Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Тайная война Моссада в Сирии

  • Тайная война Моссада в Сирии
  • Смотрите также:

«Израильтяне — это глаза и уши США. Иногда мы дополняем их возможности, а иногда становимся и единственным источником сведений в зависимости от того, что удается или не удается американской разведке узнать самостоятельно», — подчеркивает бывший глава израильской военной разведки.

20 августа 2012 года барак Обама заявил, что любое применение или передача химического оружия Башаром Асадом будут означать для США нарушение красной линии. За которой, по идее, должно было бы последовать американское вмешательство в Сирии. По мнению некоторых сотрудников израильского Министерства иностранных дел, Обама провел эту линию в уверенности, что ее никогда не пересекут. Его гипотеза отчасти основывалась на оценках израильских разведслужб, которые вот уже несколько десятилетий ведут секретную кампанию против самого опасного оружия в арсенале Башара Асада и, по всей видимости, выступают главными партнерами США в сборе сведений о ближневосточных режимах.

По мнению двух высокопоставленных представителей американской военной разведки, с которыми мне довелось побеседовать, израильские разведчики полагали, что Башар Асад не собирается использовать оружие массового поражения и сохранит химический арсенал как аргумент в возможном торге вокруг предоставления политического убежища ему самому, его жене и близким. Но они ошибались.

10 марта 2013 года израильские спецслужбы узнали от своих источников о применении химоружия сирийским режимом. Впоследствии эти сведения были подтверждены и перехваченных радиограммах сирийской армии и данными со спутников наблюдения, которые выявили движения вокруг бункера, где, как было известно, хранились боевые химические вещества.

Израиль поделился сведениями с США, однако Вашингтон отказался признать их правдивость. Израильтянам стало ясно, что американский президент считает, что ситуация чересчур накалилась, и не хочет обжечься. Тем не менее, глава исследовательского отдела израильской военной разведки бригадный генерал Итай Брун все же раскрыл эти сведения, не оценив все возможные последствия подобного шага (или же он сделал это намеренно, чтобы оказать давление на Вашингтон). 23 апреля во время выступления в Институте национальной безопасности он совершенно открыто заявил, что сирийское правительство применило химическое оружие против мирного населения.

Его слова вызвали возмущение и смятение в американской администрации.

Несколько дней в Вашингтоне отмалчивались, а затем потребовали от Израиля дополнительных сведений. В конечном итоге, после того, как в Организацию объединенных наций поступил совместный франко-британский отчет, администрация Обамы была вынуждена признать, что информация о применении химоружия оказалась точной. Впоследствии офицером разведки запретили участвовать в открытых конференциях, чтобы избежать повторения подобных инцидентов.

Израиль и США — давние партнеры

Как бы то ни было, произошедшее никак не отразилось на сотрудничестве двух стран в сфере разведки, и Израиль по-прежнему делится с США имеющимися у него в распоряжении сведениями по Сирии. Из обнародованных отчетов следует, что израильские спецслужбы предоставили ЦРУ «разведданные из элитного спецподразделения сирийской армии, которое занимается химическим арсеналом Асада», — написала The Wall Street Journal после массированной атаки с применением газа зарин 21 августа в пригороде Дамаска.

«Мы прекрасно знаем, что происходит в Сирии, и обладаем очень развитой системой сбора сведений на ее территории. Израильтяне — это глаза и уши США. Иногда мы дополняем их возможности, а иногда становимся и единственным источником сведений в зависимости от того, что удается или не удается американской разведке узнать самостоятельно», — заявил мне 19 сентября бывший глава израильской военной разведки генерал-майор Ури Саги. Хотя сейчас об американской операции в Сирии (и возможной контратаке сирийской армии против Израиля) речи уже не идет, американцы и израильтяне продолжают усилия по внедрению агентов в режим Башара Асада.

Американские и израильские разведчики давно поддерживают партнерские отношения. «Собранные нами данные всегда представляли большую ценность для АНБ и прочих американских спецслужб», — говорит Ури Саги. В сентябре The Guardian обнародовала секретный меморандум, из которого следует, что АНБ передает подразделению 8200 (израильская служба прослушки) перехваченные сообщения без предварительной фильтрации. Хотя, конечно, это сотрудничество вовсе не всегда было таким плодотворным. Например, во время войны в Персидском заливе с 1990 по 1991 год: «Нужно признать, что во всем, что касается Ирака, у американцев и израильтян было мало сведений, которыми они могли бы поделиться».

Кроме того, в тот период совместные усилия по наблюдению за программой оружия массового поражения Сирии едва ли дали лучшие результаты.

Происшествие с северокорейским кораблем

В марте 1990 года северокорейский премьер прибыл с визитом в Дамаск, где оба государства подписали тайное соглашение о военно-техническом сотрудничестве, которое главным образом касалось поставок в Сирию ракетных комплексов Р-17. В начале февраля 1991 года в сирийский порт Латакия прибыла первая партия из 30 ракет. Как позднее стало известно израильским разведчикам, АНБ было в курсе происходящего, однако Вашингтон не стал ставить в известность Тель-Авив из опасения, что израильтяне могут попытаться перехватить груз и тем самым породят очередной региональный конфликт.

Тем не менее, у Израиля были и собственные источники. Моссад внимательно следил за кораблем. Агенты разведки, которые прошли подготовку по внедрению в арабские страны, ожидали судно в Марокко: оно отправилось в путь из Северной Кореи и заходило в несколько африканских портов на пути к Латакии. Двоим сотрудникам Моссада удалось незаметно подобраться к кораблю под водой и установить на нем мощный передатчик. Истребитель F-15 израильских ВВС должен был пустить ракету, которая ориентировалась бы на сигнал передатчика и разнесла корабль в щепки. Однако в конечном итоге израильский премьер Ицхак Шамир принял решение отменить операцию из-за риска возникновения нового конфликта на Ближнем Востоке помимо уже шедшей войны в Персидском заливе.

Как бы то ни было, двое сотрудников израильских разведслужб, с которыми мне довелось побеседовать в начале сентября, все же сожалеют о таком решении Шамира: «Если бы мы в тот момент ясно дали понять Сирии, что не потерпим от нее развития программы средств доставки оружия массового поражения, то сегодня перед нами не стояла бы угроза огромного ракетного арсенала, который в состоянии нанести химический удар по любой части Израиля».

Израиль долгое время считал Сирию своим главным врагом. Большая часть ее огромной сирийской армии всегда находилась у границы Израиля и четыре раза принимала участие в кровопролитных войнах с еврейским государством (в 1948, 1967, 1973 и 1982 годах). «Многие годы, до начала гражданской войны, сирийцы были последней армией, которая могла представлять серьезную угрозу для Израиля. Таким образом, огромные разведывательные ресурсы были направлены именно в этом направлении», — говорит Ури Саги (он возглавлял израильскую военную разведку с 1991 по 1995 год, а с 2006 по 2010 год был специальным советником по разведке начальника генштаба израильских вооруженных сил).

Разведчики Моссада постоянно вербовали все новых информаторов в сирийской армии и правительстве, а также отправляли в Сирию собственных агентов для проведения операций самого разного рода. Параллельно с этим военная разведка собирала сведения о сирийских оборонных системах.

С течением лет сирийцам удалось задержать нескольких израильских шпионов. Одним из самых известных случаев стало дело Эли Коэна, которого отправили в Сирию в начале 1960-х годов под видом разбогатевшего после многих лет работы в Южной Америке сирийского торговца. Коэну удалось установить тесные связи с высокопоставленными представителями сирийской армии и разведслужб.

Во время разгульных вечеринок в его роскошных апартаментах напротив армейского штаба в Дамаске ему удалось выведать у них немало государственных тайн. Связной Коэна в Моссаде Гедалия Халаф рассказал мне о том, как Коэн каждый день передавал ему последние сведения (в том числе и сплетни) из первых эшелонов сирийского руководства с помощью спрятанного в квартире передатчика.

Происхождение сирийских ракет

Бывший замдиректора Моссада Давид Кимш рассказал о том, как его служба передавала ЦРУ полученные от Коэна и из других источников сведения. «Мы хотели показать американским разведслужбам, что представляем собой серьезную карту на Ближнем Востоке и способны обеспечить сбор разведданных намного эффективнее того, что они ожидали», — отметил Кимш в интервью от 2002 года. «Я думал, что мы могли бы стать опорой разведслужб США в Африке и Азии», — заявил второй директор Моссада Иссер Харель в интервью от 2001 года.

В таких условиях одна из ключевых ролей досталась подразделению 8200, которому был поручен перехват вражеских сообщений. Тысячи состоящих на этой службе солдат занимаются прослушиванием сообщений, расшифровкой кодов, переводом, а также обработкой и анализом собранных сведений. Во время Шестидневной войны 1967 года залогом молниеносной и решительной победы Израиля над Сирией и Египтом стали высококачественные разведданные, которые предоставили армии подразделение 8200 и другие спецслужбы.

В этот момент Израиль также впервые обнародовал полученную подразделением 8200 информацию. Президент Сирии Хафез Асад и его египетский коллега Гамаль Абдель Насер проигрывали войну и лишились всей своей авиации уже в первые часы конфликта. Тем не менее, они солгали королю Иордании Хусейну насчет реального положения вещей, чтобы тем самым подтолкнуть его к участию в боевых действиях. Подразделение 8200 перехватило этот разговор и израильские власти решили выставить его на всеобщее обозрение, чтобы тем самым ухудшить и без того непростые отношения арабских государств.

Во время войны 1973 года Сирия устроила внезапное нападение на Израиль, но в итоге так и не смогла одержать победу. Несмотря на щедрую поддержку Советского Союза (он предоставил боевые самолеты и системы ПВО), сирийской авиации не удалось проникнуть в израильское воздушное пространство и добиться господства в воздухе.

После войны СССР согласился поставить в Сирию несколько десятков ракет земля-земля Р-11 с дальностью действия в 1000 300 километров. Это послужило началом сирийских заказов ракет, которым сегодня отводится немалая роль в опустошающей страну гражданской войне против мятежников.

Но было у войны 1973 года и другое последствие: сирийцам удалось захватить офицера подразделения 8200 Амоса Левинберга. Он обладал допуском высочайшего уровня и имел доступ ко множеству самых разных секретных сведений. Этот агент с феноменальной памятью страдал от клаустрофобии. Сирийцы смогли убедить его в успехе их наступления и уничтожении Израиля, в результате чего тот рассказал им все, что ему было известно. Результаты допроса немедленно передали пораженному услышанным Хафезу Асаду.

Признания офицера

Израиль мог перехватить практически все передачи сирийских военных, в том числе переговоры между Асадом и армейским руководством. Кроме того, израильтянам удалось проникнуть на сирийскую территорию и установить на всех системах связи прослушивающее оборудование, которое передавало собранные данные на базы подразделения 8200.

Признания оказавшегося в плену офицера нанесли огромный ущерб израильской разведке, так как пролили свет на используемые ей методы и технологии. Когда тот вернулся в Израиль после обмена пленными, один представитель руководства страны даже публично предложил ему покончить жизнь самоубийством. Сирийцы были убеждены, что оглушили и ослепили Израиль на многие годы вперед.

Но они ошибались. 1 апреля 1978 года рабочие, которые занимались техобслуживанием шедшего из Дамаска в Иорданию телефонного кабеля, обнаружили под землей странное устройство. Прибывшие на место военные и агенты спецслужб были убеждены, что им попалось сложное израильское прослушивающее оборудование, и попытались вскрыть его. Тем самым они привели в действие взрывное устройство, которое унесло жизни 12 человек. После инцидента Сирия подала на Израиль официальную жалобу в Совет безопасности Организации объединенных наций. Позднее сирийцы еще не раз находили глубоко под землей аналогичные устройства. Тем не менее, они сами не трогали их, а обращались за помощью к агентам советского ГРУ, которые обладали необходимой техникой для работы со взрывчаткой. Однако даже они иногда допускали ошибки: четверо из них погибли при взр 8000 ывах.

В июне 1982 года Сирии прошлось смириться с еще одним горьким поражением: во время вторжения израильских сил в Ливан сирийцы потеряли около ста самолетов и при этом сами смогли сбить лишь одну машину противника. Такой исход в значительной степени объяснялся имевшимися в распоряжении Израиля прекрасными разведданными насчет сирийской авиации и ее систем ПВО. После войны Асад (бывший командующий сирийскими ВВС) решил направить свои ресурсы в другую сторону. Он урезал бюджет «регулярной армии» и вложил освободившиеся средства в восстановление авиации и покупку ракет.

В 1984 году Сирия подписала с Китаем соглашение на поставку ракет М-9 на твердом топливе, дальность действия которых превосходила советские Р-11. Тем не менее, соглашение в итоге было отменено из-за настойчивого давления США. Вашингтон в свою очередь сделал это с подачи Израиля, которому стало известно о договоре от агента в Дамаске.

Американская военная машина

В 1990 году 9-я механизированная дивизия сирийской армии присоединилась к коалиции США против Саддама Хусейна в войне в Персидском заливе: для Вашингтона было чрезвычайно важно, чтобы в числе его партнеров в боях против Ирака оказались и арабские армии (пусть даже их роль и была чисто символической).

Дивизия не вступала в бои, однако само ее присутствие в зоне конфликта имело большую символическую роль. Когда командир дивизии вернулся в Дамаск, его буквально переполняло восхищение «великолепной американской военной машиной», которую ему довелось увидеть в действии. Особенно его впечатлили точечные удары американской авиации, которая использовала высокоточное оружие (некоторые его виды тогда впервые применялись в боевых условиях).

Асад внимательно ознакомился со всеми отчетами и в первой половине 1991 года провел целую серию совещаний, в которых приняли участие высокопоставленные представители вооруженных сил, разведки, национального агентства оружейных исследований и центра научных исследований. Израильским разведчикам удалось узнать, о чем шла речь на этих собраниях.

Асад заявил, что, по его мнению, всем нужно отталкиваться от той гипотезы, что если у американцев есть такой арсенал, то и израильтяне, вероятно, обладают похожим оружием. Другими словами, технологический и качественный разрыв между сирийской и израильской армией стал еще больше, чем раньше. Все это подвело Асада к выводу о невозможности справиться с таким отставанием сирийской армии в обозримом будущем.

В результате Асад принял решение направить силы на формирование в рамках ВВС особого ракетного подразделения, которое находилось в его прямом подчинении под руководством верных сторонников (по большей части алавитов, как и он сам). Кроме того, Асад решил, что ракеты в этом подразделении должны оснащаться боеголовками с химическим оружием.

Переориентация сил и средств на ракеты отталкивается от представленной Асадом на одном из собраний гипотезы: если сирийская авиация не в состоянии пробиться через израильскую систему ПВО, то туча ракет с химическими боеголовками, вероятно, все же сможет справиться с этой задачей.

Сирия переходит на химическое оружие

Принятие такого решение повлекло за собой подписание целого ряда соглашений с Северной Кореей. Поначалу за производством ракет внимательно следили группы северокорейских инженеров, однако со временем сирийцы сами приобрели все необходимые навыки.

В начале 2001 году новый израильский радар засек пуск ракеты Р-17 в провинции Алеппо на севере Сирии. Дальность этой ракеты (700 километров) означала, что сирийцам было по силам развернуть полную и гибкую систему, которая бы охватила весь всю территорию Израиля и Ливана, а также часть Турции и Иордании. До начала войны в Сирии на вооружении армии были самые разные типы ракет Р-11 и Р-17 и установки для их запуска. Во время конфликта они использовали их как против мятежников, так и мирного населения, поэтому сейчас сложно сказать, что остается на данный момент от их арсенала.

Параллельно с приобретением ракет в 1990-х годах сирийцы направили серьезные усилия на то, чтобы заполучить в свои руки химическое оружие.

Изначально речь шла о бомбах с газом зарин, которые предполагалось сбрасывать с самолетов. Затем были разработаны боеголовки для ракет Р-17. Источники в израильской разведке отмечают, что большая часть необходимых для производства такого оружия материалов и технических данных поступила от Советского Союза, Китая и Чехословакии, а затем от частных лиц и предприятий из Западной Европы и Японии.

В середине 1990-х годов Сирия освоила производство ВИ-газа (VX), самого токсичного из всех боевых химических веществ. Оно настолько опасно, что его обычно хранят в виде двух реагентов, которые находятся в двух отдельных камерах в боеголовке ракеты: во время удара происходит смешение составляющих, что порождает сильнейший нейротоксин. Кроме того, ВИ-газ рассеивается гораздо медленнее другого химического оружия. Навыки для производства этого вещества предоставил Дамаску советник президента России Бориса Ельцина по химическому разоружению генерал Анатолий Кунцевич.

Под предлогом обычной рабочей поездки в Сирию для развития сохранившихся военных связей Дамаска и Москвы (у России оставались военные базы на Голанских высотах и на севере страны) Кунцевич попытался установить личный контакт с руководством сирийского режима. В обмен на огромные суммы денег он предоставил ему все необходимые технические данные и материалы (были закуплены в Европе при его посредничестве), которые позволили приступить к производству оружия на основе ВИ-газа.

Израиль пытается предупредить Москву

В 1998 году Моссаду стало известно о нескольких таких соглашениях. Во время встреч в 1999 году израильский премьер-министр Эхуд Барак попытался привлечь внимание российского руководства к действиям генерала, однако все это не дало никаких результатов. По всей видимости, Ельцин не мог или не хотел вмешиваться. Руководство Израиля осознало, что его давление ни к чему не ведет, и поручило агентам Моссада в Европе представиться независимыми специалистами, которые работают над документальным фильмом о химическом оружии. Они неоднократно выходили на связь с высокопоставленными представителями Кремля и армии и говорили им, что располагают сведениями о том, что Кунцевич продает сирийцам боевые отравляющие вещества. Тем самым они стремились убедить Москву в том, что были готовы обнародовать эти сведения. К несчастью, эта инициатива тоже окончилась провалом, и, помимо официального предупреждения, власти не сделали ничего, чтобы остановить генерала.

3 апреля 2002 года Кунцевич был найден мертвым при невыясненных обстоятельствах на борту рейса из Дамаска в Москву. Еще больше тумана нагоняет тот факт, что на его надгробном памятнике датой смерти указано 29 марта. Сирийские разведслужбы были убеждены, что за всем стоит Моссад. Израильские офицеры в свою очередь никак не комментировали эти утверждения.

Израиль традиционно выделяет большие ресурсы на наблюдение за сирийским Центром научных исследований, на котором лежит большая часть работы по программе производства химического и биологического оружия. По мнению американских спецслужб, центр служит прикрытием для сирийского оборонного истеблишмента, и Министерство финансов США ввело против него жесткие санкции.

По информации израильской военной разведки, центру (насчитывает более 10 000 сотрудников) поручено управление основными мощностями по производству и хранению химического оружия в Сирии. Главный объект расположен в Аль-Сафире на севере страны: там собираются боеголовки с химоружием, а также хранятся ракеты и пусковые установки.

Аль-Сафир значился в числе наиболее вероятных потенциальных целей американских ударов в августе этого года. Хотя от операции было решено отказаться, данный объект все равно представляет немалый интерес для международных инспекторов. Речь идет о большом комплексе площадью в десятки квадратных километров, который разделен на несколько секторов и опоясан двойными рядами высоких заборов с надежной охраной.

25 июля 2007 года в Аль-Сафире произошел несчастный случай на сборочной линии боеголовок с VX, которая была налажена совместно с Северной Кореей. На одном из трубопроводов, по которым в цех поступал химический реагент, случился взрыв, после чего огонь всего за несколько секунд охватил все помещение. Взрыв оказался настолько сильным, что выбил двери здания, и ядовитые газы разошлись по всему комплексу. Как стало известно в Моссаде, взрыв унес жизни 15 сирийцев и десяти находившихся на производстве иранских инженеров. Число раненых нам неизвестно, однако от ядовитых веществ пострадали около 200 человек. Присутствовавшие на объекте сотрудники экстренных служб оказались не в силах справиться с таким числом пострадавших, в связи с чем власти были вынуждены обратиться к бригадам пожарных и медиков за пределами Аль-Сафира, несмотря на необходимость сохранять строжайшую секретность центра.

После происшествия президент Сирии сформировал специальную следственную комиссию, которая пришла к единогласному заключению о преднамеренном саботаже. Как бы то ни было, предполагаемые виновники до сих пор не были установлены, несмотря на найденные отпечатки пальцев.

В июле 2000 года Башар Асад сменил отца Хафеза в кресле президента страны и дал старт переменам и реформам в оборонном истеблишменте. В частности он поручил генералу Мохаммеду Сулейману руководство всеми специальными проектами, в том числе и управление химическим арсеналом Сирии.

Асад и Сулейман решили опереться на существовавшие отношения с Северной Кореей для подписания договора о строительстве ядерного реактора, который должен был бы заложить основу производства ядерного оружия.

Оба они сделали все, чтобы скрыть от израильтян существование атомной станции. Для этого они ввели запрет на передачу любых сведений о проекте электронным путем и по сути «вернулись в прошлое», как отмечалось в результатах расследования израильское военной разведки: все сообщения печатались исключительно на бумаге и доставлялись получателю через посыльных. Когда израильтяне с огромным опозданием узнали о существовании такой обширной сети у них под носом, военные разведчики прозвали ее «призрачной армией генерала Сулеймана».

В январе 2007 года агенты Моссада, которые тогда еще не имели ни малейшего представления о существовании проекта, похитили информацию у прибывшего в Лондон представителя сирийских властей. Пока одна сотрудница Моссада развлекала его в баре гостиницы, другие агенты проникли в номер сирийца и скопировали данные с двух флешек и ноутбука.

Буш отказывается от бомбардировок

Среди украденных документов оказались и фотографии строившегося реактора. Израильтяне были поражены увиденным, и премьер-министр Эхуд Ольмерт в срочном порядке передал файлы президенту США Джорджу Бушу. ЦРУ и АНБ провели собственное расследование и подтвердили достоверность информации. Ольмерт предложил Бушу разбомбить объект, и после отказа Вашингтона дал израильской авиации распоряжение нанести удар в сентябре 2007 года.

Сулейман (до того, как погибнуть от рук бойцов израильских спецподразделений в августе 2008 года) также призывал Асада расширять и укреплять связи с «Хезболлой». В значительной мере эти контакты опирались на личные отношения Сулеймана и военного лидера ливанского движения Имада Мугния, который погиб в феврале 2008 года во время операции Моссада в Дамаске.

В феврале 2010 года израильские разведчики засекли конвой грузовиков, которые выехали из Аль-Сафира и направились в сторону ливанской границы. Израильтяне полагали, что те перевозят предназначенные для «Хезболлы» части ракет Р-17. Как утверждает работавший с израильским премьером источник, в Тель-Авиве посчитали, что красная линия нарушена, и предложили Биньямину Нетаньяху уничтожить конвой. В конечном итоге Нетаньяху все же решил воздержаться от удара и вместо этого передал информацию американцам. 1 марта 2010 года сирийского посла в США в срочном порядке вызвали в Госдепартамент, где ему дали понять, что Вашингтон требует от Дамаска прекратить вооружение «Хезболлы», так как это может породить новый региональный конфликт.

Как бы то ни было, начавшаяся два с половиной года назад гражданская война в Сирии коренным образом изменила расстановку сил в регионе.

В целом, что касается технологий, средств, подготовки и квалификации персонала, между армиями двух государств существовал огромный разрыв еще до того, как сирийские войска начали распылять силы во всех направлениях, чтобы справиться с нынешним восстанием. Сегодня же эта пропасть стала еще глубже, потому что сирийская армия серьезно ослабла после двух лет тяжелых боев.

Сейчас, когда в Сирии бушует война, Израиль получает подробнейшие разведданные по стране и делится ими с США в перспективе возможных ударов. Кроме того, к американцам приходят сведения и от других союзников по соседству с Сирией: Иордании и Турции. Они не только собирают данные, но и позволяют АНБ установить прослушивающее оборудование на их территории.

Еще одна красная линия

Израиль прекрасно осознает все слабости сирийской армии. За прошедший год израильским разведслужбам удалось получить секретные данные по передаче оружия (в том числе частей ракет Р-17 и противокорабельных ракет «Яхонт») из Сирии «Хезболле». На этот раз Нетаньяху не стал колебаться. Целый ряд высокопоставленных представителей израильских властей и сам премьер неоднократно подчеркивали, что Израиль не станет мириться с передачей Ливану такого оружия. Каждый раз, когда Тель-Авиву становилось известно о движении грузовиков с таким грузом, их уничтожали ударами высокоточных ракет. Израиль пока что официально не взял на себя ответственность за шесть таких операций, однако источники в американской разведке и сирийские официальные лица утверждают, что ракеты были запущены израильской авиацией.

«Израиль и другие государства следят за событиями в Сирии с помощью всех имеющихся у них в распоряжении средств по сбору разведданных, — отметил президент Израиля Шимон Перес в неопубликованном отрывке интервью для The New York Times Magazine. — Если сирийцы посмеют применить химическое оружие и обратят его против нас или мирного населения, не сомневаюсь, что Израиль и весь мир незамедлительно примут необходимые решения. Кроме того, Асад может передать химическое оружие Хезболле, что с нашей точки зрения представляет собой красную линию, нарушения которой позволить никак нельзя. Израилю нужно не допустить такого поворота событий, что подразумевает применение силы».



Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Тайная война Моссада в Сирии


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.