Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Мигранты и Лукашенко

  • Мигранты и Лукашенко
  • Смотрите также:

Россия испытывает сегодня значительный прессинг как внешних (Средняя Азия, Закавказье), так и внутренних миграционных потоков (Северный Кавказ). Кондопога, события на Манежной площади, Бирюлёво – со всей очевидностью показывают, что ситуация если и не вышла из-под контроля, то находится на грани. В этом смысле представляется интересным сравнить ситуацию в России с соседней Белоруссией.

Конечно же многие параметры будут несопоставимы, а прямые сравнения зачастую некорректны, однако на отдельные моменты принципиальных подходов к внешней миграции стоит обратить внимание.

Сразу после распада СССР в Белоруссии происходили процессы, схожие с таковыми в России – криминализация общества, активное проникновение в сферу торговли «гостей с юга» и прочие, хорошо всем известные «прелести» переходного периода: рэкет, вымогательство, финансовые аферы, валютные операции, проституция, торговля наркотиками, откровенный бандитизм. Масштабы всего этого были, конечно, несравнимы с российскими реалиями того же периода, но жизнь перестала быть спокойной и предсказуемой. Понятно, что многочисленные «ловцы удачи» из солнечных республик тоже не стояли в стороне, стремясь поучаствовать в дележе наполовину бесхозного постсоветского пирога.

Разного рода «воры в законе», «авторитеты» и прочие теневые персонажи пытались взять под контроль целые сферы деятельности. Не отставали и представители Кавказа, тем более что коронации белорусских воров в законе проходили при прямом участии грузинских преступных лидеров.

Наиболее привлекательным «видом деятельности» для кавказцев, склонных к криминалу, оказалась незаконная приграничная торговля табачной продукцией и спиртом польского разлива. Быстро оттеснив в сторону местных авторитетов, «гости с юга» взяли эту торговлю и белорусских «челноков» под полный контроль, получая весьма приличные деньги. Кавказская диаспора в Бресте была многонациональной, но её ядро составляли чеченцы. Довольно быстро, в течение 1992-1993 годов, в Бресте образовался настоящий этнический анклав из нескольких тысяч выходцев из Кавказа. Брестчане даже прозвали улицу Богданчука, где осели мигранты, «улицей Дудаева».

Возникшее криминальное этническое «гетто» быстро дало о себе знать. Вначале была убита школьница. В Бресте начались волнения. Возле здания горисполкома собралась молодёжь и предъявила властям требования о выселении кавказцев из города. Консолидировался и белорусский бизнес, недовольный постоянными поборами и угрозами. На предприятиях и учреждениях начался сбор подписей с требованиями о выселении непрошеных гостей. Масла в огонь подлило и второе преступление, совершённое мигрантами – разбойное нападение на минского спортсмена-валютчика. Протесты после этого еще усилились.

Брестский горсовет не стал по примеру российских властей бороться с местными «националистами и экстремистами», а принял решение об упразднении временной прописки для представителей Закавказья, Северного Кавказа и других южных районов бывшего СССР.

Были осуществлены проверки деятельности всех коммерческих структур, так или иначе связанных с беспокойными мигрантами. Ужесточение паспортного контроля привело к тому, что кавказцы из Бреста подались в сельскую местность и другие регионы. Однако постепенно подобные меры были приняты во всей Белоруссии, хотя в целом ситуация оставалась непростой.

10 июля 1994 года победу во втором туре на первых президентских выборах одержал Александр Лукашенко, набрав 80,1% голосов. Первый белорусский президент получил разорённую экономику и опутанную преступными кланами страну. К концу 1994 года в Белоруссии было около 150 ОПГ, которые насчитывали от 35 до более 100 человек. Широко функционировала система «общаков». Во всём этом самое непосредственное участие принимали и пришлые этнические преступные группы.

О разгуле преступности говорит следующий показательный факт. По итогам 1993 года было зарегистрировано более 100 000 преступлений, в то время как в ещё советском 1988 году – менее 50 000. Население испытывало беспокойство и страх.

Молодой белорусский лидер сразу же приступил к наведению порядка. В феврале 1994 года был задержан по обвинению в организации преступной группы самый авторитетный белорусский вор в законе – витебчанин Пётр Науменко (Наум), занимавшийся вымогательством. Через несколько месяцев он неожиданно умер в витебском СИЗО – по официальной версии от передозировки наркотиков. Вакантное место занял Владимир Клещ (Щавлик).

Однако первые годы нахождения Лукашенко у власти характеризовались, прежде всего, его противостоянием с оппозицией. Естественно, это не могло не сказываться на криминогенной ситуации - в конце 1996 года в Белоруссии насчитывалось уже 300 ОПГ общей численностью до 3 000 человек. В 1997 году было совершено уже 130 000 преступлений. Именно в июне 1997 года в стране был принят закон «О мерах по борьбе с организованной преступностью и коррупцией».

Настоящим бичом Белоруссии были преступность на автострадах (особенно на «олимпийке» Брест-Москва), незаконная контрабанда технического спирта с территории Прибалтики в Россию и экономические преступления. Вся эта незаконная деятельность приносила немалые прибыли и активно участвующим в ней этническим преступным группировкам. Для борьбы с этими проявлениями Лукашенко создал Комитет государственного контроля. В Могилёве руководителем КГК был депутат Палаты Представителей Национального собрания Республики Беларусь Е. Миколуцкий, который сразу же перешёл дорогу «водочной мафии». Депутат в конце сентября 1997 года то ли в шутку, то ли всерьёз сообщил, что за ним «обещали прислать снайпера». 6 сентября 1997 года в результате теракта (взрыва) Миколуцкий был убит. Его жена с тяжёлыми ранениями попала в больницу.

Для Белоруссии это громкое убийство имело самые серьёзные последствия. Лукашенко, выступая на следующий день у Дворца пионеров, был очень эмоционален: «Преступники долго подбирались к президенту - не получилось. Решили начать с людей, которые были рядом с ним, которые всегда выполняли его волю. Я понимаю, что это вызов. Он брошен. Тут, на могилёвской земле, хочу этой нечисти объявить, что принимаю её вызов... Запомните, господа, земля будет гореть у вас под ногами!.. Слишком долго мы размусоливали с этими подонками. И в результате мы теряем своих людей».

По горячим следам выяснилось, что к убийству Миколуцкого оказались причастны и властные структуры. Обнажился подлинный масштаб сетей преступного мира.

21 октября 1997 года белорусский президент подписал декрет «О неотложных мерах по борьбе с терроризмом и другими особо опасными насильственными преступлениями». Согласно данному декрету правоохранительные органы получили право задерживать лиц, подозреваемых в совершении преступлений, на срок до одного месяца без предъявления обвинений.

Началось широкомасштабное наступление на преступность по всем фронтам. На трассе Брест-Москва специально созданные мобильные группы уничтожили бандитские группы. Было возбуждено множество коррупционных дел, ужесточён паспортный режим.

Склонные к криминалитету мигранты почувствовали себя неуютно. Поначалу они надеялись переждать всё, продолжая контролировать рынки, но регулярные проверки и другие меры приобретали не разовый, а постоянный характер. Да и сами белорусы всё чаще обходили прилавки, за которыми стояли южане, стороной. Поначалу приезжие с юга пытались как-то удержать контроль над торговлей – нанимали белорусских продавцов, скупали частные дома вокруг рынков, используя их в качестве складских площадей. Однако миграция с юга столкнулась с проблемой экономической неэффективности проживания в Белоруссии. В Россию уехали даже многие из тех азербайджанцев, кто торговал в Белоруссии мандаринами несколько десятков лет ещё в советское время.

Это конечно же случилось не в один день, однако постепенно мигранты стали покидать Белоруссию, переезжая назад в Россию. Из-за постоянных проверок милицией неуютно чувствовали себя и смуглые беженцы, одно время попрошайничавшие в белорусских городах – они исчезли так же быстро, как и появились.

Таким образом, решительная борьба белорусских властей с преступностью и коррупцией выбила у массовой миграции (как незаконной, так и законной) почву из-под ног – приезжать в Белоруссию стало и не выгодно, и небезопасно. Сработал комплексный подход, при котором, помимо ужесточения правоохранительных действий, была подорвана экономическая составляющая незаконной миграции с юга.

В том же Бресте к концу 90-х годов осталось всего несколько десятков чеченцев. То же самое произошло в Минске и других белорусских городах.

При этом именно Лукашенко оказал помощь чеченским беженцам, когда во время второй чеченской войны их отказался принимать Евросоюз и чеченские семьи оказались в сложном положении в Бресте.

Тогда в отдельных чеченских семьях, в знак благодарности, даже называли детей именем Александр. Это было лучшее доказательство того, что белорусский президент боролся не с народом, а с криминалитетом и попытками навязать белорусам чужие обычаи.

Борьба с преступностью продолжалась. 10 декабря 1997 года вор Щавлик пропал без вести после того, как вышел из квартиры, чтобы отогнать машину на стоянку. Часть воров была упрятана за решётку, остальные в спешке покинули Белоруссию, понимая, что ничего хорошего в будущем, если они останутся, их не ожидает. Множились слухи о том, что действуют некие специальные группы, занимающиеся физическим уничтожением криминалитета. Об этом же писала и оппозиционная пресса. Сам президент лишь усилил этот эффект, публично заявив следующее: «Я их всех предупредил: не дай бог, где-то вы создадите обстановку криминальную — я вам поотрываю всем головы. Помните вы этих щавликов и прочих? И где они сейчас? Поэтому в стране порядок и все довольны».

Не уехавшие вовремя воры и авторитеты исчезли при загадочных обстоятельствах. По неподтверждённым данным, отдельных оставшихся лидеров ОПГ вывозили в лес за минскую кольцевую дорогу и проводили «профилактические беседы» со стрельбой над головой. Такие «беседы» оказались вполне действенными – Белоруссию стали покидать даже самые «непонятливые».

Окончательно с массовой незаконной миграцией с Кавказа в Белоруссии было покончено в 1999 году. В сентябре МВД Белоруссии провело заранее запланированную широкомасштабную операцию «Оползень» по выявлению незаконно находящихся на территории республики иностранных граждан и стабилизации оперативной обстановки на улицах. Были тщательно проверены места проживания иностранцев, вокзалы, гостиницы, рынки. В ходе операции было задержано и допрошено примерно 4 000 выходцев, как с Северного Кавказа, так и Закавказья. 500 человек были оштрафованы, другим (их набралось около двухсот) предложили по-хорошему выехать из Белоруссии.

Кавказцы больше не могли торговать без документов на рынках, их постоянно проверяли участковые в местах проживании, да и сами белорусы очень неохотно сдавали южанам свои квартиры.

В середине июня 1999 года был оглашён приговор убийцам Е. Миколуцкого – они (все – белорусы) были приговорены к длительным срокам тюремного заключения.

В итоге на рубеже ХХI века проблема криминалитета и незаконной миграции в Белоруссии была решена. Позже кавказцы частично вернулись в Белоруссию – для ведения бизнеса, занятия спортом, учёбы, научной деятельности. Однако о создании своих замкнутых районов, массовых сборищ, разного рода «лезгинок» в центре города и тому подобных реалий, что давно стало привычно для России, не могло быть и речи. На сегодня при 9,5 млн населения в Белоруссии проживает около 30 000 кавказцев. При этом они стараются не особенно привлекать к себе внимание, чтобы не иметь лишних проблем с МВД. На белорусских рынках куда чаще можно увидеть китайцев, нежели кавказцев.

Таким образом, очевидно, что проблема незаконной миграции оказалась полностью взаимосвязанной с проблемой организованной преступности.

Тем более что традиционно главенствующую роль в криминальных кругах, как в СССР, так и на постсоветском пространстве играют кавказские и в первую очередь грузинские воры в законе, которые в том числе зачастую контролируют и незаконные миграционные потоки. Те же многочисленные рынки и разного рода «овощные базы» в Москве находятся под управлением не славянского криминалитета, а выходцев из Северного Кавказа и Азербайджана.

Значительно снизив преступность, в Белоруссии к началу ХХI века создали крайне неблагоприятную ситуац

Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Мигранты и Лукашенко


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.