Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Колумб российской истории

  • Колумб российской истории
  • Смотрите также:

210 лет назад Указом императора Александра I (12 ноября 1803 года) знаменитый писатель Николай Михайлович Карамзин был назначен «российским историографом». Историограф государства Российского — это почетное звание для историка Российской Империи, налагавшее на него обязанность написания «генеральной российской истории». Первым историографом Российским был назначен в 1747 Г. Ф. Миллер, вторым в 1768 стал М. М. Щербатов, третьим и последним — Н. М. Карамзин. 

Потомок крещеного татарского князя Симеона Кара-Мурзы (кара — черный, мурза — князь), отличившегося на военном поприще при Василии Шуйском, Николай Михайлович Карамзин родился 1 декабря 1766 в деревне Карамзиновка Симбирской губернии в семье дворянина — помещика среднего достатка, отставного капитана Михаила Егоровича Карамзина и Екатерины Петровны (в девичестве Позухиной). Николеньку полюбила и мачеха Авдотья Гавриловна Дмитриева (тетка знаменито поэта И. И. Дмитриева). Николай получил домашнее образование; учился в Москве в пансионе И. М. Шадена (с 1775 по 1781). С детства приписанный к лейб-гвардии Преображенского полка прапорщиком, в 1881 Николай поступил на действительную службу. В 1783 он вышел в отставку в чине поручика и вернулся в Симбирск, где подружился с директором Московского Университета И. П. Тургеневым. 

Приехав к И. П. Тургеневу в гости в Москву, Н. М. Карамзин задержался, стал автором и переводчиком журнала «Детское чтение для сердца и разума» Н. И. Новикова (вступил на краткий срок в масонство), начал пересылать в различные издания свои переводы и повести. В 1790-х Н. М. Карамзин — издатель «Московского журнала», альманаха «Аглая», журнала «Пантеон иностранной словесности» и знаменитого журнала «Вестник Европы». Карамзин — основатель течения в литературе, сентиментализма. О нём П. А. Вяземский писал: «Язык наш был кафтан тяжелый и слишком пахнул стариной, дал Карамзин покрой иной — пускай ворчат себе расколы — все приняли его покрой». 

В 1789-1890 гг. Карамзин отправился за границу, посетил Германию, Швейцарию, Францию и Англию. Впечатления от поездки он изложил в «Письмах русского путешественника». Настороженно отнесся он к Великой Французской революции, признавая, что «Французская революция относится к таким явлениям, которые определяют судьбы человечества на долгий ряд веков». В этом произведении он изложил и свое представление о русской истории: «Говорят, что наша история сама по себе менее занимательна: не думаю, нужен только ум, вкус, талант. Можно выбрать, одушевить, раскрасить; и читатель удивится, как из Нестора, Никона и пр. могло выйти нечто привлекательное, сильное, достойное внимания не только русских, но и чужестранцев...» Интерес Карамзина к истории проявлялся и в написании повестей — «Марфа Посадница», «Наталья — боярская дочь». В 1800 он признавался, что «по уши влез в русскую историю; сплю и вижу Никона с Нестором». В 1802, откликаясь на восшествие на престол Александра I, Карамзин написал «Историческое похвальное слово Екатерине Второй», где высказал: «Сограждане! признаем во глубине сердец благодетельность монархического правления... Оно всех других сообразнее с целию гражданских обществ: ибо всех более способствует тишине и безопасности». 

В 1803 г. И. И. Дмитриев обратился с просьбой к статс-секретарю М. Н. Муравьёву о ходатайстве для Н. М. Карамзина места историографа Российского. 31 октября 1803 г. Карамзин получил подписанный Александром I указ о назначении его официальным историографом. Перед ним была поставлена задача — написать полную историю России. Карамзину был пожалован чин надворного советника и «назначено... по две тысячи рублей ежегодного пансиона». Карамзин изучал архивы и книжные собрания Синода, Эрмитажа, Академии наук, Публичной библиотеки, Московского университета, Александро-Невской и Троице-Сергиевой лавры, сокровища частных собраний древностей российских — Мусина-Пушкина, Румянцевых, Тургеневых, Муравьевых, Толстого, Уварова. По его просьбе поиски велись в монастырях и архивах Оксфорда, Венеции, Парижа, Праги, Копенгагена, Кенигсберга и Ватикана. Множество иностранных библиотек и архивов обследовал А. И. Тургенев. В Москве ему много помогали А. Ф. Малиновский, А. Н. Оленин, А. Н. Мусин-Пушкин, Н. П. Румянцев. Остромирово Евангелие 1056-1057 годов, Ипатьевская, Троицкая, Волынская летописи, Судебник Ивана Грозного, произведение древнерусской литературы «Моление Даниила Заточника», «Хождение за три моря» в Троицком списке конца XV — начала XVI века — это только малая часть найденного Карамзиным. 

Много лет спустя А. С. Пушкин написал: «Древняя Россия, казалось, найдена Карамзиным, как Америка — Коломбом». Еще в январе 1804 г. Карамзин женился на Екатерине Андреевне Колывановой, побочной дочери князя А. И. Вяземского, и поселился в подмосковном имении Вяземских Остафьево, где и писал в тиши свою Историю. Первые восемь томов «Истории государства Российского» были поднесены Александру I в 1818 г. Первое издание было опубликовано тиражом 3000 экземпляров и разошлось с прилавков в три недели; второе издание вышло в 1819-1824 гг., последний, 12-й том, вышел в 1829 г. 

По мнению Карамзина, основная идея его «Истории государства Российского» состояла в том, что Россия, как в прошлом, так и в настоящем, держалась на самодержавии. По Карамзину движущей силой исторического процесса являлась самодержавная власть; без самодержавия нет России, русские цари объединили Русь, собрали землю в одно целое. «Великие народы подобны великим мужам, имеют своё младенчество, и не должны его стыдиться: отечество наше, слабое, разделённое на малые области до 862 года, по Летоисчислению Нестора, обязано величием своим счастливому введению монархической власти». 

О назначении работы Николай Михайлович сказал в предисловии: «правители, законодатели действуют по указаниям истории и смотрят на ея листы как мореплаватели на чертежи морей». История обыкновенного гражданина «мирит... с несовершенством видимого порядка вещей, как с обыкновенным явлением во всех веках; утешает в государственных бедствиях». «История государства Российского» начинается главой «О народах издревле обитавших в России, и славянах вообще». Далее прямо по летописям излагается норманнская теория «призвания» князей. Варяги основали две «самодержавных области» в России: Рюрик — на севере, Аскольд и Дир — на юге. После смерти братьев Рюрик основал монархию Российскую. История государства Российского признаёт это государство могущественным и славным. Однако, после смерти Ярослава I самодержавие перестаёт существовать. Раздел государства между сыновьями Ярослава ведёт к потере Древней Россией «могущества и благоденствия», «государство после этого слабело и разрушалось более трёхсот лет». 

Возвышение монархической власти свойственно только Ростово-Суздальскому княжеству при Андрее Боголюбском. С его смертью опять наступает период безвластия. Следствием этого безвластия было завоевание русских земель монголами, которое откинуло Россию далеко назад в её культурном развитии. Однако «зло имеет и добрые следствия». Без татаро — монголов Россия погибла бы от княжеских усобиц. Москва, по мнению Н. Карамзина, «обязана своим величием ханам». 

Со времени Ивана Калиты крепнет монархическая власть. Дмитрий Донской, подавляя сепаратизм удельных князей, стремился к «утверждению своей власти». Куликовская битва показала возрождение сил России в борьбе с татаро-монгольским игом. Иван III — создатель самодержавной власти в России. Анти-герой Карамзина — Иван Грозный, из-за своей борьбы с боярством самыми крутыми мерами. Борис Годунов по Карамзину — личность мрачная, с терзаниями царя-убийцы. Василий Шуйский, его недоброжелатель, льстивый царедворец, который славился разумом «мужа думного». Изложение событий крестьянской войны и польско-шведской интервенции не было доведено историком до конца. События 12 тома оканчиваются десятыми годами XVII века, словами «Орешек не сдавался». 

Для Карамзина, автора «Истории Государства Российского», монархия дана от Бога, только жесткая монархическая власть может сохранить Россию с её крупнейшими территориями, т. к. монархи всегда думают о том, что они оставят в наследство своим детям; монархия является священным стержнем истории. По заказу великой княгини Екатерины Павловны в 1811 г. Н. М. Карамзин составил «Записку о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях», очерк истории России и её современного состояния, пронизанный мыслью о незыблемой и спасительной роли самодержавия как основы российской государственности. Записка начинается с призвания варягов и оканчивается временем Александра I. 

Чтоб не повторяться, проследим концепцию Карамзина от первых Романовых. Первые Романовы — это сближение России с Западом, заимствование западных образцов в быту, в воинском деле, в гражданских учреждениях. Этот процесс проходил медленно. Жесткое проникновение западничества — царствование Петра I. «Целью было не только новое величие России, но и совершенное присвоение обычаев европейских...» «Пётр... исправил, умножил войско, одержал блестящую победу над врагом искусным..; завоевал Ливонию, сотворил флот, основал гавани, издал многие законы мудрые, привел в лучшее состояние торговлю, 32 рудокопни, завел мануфактуры, училища, академию, наконец, поставил Россию на знаменитую степень в политической системе Европы». 

И главное, Петр «мощно рукою схватил кормило государства. Он сквозь бурю и волны устремился к своей цели: достиг — и всё переменилось&raqu 10000 o;. Вредная сторона этих преобразований — безудержное подражание Западу. Благодаря реформам Петра, «мы стали гражданами мира, но перестали быть, в некоторых случаях гражданами России». В желании насадить сверху западничество Петр доходил до самовластия. Еще одну ошибку Петра Карамзин видел в том, что он основал новую столицу на северном крае государства, среди зыбей болотных, в местах, «осуждённых природою на бесплодие и недостаток». 

Церковь по Карамзину следовало несколько возвысить. Наследники Петра — слабая тень монарха. Меньшиков думал лишь о пользе своего личного властолюбия, при Анне в основном правил Бирон, дочь Петрова Елизавета — «женщина праздная и сластолюбивая, усыпленная негою». Новый заговор — и несчастный Петр III в могиле со своими жалкими пороками... Екатерина II была истинною преемницею величия Петрова. Главное дело её в смягчении самодержавия. Она ласкала так называемых философов XVIII века и пленялась характером древних республиканцев, но хотела повелевать, как земной Бог, — и повелевала. Екатерина не требовала от россиян ничего противного их совести и гражданским навыкам, стараясь единственно возвеличить данное ей Небом Отечество или славу свою — победами, законодательством, просвещением. 

У правления Екатерины был и негатив. «В государственных учреждениях того времени содержалось больше блеска, нежели основательности». Павел I стал господствовать «всеобщим ужасом», не следуя уставам, а только прихоти. Восхождение на престол Александра I вызвало всеобщее ликование. Запиской Карамзин предупреждал Александра I о том, чтобы он не ограничивал самодержавие, т. к. «самодержавие основало и воскресило Россию: с переменой государственного Устава ея она гибла и должна погибнуть». Записку Карамзин завершил так: «Самодержавие есть палладиум России; цельность ее необходима для ее счастья; из сего не следует, чтобы государь, единственный источник власти, имел право унижать дворянство, столь же древнее, как и Россия». 

В 1812 г. Россия вступила в войну с наполеоновской Францией. Уже после победы, в 1813 г., Н. М. Карамзин посетил сгоревшую Москву и так писал об этом И. И. Дмитриеву: «Я плакал дорогой, плакал и здесь; Москвы нет: остался только уголок ее. Не одни домы сгорели, самая нравственность людей изменилась в худое, как уверяют. Заметно ожесточение; видна и дерзость, какой прежде не бывало». 

В 1818 г. Н. М. Карамзин был избран почетным членом Петербургской Академии Наук. Осенью 1819 г. император Александр I сообщил историографу в одной из бесед, что он желает восстановить Польшу «в ее древних границах». В ответ на это Карамзин составил Александру I записку под названием «Мнение Русского Гражданина». В записке Карамзин выразил не только свое отношение к «польскому вопросу», но сформулировал некоторые принципы государственного устройства России, основной из которых — принцип территориальной целостности России. Император Российский, обладающий всей полнотой власти, не имел права, по мнению историографа, уступить и пяди земли русской кому-либо. 

«Старых крепостей, — отмечал Карамзин, — нет в Политике: иначе мы долженствовали бы восстановить и Казанское, Астраханское Царство, Новгородскую республику, Великое Княжество Рязанское и так далее... К тому же и по старым крепостям Белоруссия, Волыния, Подолия вместе с Галицею были некогда коренным достоянием России. Если Вы отдадите их, то у Вас потребуют и Киева, и Чернигова, и Смоленска: ибо они также долго принадлежали враждебной Литве. Или всё, или ничего... Доселе нашим государственным правилом было: ни пяди врагу, ни другу! Наполеон мог завоевать Россию; но Вы, хотя и Самодержец, не могли договором уступить ему ни одной хижины Русской... Я слышу Русских и знаю их: мы лишились бы не только прекрасных областей, но и любви к Царю; остыли бы душой и к Отечеству, видя оное игралищем самовластного произвола; ослабели бы не только уменьшением Государства, но и духом, унизились бы пред другими и пред собою... Одним словом, восстановление Польши будет падением России или сыновья наши обагрят своею кровию землю Польскую и снова возьмут штурмом Прагу!..» 

В 1824 г. Карамзин получил титул действительного статского советника. В ноябре 1825 г. умер император Александр I. По поручению Николая I Карамзин составлял манифест о его вступлении на престол. Из манифеста цензура удалила все, что, по убеждению Карамзина, должно было составить фундамент нового царствования: «истинное просвещение ума» и «мирную свободу жизни гражданской». После дня присяги Николаю I 19 декабря Карамзин написал другу Дмитриеву: «Мы здоровы после здешней тревоги 14 Дек. Я был во Дворце с дочерьми, выходил и на Исаакиевскую площадь, видел ужасные лица, слышал ужасные слова, и камней пять-шесть упало к моим ногам... Войско ночевало, среди огней, вокруг Дворца. В полночь я... ходил уже по тихим улицам, но в 11 часов утра, 15 Дек., видел еще толпы черни на Невском Проспекте. Скоро все успокоилось, и войско отпустили на казармы... Вот нелепая трагедия наших безумных Либералистов! Дай Бог, чтобы истинных злодеев нашлось между ими не так много!» 

Ночь, проведенная на Сенатской площади, стала причиной простуды и воспаления легких. 13 мая 1826 г. Карамзин получил рескрипт Александра I: «Николай Михайлович! Расстроенное здоровье ваше принуждает вас покинуть на время отечество и искать благоприятнейшего для вас климата. Почитаю за удовольствие изъяснить вам моё искреннее желание, чтобы вы скоро к нам возвратились с обновлёнными силами...». В приложении к рескрипту Карамзину выдавался пятидесятитысячный пенсион в год от государства. Сумма эта после него должна была выплачиваться его жене, сыновьям до вступления их в службу и дочерям до выхода замуж. 22 мая (3 июня) 1826 г. Николай Михайлович Карамзин скончался. Он был похоронен на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры Петербурге. 

В 1833 г. симбирские дворяне обратились к царю за разрешением воздвигнуть в их городе памятник Н. М. Карамзину. Был создан комитет по сбору средств на памятник, деньги собирали по всей России. Сам Николай I, посетивший Симбирск в 1836 г., выбрал место установки памятника. Автором проекта стал скульптор классицизма Самуил Гальберг. В 1839 г. Гальберг скончался и памятник дорабатывали его ученики А. А. Иванов, П. А. Ставассер, Н. А. Рамазанов и К. М. Климченко. 22 августа 1845 г. памятник был открыт. Муза Клио на пьедестале памятника предстала пред взорами публики в мифологическом грешном своем величии. Правой рукой она возлагала на жертвенник бессмертия скрижали «Истории государства Российского» — главного труда Н. М. Карамзина, а в левой держала трубу, с помощью которой намерена была вещать о славных страницах жизни России. В пьедестале памятника, в круглой нише, размещался бюст историка. 

Пьедестал украшен горельефами. На северном горельефе изобразили Карамзина читающим отрывок из своей «Истории» Александру I и его сестре Екатерине Павловне в Твери в 1811 г. На другом — Николай Михайлович запечатлен на смертном одре в окружении своего семейства. Все фигуры памятника изображены в античных одеждах. Надпись на пьедестале гласила: «Н. М. Карамзину историку Российского государства повелениемъ императора Николая I 1844 годъ». Общая высота памятника девять метров, он окружён решёткой. 

Задумку скульптора поняли не все... Вот что писал «Русский Вестник» в 1863 г.: «Памятник Карамзина составляет одно из лучших украшений города Симбирска, но, к сожалению, аллегорический характер, приданный этому памятнику, значительно уменьшает производимое им впечатление. Постановка статуи Клио и изображение лиц на барельефах в ненатуральном положении и полуобнаженными, представляется совершенно непонятным не только народу, но и большинству людей грамотных. Простой народ, не имея понятия о музе Клио, считает статую... изображением жены покойного историка, и. вообще, благодаря этой статуи, весь памятник известен в народе под названием чугунной бабы». 

В 1866 г. вокруг статуи разбили сквер по типу английских парков. В 1931 г. памятник чуть было не снесли, в защиту монумента выступил известный в городе архитектор Феофан Евтихеевич Вольсов. Его стараниями памятник был сохранен.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости культуры | |

Подписка на RSS рассылку Колумб российской истории


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.