Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Армия выкупит священный долг

  • Армия выкупит священный долг
  • Смотрите также:

Выпускникам вузов предоставят возможность выбрать между службой по призыву и контрактом.

Ввиду хронических проблем, связанных с падением престижа военной службы, чиновники Минобороны изобретают все новые способы привлечь молодых людей в ряды Вооруженных сил. До конца года правительство планирует внести в Госдуму поправки в закон «О воинской обязанности и воинской службе». Главным ноу-хау, представленным ведомством Сергея Шойгу станет возможность выбора между двумя годами контрактной или одним годом, но – по призыву. Правда, выбирать смогут не все, а только выпускники вузов.

С идеей законодательно закрепить за призывниками право выбора – пару лет отдавать долг Родине за деньги или патриотично ограничиться одним, но бесплатным годом срочной службы, выступил замминистра обороны Николай Панков. «В рамках решения задач по комплектованию воинских должностей рядового и сержантского составов и повышению престижа военной службы разработан проект федерального закона, который предусматривает предоставление гражданам право выбора: проходить военную службу или в течение двух лет по контракту, или один год по призыву» – обосновал готовящееся решение заместитель министра обороны.

Таким образом, как предполагается, Минобороны устранит острый дефицит контрактников. Напомним, согласно планам реформирования ВС, к 2017 году профессиональных солдат в нашей армии должно быть не менее 425 тысяч. В то время как сегодня службу по контракту в войсках проходят лишь 205 тысяч человек. То есть, общее число так называемых российских «псов войны» всего за четыре года предстоит более чем удвоить. Видимо, и сами военные не слишком верят в реалистичность своих планов, если ничего не менять.

По мнению руководителя Центра военного прогнозирования полковника Анатолия Цыганка, предложением Минобороны воспользуется не так много выпускников вузов.

– Понятно, военное ведомство стремится решить проблему с комплектованием за счет расширения контрактного сегмента. Эта цель преследуется «под любым соусом». Расчет, видимо, на то, что меньше будет уклонистов. На мой взгляд, это не главное. Я уже давно говорю, что мальчики-призывники в 18 лет еще растут. Не только физиологически, но что гораздо важнее, – ментально. Юноша в 18 лет конфликтен по определению. Это издержки становления. Попадая в мужской коллектив, он начинает ссориться с окружающими. В связи с чем я неоднократно выступал с предложением изменить возраст призыва на военную службу.

Не случайно наших прадедов еще в царской армии призывали в 21 год. Это уже достаточно взрослый человек. Кстати говоря, в Германии считается, что оптимальный возраст для призыва - 26 лет. Лиц моложе этого возраста там не привлекают в качестве контрактников. Наши военные чины считают иначе. Еще незрелых молодых людей с помощью всяких ухищрений пытаются заманить на контрактную службу. Те соглашаются, получают «бабки», но очень быстро разочаровываются и не продлевают контракт.

«СП»: – Какой демотиватор срабатывает в данном случае?

– В первую очередь - плохие условия службы. Если человек женился, его супруге сложно найти работу. Детей приходится везти неизвестно куда. Но самое главное, конечно, квартирный вопрос. Банально не хватает жилья для офицерского состава и контракников. Не говоря уже о приемлемой социальной инфраструктуре. В результате 80% профессиональных солдат, которым посулили «золотые горы», не продлевают контракт.

«СП»: – Не приведет ли инициатива Минобороны к расколу в частях по линии «контрактник-призывник»?

– Безусловно, такое разделение даст о себе знать. Ранее предпринимались попытки создать исключительно призывные роты. Но в ситуации, когда призывник служит всего один год, эта модель не работает. В советское время солдаты служили по три-четыре года. Подготовить военнослужащего за такой период еще можно. Но сегодня служат всего год. Сформировать роту одного призыва фактически невозможно. В итоге контрактник получает сумасшедшие для казармы деньги, а солдатик по призыву - всего 100 рублей.

«СП»: – Таким образом, комплектование армии по контрактному принципу это не панацея?

– Наша армия вместе с обществом переживает ситуацию, связанную с попаданием страны в «демографическую яму». Брать всех подряд - не выход. 25% призывников идут к врачу (уже в части) и оказывается, что они негодны к службе. То косоглазие, то плоскостопие, то искривление позвоночника, то еще чего. Фактически это балласт в воинском деле. Таких приходится увольнять. Но это же проблема – такого «солдата» нужно одеть, вылечить, поместить в госпиталь. Если плоскостопие не исправляется, его комиссуют. Какой смысл призывать как можно больше?!

«СП»: – То есть подходить к комплектованию нужно по ленинскому принципу «лучше меньше, да лучше»?

– Нужно призывать или брать по контракту более качественный контингент. Не так давно я общался с военным атташе из Швеции. Он рассказал, что у шведов появилась такая «проблема» - на одно контрактное место должны претендовать 45 человек. А в настоящий момент среднее число кандидатов колеблется около 40. Когда у нас будет аналогичный показатель, тогда заработает нормальный контракт. А то, что сейчас молодых людей заманивают в армию разными пряниками, это нехорошо. Брать нужно не количеством, а качеством.

Член комитета Госдумы по обороне Вячеслав Тетекин заявил корреспонденту «СП», что относится к предложению Минобороны скорее нейтрально-позитивно.

– По факту эта модель уже работает. Пацан призывается в армию, а через полгода ему говорят: «А давай-ка ты будешь теперь делать то же самое, но только за деньги?». Просто послужишь чуть подольше. Другое дело, я убежден в том, что призыв должен сохраняться. Тогда и не понадобится искать альтернативу.

«СП»: – Есть ли негативные моменты в том, чтобы искусственно разделять выпускников вузов на два потока?

– К сожалению, за годы бесконечных реформ мы не имеем прецедента, когда изменение способа комплектования армии приносило бы положительный результат. Чиновники Минобороны шарахаются из одной крайности в другую. То ставка делается на контрактную армию, то акцент переносится на призыв. При этом резко снижается количество контрактников. Теперь нам предлагают перейти к смешанной системе. Она производит странное впечатление.

Хотел бы напомнить, что изначально несение воинской службы было почетной обязанностью любого гражданина. Сейчас молодым людям предлагается выбор – хочешь быть призывником, а хочешь - наемником. Это означает тектонический сдвиг хотя бы с этической точки зрения. Потому что каждый должен в первую очередь служить Родине. Это не может быть предметом торга.

«СП»: – Это ведь далеко не первое экстравагантное нововведение, предложенное Шойгу.

– Да уж. Чего стоят одни его «научные роты». Это какой-то беспрерывный реформаторский зуд и необоснованное формотворчество, которое никоим образом не повышает боеспособность вооруженных сил.

«СП»: – В чем, по вашему, заключается корень проблем?

– Его нужно искать в сложившихся взаимоотношениях армии и общества. Если во времена Советского Союза было престижно служить в армии, то сегодня молодежь спасается бегством. То, чем занимается сегодня Минобороны, это симптоматическое лечение. Проблема в том, что у общества целенаправленно отбивают уважение к армии. СМИ, находящиеся в руках оголтелых западников и либералов, рисуют страшную картину состояния Вооруженных сил. Что это чуть ли не «тюрьма народов». Дескать, служить непрестижно и опасно. А порой даже позорно.

Если бы государство и общество целенаправленно поднимали престиж службы в армии, этой проблемы вообще не возникло бы.

«СП»: – Сейчас модно ссылаться зарубежный опыт. Те же американцы полностью перешли на контрактный принцип комплектования и вроде не жалуются.

– Начнем того, что у США очень большие финансовые возможности. Они сами печатают свои зеленые «фантики» в необходимом количестве. К тому же нанимают наемников со всего мира. Белые американцы не особенно охотно идут служить. В отличие от выходцев из стран Центральной и Латинской Америки, арабского мира и Азии. Это наемная армия, которая предназначена не для защиты собственной территории, а скорее экспедиционно-колониального типа. Совершенно другой тип армии с другой психологией и с другими традициями. Россия должна отталкиваться от собственного исторического опыта.

«СП»: – Как было принято говорить в советское время «народ и армия едины»

– Вот именно. Но сегодня такого ощущения уже нет. Изменилась и армия, и общество. Правоохранительные и силовые органы многими людьми воспринимаются как инородное тело. Они снова должны стать частью общества, как это было в СССР. Я сторонник смешанного типа комплектования. Кстати, так и раньше было в советские времена. Просто тогда не было понятие «контрактник». Были прапорщики и мичманы, которые выполняли обязанности, требующие высокой квалификации. Отвечали за самые сложные механизмы, пульты управления и так далее. Так что ничего нового в наличии профессиональных военных нет. Скорее наоборот.

Однако, призывная компонента должна быть сохранена. Потому что без этого у нас не будет мобилизационного резерва. И когда наступит время вести масштабные военные действия, просто не окажется необходимого количества молодых людей, умеющих владеть оружием. Это очень опасно.

Главному редактору журнала «Арсенал Отечества» Виктору Мураховскому нововведение, предлагаемое Минобороны, показалась несколько странным.

– Контрактник на два года - это деньги на ветер. Для привлечения людей на службу по контракту необходим совершенно другой уровень социального и финансового обеспечения. Получается, что из этих двух лет контрактника нужно несколько месяцев готовить по военной специальности. Это принципиально важно. Поскольку военнослужащие по контракту берутся на позиции, определяющие боеготовность Вооруженных сил. Как правило, для обслуживание сложной техники. В итоге у контрактника остается всего полтора года службы. При этом обычно контракт подписывается на три года. А в ближайшее время срок действия первого контракта будет составлять минимум пять лет. Вот это, на мой взгляд, правильно.

Затратив такие деньги на подготовку и материальное обеспечение, поставив человека на ответственную должность, государство должно быть уверено, что в течение нескольких лет эта позиция будет закрыта.

«СП»: – Желающих продлить контракт будет немного?

– Есть такое подозрение. Зарплата по первому контракту примерно сопоставимо со средней заработной платой по России. Дальше уровень выплат будет зависеть от классной квалификации, доступа к секретным сведениям, особых условий службы и так далее. Но базовый оклад порядка 30 тысяч рублей. Не думаю, что контрактник получит первый класс или мастера спорта за два года. Такого не бывает. 50 тысяч рублей будет получать сержант, который прослужил лет пять.

«СП»: – Это недостаточный стимул для того, чтобы избрать военную службу своей профессией?

– К слову сказать, план по контракту выполняется. Министерство обороны доложило, что в этом году оно его даже немного перевыполнило. По всей видимости, целевой показатель в 425 тысяч к 2017 году (такая задача была поставлена президентом) будет выполнен. Вопрос в том, чтобы привлечь более квалифицированный контингент. Я так понимаю, наши власти пытаются таким способом заманить в армию лиц с высшим образованием.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Армия выкупит священный долг


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.