Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Ливия: торжество анархии порождает новый порядок

  • Ливия: торжество анархии порождает новый порядок
  • Смотрите также:

Новости последних дней из Ливии кажутся не свежей информацией, а застрявшими в эфире сообщениями двухлетней давности.

«…Число жертв расстрела мирной демонстрации в Триполи превысило 45 человек, ранено свыше 400…массовые убийства совершили члены повстанческих группировок…»

«…Регулярная армия страны приступила к освобождению столицы от отрядов мятежников…в городе введено чрезвычайное положение…»

«…центральное правительство Ливии…полно решимости дать отпор вооруженным оппозиционерам из Мисураты…»

Можно подумать, что Каддафи еще жив и бои за цельную Джамахирию продолжаются. Сопровождаемые аккомпанементом натовских бомбежек и заверениями западных лидеров, что скоро в Ливии все будет хорошо.

Разумеется, это не так, бои за Ливию пока не идут. Перестрелки и столкновения происходят в географических зонах, некогда бывших Ливией. Но история способна повторяться не только в виде фарса. 15 ноября 2013 года, среди бела дня, в центре ливийской столицы случилась потрясающая трагедия – а мир к ней остался равнодушен. Свыше 40 участников мирной демонстрации протеста были расстреляны. Палачами выступили не отряды давно погибшего Каддафи, а его ниспровергатели. Те самые повстанцы, ради которых Ливию вбомбили в средневековую разруху, располосовали свинцом сотни собственных соотечественников. Которые возымели наглость протестовать по поводу пребывания бандитских отрядов на постое в Триполи. Ну и получили крупнокалиберный ответ на свои требования, прямо тут, на мостовой и тротуарах.

С момента этого злодеяния прошла неделя. Самой красноречивой реакцией мирового сообщества на трипольский расстрел стало отсутствие какой бы то ни было реакции. Никто не высказал озабоченности в брюссельской штаб-квартире НАТО. Никто не разволновался в страсбургском суде по правам человека. Никто не предложил созвать Совет Безопасности ООН. Никто не забряцал оружием в Вашингтоне, никто не потребовал подтянуть авианосцы поближе к ливийским берегам. Все тихо и спокойно, жертвы похоронены, выжившие разогнаны.

Для сравнения – агрессия Запада против Ливии два года назад началась после инцидентов в Бенгази, причем человеческих жертв там не было вообще. Демонстранты образца 2011 года были вооружены бутылками с бензином, которые не постеснялись использовать против полиции – ну, что бы показать свою решимость в борьбе за демократию. А полиция была так жестока, что осмелилась сопротивляться и поранила 38 человек. Как тут было не вмешаться миролюбивому НАТО с его высокоточными бомбами и крылатыми обстрелами с безопасного расстояния?

Сегодня желающих вмешиваться в ливийскую ситуацию не наблюдается. Никто из мировых политиков даже не комментирует происходящие в Триполи расстрелы, объявление чрезвычайного положения, жестокость недавних повстанцев и агонию центрального правительства. Смещение формально светского правительства фактически предрешено, потому что оно не контролирует даже собственную резиденцию. Всего месяц назад премьер-министра Ливии похитили прямо из дворца, и еще счастье, что вернули обратно не частями. Мятежные провинции продолжают парад суверенитетов, центральные власти не могут гарантировать безопасность иностранным дипломатам – власть уже фактически выпала из их дрожащих рук. Осталось посмотреть, кто ее захочет подобрать и кто в состоянии это сделать.

К концу 2013 года в бывшей Ливии сложилась анархичная система правления, схожая с средневековой раздробленностью и американским Диким Западом одновременно. Полудикая феодальная пустыня, если угодно. Практически все мужское население вооружено – не только традиционно воинственные жители пустынь и оазисов, но и горожане, торговцы, а то и госслужащие. Это накладывает отпечаток на любые аспекты повседневной жизни. Например, ответ на грубость в магазине или шутку на рынке может прилететь не из уст оппонента, а из его ствола. Выезд семьи в соседнюю провинцию похож на вооруженный демарш, перевозка конвоя с продовольствием – на опасную экспедицию вглубь земель, населенных людоедами. Высказывание «Винтовка рождает власть» воплощено в Ливии предметно и буквально. При этом крупных вооруженных формирований, имеющих вес в масштабе всей страны, насчитывается не менее шести (!):

- Армия Барка со штаб-квартирой в Бенгази, имеющая целью сохранить свою власть над углеводородной Киренаикой и не допустить конкурентов к 65 % ливийской нефти;

- Армия Защиты нефтяных объектов (откровенное название), дислоцирующаяся в восточном городе Адждабии. Контролирует несколько наливных портов и заинтересована приумножить их число за счет близкой Киренаики;

- Армия центрального правительства, состоящая из арабских подразделений прибрежных городов Триполитании;

- Армия Западных гор, сформированная большей частью из ополчений берберских племен, со штабом в городе Зинтан;

- Армия провинции Феццан, спешно формируемая ввиду необходимости обеспечить новоявленной автономии долю доходов от нефтяного экспорта;

- Армия Щит Ливии, самая многочисленная и лучше всех вооруженная. Контролируется властями Мисураты, именно ее «вояки» расстреляли трипольскую демонстрацию 15 ноября 2013 года.

Кроме названных шести армий, в Ливии действуют десятки бригад помельче, сотни племенных отрядов и деревенских ополчений. Разобраться в этой анархичной мозаике тяжело, а если учесть межармейское перетекание подразделений, так и вовсе невозможно. Зато очевидно другое – вариантов политического будущего Ливии немного, наиболее реалистичны два.

Власти Мисураты сумели добиться относительного процветания своего региона в условиях послевоенной анархии. Подразделения их армии Щит Ливии исполняли в Триполи роль гарнизона в покоренном городе. Отслеживали правильность правительственных решений и следили за лояльностью финансовых потоков. В самой же Мисурате (в символе ливийской революции, а как же) был утвердился весьма своеобразный режим.

Под страхом расстрела въезд в город запрещен любому иностранцу и ливийцу, за которого не поручатся несколько местных жителей. За темнокожих гостей поручатся бесполезно – победившие с помощью натовских бомбежек повстанцы оказались оголтелыми расистами. Сторонников Каддафи здесь тоже нет, как и их родственников, они либо изгнаны, либо убиты. Естественно, без таких скучных формальностей, как следствие или суд. На всех въездах в город имеются фундаментальные блок-посты, дальние подступы патрулируются джипами с ДШК, есть своя артиллерия и танки.

При этом власть в Мисурате избранная – она принадлежит богатейшим бизнесменам и торговцам. То есть олигархическая республика в условиях анархического сепаратизма оказалась эффективным инструментом управления. Налоги в городе кратно снижены, а бюрократия существенно упрощена. Все разрушения гражданской войны давно ликвидированы, идет масштабное строительство, товарооборот порта и сфера услуг растут со скоростью 25 % в год. Мисурата – единственный ливийский город, развивающийся не только за счет нефти и газа. Только в нем безопасно и на бытовом, и на коммерческом уровне, днем и ночью. Свыше 50 % всего экспорта в Ливию идет через местные терминалы – до гражданской войны их доля была на уровне 12 %. Приморский Сирт и внутренний Бени-Валид, ближайшие крупные города, на фоне Мисураты выглядят заброшенными кладбищами.

Надежды на светское будущее станы многие простые ливийцы (да и зарубежные высоколобые аналитики) связывали именно с региональным успехом Мисураты. Пусть гордецы, пусть расисты, пусть наглые в своей безнаказанности боевики – но при этом богатые торговцы и состоятельные бизнесмены. Повстанческому оплоту предрекали роль локомотива, который постепенно вытащит из средневекового песка всю страну. Просто за счет разрастания своего могущества – финансового, военного и административного. За счет ползучего расширения влиятельности.

Теперь такой сценарий маловероятен, он перечеркнут жестокостью трипольского расстрела. Мисуратские бригады решено вывести из Триполи – причем решали это власти успешного города, а не какой-то там премьер или карикатура на центральное правительство. Повстанцы уходят из ливийской столицы со всем тяжелым вооружением, планируя сохранить благополучие своего региона. Вакуум силы после их эвакуации смогут заполнить сторонники радикального ислама. У них есть вменяемая идея: как обустроить Ливию, где враги, что с ними делать и как после сделанного спокойно жить. У ливийских исламистов есть большой военный опыт, приобретенный в собственной стране и в Сирии. У них есть готовность воевать до конца, щедрые иностранные покровители и стремление объединить страну. За ними могут пойти люди – потому что больше идти в современной Ливии попросту не за кем.

Возможно, Ливия и осталась бы в состоянии перманентного распада, но ее экономика почти целиком зависит от нефтяного экспорта. Это не Сомали, десятилетиями живущее за счет натурального хозяйства. Для жизни Ливии необходимы элементы единства – хотя бы в государственном устройстве, финансах и инфраструктуре. Обеспечить таковые способна либо власть олигархических торговцев с расистскими воззрениями, либо нетерпимый режим фундаментальных фанатиков. Стоило свергать Каддафи ради такой альтернативы?


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Ливия: торжество анархии порождает новый порядок


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.