Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Зачем в Венесуэле легализовали ограбления магазинов

  • Зачем в Венесуэле легализовали ограбления магазинов
  • Смотрите также:

Когда читаешь про то, как уплотняли профессора Преображенского, отменяли города в Камбодже или плавили на кухнях кастрюли, чтобы выполнить план Мао по стали, невозможно представить, что подобные безумства могут происходить сегодня. Не то чтобы не веришь в их реальность, просто они кажутся чем-то давно пройденным, чудовищными заблуждениями из серии охоты на ведьм, расовой теории или лечения левшей. Когда-то человечество верило в эту злобную чушь, но прогресс не остановить, и сейчас на такое может купиться только крохотная кучка маргиналов.

И вдруг оказывается, что если насчет газовых камер человечеством кое-чего определенно усвоено, то в случае с Культурной революцией – абсолютно чистый лист, еще экспериментировать и экспериментировать. Сегодня, в 2013 году, целая нация – далеко не из самых бедных и отсталых – может запросто погрузиться в это саморазрушительное безумие. 10 ноября по приказу президента венесуэльская армия заняла магазины и под дулом автомата заставила их владельцев распродавать все за 10 процентов от цены, чтобы ускорить наступление в стране всеобщего процветания и справедливости.

От армии – народу

Мировая общественность настолько привыкла к чудачествам лидеров Венесуэлы, что не заметила, как эта страна начала делать качественный рывок из левого популизма в социалистическую пропасть. Покойный Чавес мог проводить национализацию (с компенсацией бывшим владельцам), регулировать цены и устанавливать фиксированный курс валюты, но частная собственность в Венесуэле все равно была и даже до определенного предела уважалась. А теперь Мадуро ее просто отменяет. Исторический момент потребовал от наследника Чавеса смелых, нестандартных решений, и тот оказался на высоте.

Замученный инфляцией и дефицитом президент Венесуэлы Мадуро пришел в полное отчаяние и решил разобраться со всем одним махом. Он просто взял и приказал войскам захватить несколько розничных торговых сетей, продающих бытовую технику. То есть в магазины и на склады частных компаний пришли президентские комиссары с автоматами и сказали, что те – «паразитическая буржуазия» и наживаются на венесуэльском народе. Президент по-хорошему просил их не повышать цены, но они не слушались. Сами виноваты, не оправдали президентского доверия. Теперь раскаиваться поздно: правительственные войска, разместившись прямо в магазинах, будут следить, чтобы буржуи больше не спекулировали, а продавали трудящимся свою бытовую технику где в три-четыре, а где и в десять раз дешевле.

Мадуро называет эти меры «борьбой с инфляцией». На днях венесуэльский центробанк сообщил, что за один только октябрь цены в стране выросли на 5 процентов, а за год рост ожидается вообще 54 процента. Доброе президентское сердце, ставшее особенно чувствительным из-за скорых муниципальных выборов, не выдержало таких новостей, и Мадуро решил исправить это безобразие в меру своих интеллектуальных способностей водителя автобуса. Если цены растут слишком быстро, то надо запретить им расти, а еще лучше – приказать снизить, чтобы отыграться за инфляцию прошлых лет. А если не послушаются, то затем ему и дана армия с полицией, чтобы слушали, что им президент приказывает. И теперь довольный Мадуро на полном серьезе просит центробанк при расчете годового уровня инфляции обязательно учесть это снижение цен на бытовую технику, которое находчивый венесуэльский президент сумел организовать с помощью армии. После такого точно должно получиться меньше 54 процентов.

Заслуженный тостер

В Венесуэле сейчас творится адский ад. Народ, в отличие от дикаря-президента, прекрасно понимает, что с помощью такого грабежа цены можно снизить только однажды, потому что во второй раз никаких товаров в магазинах уже не будет. Венесуэльцы побросали все дела и проводят круглые сутки в бесконечных очередях к захваченным армией магазинам с бытовой техникой: отмечаются, составляют списки, проводят переклички. Происходящее контролируют вооруженные отряды национальной гвардии: чтобы никакого самовольного грабежа – только тот, который санкционирован государством в виде скидок на все товары от 60 до 90 процентов.

В бушующую анархию власти попытались внести хоть немного порядка: продают не больше пяти товаров в одни руки, и все пять должны быть разными. Ажиотаж растет, потому что товары быстро заканчиваются. Первые покупатели могли отхватить себе по дешевке целый холодильник или широкоэкранный телевизор, а сейчас приходится разбирать последнюю мелочевку, которая осталась. Многие, отстояв очередь, уходят разочарованными – мол, не успели они за теми кондиционерами, на которые надеялись. Пришлось взять тостер. Их разочарование можно понять – после такой борьбы с инфляцией в следующий раз кондиционеры появятся в свободной продаже уже только после краха режима.

Но больше всего обидно тем неудачникам, кто умудрился купить бытовую технику за несколько дней до приступа президентских щедрот. Бедняги тоже встают в очередь, трясут чеками и требуют возместить им переплаченное. Ну или хотя бы обменять недавно купленную бытовую технику на новую по льготному курсу.

К счастью, владельцы и руководители захваченных сетей не видят, как за несколько дней уничтожаются бизнесы, которые они создавали годами. Они сейчас все по тюрьмам. Против них выдвинуты обвинения, которые можно предъявить любому венесуэльскому бизнесмену, – в спекуляции и искусственном завышении цен. «Искусственным завышением цен» в Венесуэле называется ситуация, когда импортер из-за бюрократии и коррупции не может достать валюты по заниженному официальному курсу и вынужден покупать ее на черном рынке в пять раз дороже. Соответственно, и цены на импортные товары у частников получаются повыше, чем в государственных магазинах. Но зато эти товары у них есть, а в государственных магазинах – нет, хоть там и дешево. Теперь в области бытовой техники все унифицировано: и низкие цены, и пустые полки.

Нюрнбергские дали

Так уж случайно совпало, что Мадуро отдал приказ о легализации тостерного мародерства аккурат в 75-ю годовщину Хрустальной ночи. Это, конечно, добавляет сегодняшним событиям в Венесуэле много интересных оттенков, и сам собой рождается вопрос: а вот если бы Мадуро произносил те же самые речи и принимал те же самые решения в отношении не социальной группы, а этнической или религиозной? Что бы сейчас с ним было? Вот если выкинуть из всех его выступлений и приказов слово «буржуазия» и заменить его на «евреев» или там «мусульман», или «кавказцев», «негров», «коптов», как бы все это выглядело?

Понятно как: сейчас бы все мировые СМИ только и трещали про венесуэльский геноцид, Совбез ООН не расходился бы с бесконечных заседаний о возможной военной интервенции в Венесуэлу, а сам Мадуро сидел бы, по уши обвешанный международными санкциями, и ни один приличный государственный лидер ему бы руки не подавал. Где это все сегодня? Да нигде. Потому что после Нюрнбергского процесса запрещено уничтожать только этнические или религиозные группы, а социально-экономические – это, пожалуйста, сколько угодно.

В отличие от нацизма, коммунизм, несмотря на все его прошлые достижения, никак не осужден и считается вполне себе гуманной и допустимой идеологией. С идеями там все в порядке – просто раньше не везло с конкретными исполнителями. Поэтому в XXI веке венесуэльский режим может годами через десятки подконтрольных СМИ вдалбливать населению абсолютно животную социальную ненависть. Изо дня в день объяснять им, что вот эти их соотечественники, имеющие свой бизнес, – это злая и ужасная буржуазия, которая не заслуживает ничего, кроме уничтожения. Можно сколько угодно поражать эту буржуазию в правах, дойдя уже до откровенного грабежа.

Венесуэльских буржуев пока не отправляют в концлагеря и газовые камеры за неправильное социальное происхождение. И во время захвата торговых сетей ни один из их владельцев или руководителей не был убит. Но в Хрустальную ночь убийств тоже было сравнительно немного. Для режима важнее было разрушить последние табу, окончательно убедить людей, что они правы, что так можно, что их гнев справедлив, и враги заслужили именно такого обращения. И это прекрасно получается: стоящие в очередях за халявным феном венесуэльцы охотно рассказывают журналистам, какие справедливые законы принимает президент Мадуро и как давно они заслужили право на холодильник за 10 процентов цены.

Само собой, такое безумие не может продолжаться долго. Тем более Мадуро сам ускоряет развязку. Он уже обещает провести аналогичные акции еще в пяти стратегических отраслях торговли: автомобилями, одеждой, обувью, игрушками и скобяными изделиями. Скоро отбирать и раздавать станет нечего, и режим благополучно рухнет, потому что у Венесуэлы под боком нет никакого СССР с щедрыми подарками, как когда-то было у Кубы. Начнется долгий разбор руин, особенно трудный из-за многолетней привычки к халяве.

Но человечество все равно ничему не научится. Даже в самых успешных странах обязательно найдутся патентованные гуманисты с кровоточащими сердцами, готовые глубокомысленно порассуждать о достоинствах рухнувшего в Венесуэле режима. Мол, были там, конечно, свои недостатки, но его достижения в социальной сфере отрицать невозможно. Эти замечательные социальные достижения, которые продержались целых несколько лет, после чего рухнули, похоронив под собой народ, для которого предназначались.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Зачем в Венесуэле легализовали ограбления магазинов


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.