с людьми. Мол, ментальность не позволяет. В Узбекистане запретили частную медицинскую практику — и теперь круговая порука врачей стала непреодолимой. При этом уровень медпомощи, которую можно получить в областной узбекской больнице (не говоря о районных поликлиниках), очень низкий — там даже не всегда стерилизуют инструменты.

По данным «Ферганы.Ру», перед операцией не проверяют пациенток на ВИЧ. Зная о катастрофическом несоблюдении требований стерильности в узбекских больницах, можно лишь предполагать, что количество заражений ВИЧ/СПИДом в Узбекистане возрастает вместе с расширением кампании по стерилизации.

Как рассказывали «Фергане.Ру» врачи, работающие в разных областных больницах Узбекистана, проблема стерилизации инструментов и съемных частей аппаратуры, используемой во время операций, стоит очень остро. По их словам, для стерилизации необходим формалин. «Формалин у нас дефицит, — жалуется один врач. — Начальник областного управления здравоохранения не перечисляет денег, хотя прекрасно знает, что формалин можно приобрести в Ташкенте через «Химреактив». «Да о чем говорить, если не хватает обыкновенного медицинского спирта? — пожимает плечами другой врач. — Больные сами покупают и приносят в больницу».

Узбекистан становится закрытой страной, где скорей умрут со стыда, чем спокойно прочтут — и спокойно выслушают, что не менее важно — грамотную лекцию о современных способах контрацепции. И пока это так — в Узбекистане будет продолжаться принудительная и тайная стерилизация, и никакие заявления правозащитников не смогут изменить ситуацию.
Потому что дешевле стерилизовать женщин, чем возиться с их просвещением, искать деньги на детские пособия, налаживать работу педиатрических служб или строить современные роддома».

Итак, с одной стороны, азиатская деспотия, которая не может добиться роста экономики, необходимого для демографического перехода, скатывающаяся в раннефеодальные условия жизни эпохи Кокандского царства и пытающаяся контролировать численность населения абсолютно варварскими методами. На Востоке хан – всегда повелитель над жизнью и смертью подданных. Успехи медицины в условиях азиатского бесправия привели всего лишь к возможности повелевать над нерожденными детьми и женщинами, несущими «проклятие бесконечного деторождения». Понятно, что при весьма высоком коэффициенте младенческой смертности – 46 на 1000 живорождений, недоступности медицинской помощи при одновременном чудовищно низком ее уровне, для узбекской семьи 2-3 ребенка не являются гарантией обеспеченной старости. А рядом огромная страна, правитель которой грезит о великой Евразийской империи, ордах покорных подданных – рабов, согласных на минимальные условия поддержания жизни. Этот «ченч» выгоден обоим президентам по названию, ханам по стилю управления. Выгоден он и несчастным узбекам-мигрантам, поскольку тут, в России, пусть и деньги сдерут, и в подвале поселят, так хоть эксперименты по стерилизации не проведут. Ведь на самом деле они бегут из азиатского рабства в европейский феодализм, к историческому, так сказать, прогрессу!

Невыгоден такой «стратегический демографический курс» только коренному населению России. Более того, этот путь приведет нас в реалии Узбекистана, но отнюдь не погибшей Российской Империи, в чьи правопреемники так настойчиво рвется нынешняя власть.

Поэтому, мне думается, что любой мало-мальски разумный человек должен осознать, что поддержка дискурса о демографических проблемах России объективно является поддержкой курса нынешней власти. Пора прекращать «кормить троллей» и на этой площадке. У нынешней России много проблем, так давайте же не будем помогать этой власти оболванивать народ и насаждать ему «комплекс вины» за несуществующие демографические проблемы!


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Мифы и реалии российской демографической проблемы


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.