Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Распад треугольника США Израиль еврейство США

  • Распад треугольника США  Израиль  еврейство США
  • Смотрите также:

На протяжении десятилетий общие интересы заставляли их поддерживать взаимовыгодные отношения. Но таким отношениям приходит конец, и это, видимо, не так уж и плохо.

Американское еврейство в настоящем шоке: «особые взаимоотношения» между Соединенными Штатами и Израилем быстро распадаются. Те стратегические, культурные и демографические ориентиры, которые более полувека давали толчок и укрепляли отношения между США и Израилем, сегодня меняются. У этих изменений разные причины и источники, и соответствующая динамика проявляется по-разному и разными темпами. Но будьте уверены: все они взаимосвязаны и оказывают влияние друг на друга.

Есть простое понимание того, как работают эти особые взаимоотношения, и оно носит линейный характер. Евреи идут в американскую политику ради интересов Израиля, как они их понимают — поскольку считается, что израильские интересы неотделимы от еврейских интересов. Это модель «лоббирования», и мы признаем ее преимущественное право на существование. Есть Американо-Израильский комитет по общественным связям, есть Конференция президентов ведущих американских еврейских организаций, есть огромное множество других организаций размером поменьше, от Джей-стрит до Чрезвычайного комитета по Израилю, которые порой носят ярко выраженный тенденциозный характер.

Но в действительности эти отношения состоят из метафорического треугольника, связывающего американское еврейство с государствами Израиль и США. При естественном ходе политических событий все три участника этих отношений посредничают в делах между другими участниками — и к худу, и к добру. Например, хотя американские евреи лоббируют интересы Израиля в американской политике, израильское правительство порой становится между американскими евреями и их собственным государством. Один из примеров тому — дело Джонатана Полларда (Jonathan Pollard) (аналитик военно-морской разведки США, которого в 1987 году обвинили в шпионской деятельности в пользу Израиля и приговорили к пожизненному тюремному заключению — прим. перев.). Второй пример — борьба за гарантии займов, разразившаяся во время правления Джорджа Буша. А ведь есть еще и сегодняшние усилия израильского правительства, пытающегося добиться от Американо-Израильского комитета по общественным связям и от других организаций американских евреев более активных действий в поддержку агрессивной политики по отношению к Ирану, чем та, которую считали и считают нужным проводить администрации Буша и Обамы.

Но и американское правительство иногда вносит сумятицу в отношения между Израилем и американским еврейством, пусть даже это и является побочным эффектом от преследования иных целей. Последние перипетии, касающиеся военного удара администрации Обамы по Сирии, являются наглядным тому примером, хотя партнеры в этом неуклюжем танце на начальном этапе спотыкались и наступали друг другу на ноги. Израиль, а следовательно, и Американо-Израильский комитет по общественным связям, хранили необычное молчание, чтобы своей позицией в пользу нанесения удара не настроить против себя американское общественное мнение, которое было резко против таких действий. Когда Белый дом попросил Израиль высказаться в поддержку военных действий, тот согласился, и голос Американо-Израильского комитета по общественным связям зазвучал громче. А когда президент развернулся на 180 градусов, отказавшись от нанесения удара в пользу введения инспекционного режима по химическому оружию при посредничестве России, Израиль и АИКОС оказались в одиночестве. Критики Израиля в США не упустили эту возможность и устроили евреям разнос — как здесь, так и там. А это усилило разногласия в рядах американского еврейства, которое поделилось на сторонников связей АИКОС с правоцентристским израильским правительством и на противников таких связей.

Со временем динамика этих отношений, очерченных рамками треугольника, изменила характер всех трех их участников, и больше всего — американского еврейства. Давайте же рассмотрим этот треугольник, разложив его на составляющие стороны.

Сторона А: американское еврейство — Израиль

В первые тридцать лет существования Израиля как современного независимого государства между ним и американским еврейством было очень мало разногласий. Причин тому несколько, но главная среди них заключалась в том, что это был один и тот же народ. Основную часть еврейской общины в Америке и догосударственного ишува составляли европейские евреи, главным образом из Центральной и Восточной Европы. Исход из Российской империи, начавшийся в 1880-х и 1890-х годах после принятия Майских законов (антисемитские законы, принятые царем Александром III 15 мая 1882 года, и действовавшие до 1914 года — прим. перев.), был направлен в основном в Северную Америку и в Палестину.

В послевоенные годы верующие евреи в Северной Америке ощутили тесную родственную связь с религиозными евреями Израиля, а большинство прогрессивных, ориентирующихся на социализм евреев в Северной Америке, почувствовали свою близость к социалистическому сионизму. Когда раввин Авраам Ицхак Кук (Avraham Yitzhak Kook) нашел способ объединить сионизм с ортодоксальным иудаизмом, он помог навести мосты между светской и религиозной частью еврейства, и в то же время создал некую пространственную связь между евреями Земли Израильской и евреями Америки.

Пережитый Холокост существенным образом закрепил эти изменения в контексте радикальных сдвигов в мировой демографии евреев. Даже для нерелигиозных евреев после ужасов Холокоста сионистский проект стал чем-то вроде вневременной цели, стоящей над рамками географии и истории. Никогда в современную эпоху различия между евреями не казались столь незначительными и несущественными, как в период между 1939 и 1959 годами. А у американских евреев были объективные причины гордиться героической историей сионизма как до мая 1948 года, так и после. Эта история, повествующая об угнетенном народе, мечтающем о свободе на собственной земле, вторила многим аспектам американской гражданской религии. А потом была еще и героическая борьба, олицетворением которой стала холодная война — особенно когда Израиль и Соединенные Штаты начали в середине и конце 1960-х годов строить свои особые стратегические отношения. Не менее важно и то, что Израиль в то время представал в образе жертвы несправедливости, а это находило живой отклик у американского еврейства, которое тоже считало себя такой жертвой. Важным моментом стала вера американских евреев в то, что они нужны Израилю. Так оно и было на самом деле.

И наконец, в первом и во втором поколении американских евреев смешанные браки были относительной редкостью, а достижения евреев в области религиозного образования в среднем были выше, чем сейчас, поскольку сегодня рекордное количество американских евреев вообще не получает такого образования. Тонкая нить еврейской памяти, связывавшая одно поколение с другим, всегда была непрочной и ненадежной, но 40 лет тому назад она была намного прочнее, чем в наши дни.

Изменилось и многое другое. Ужасы Холокоста и героический этап сионистской истории уходят в прошлое, как и чувство общности и кровного родства между американскими и израильскими евреями. Став государством с сильной экономикой и армией, Израиль сегодня нуждается в американских евреях уже не так, как прежде. Видные израильтяне, самым выдающимся среди которых является Йоси Бейлин (Yossi Beilin), еще три с половиной десятилетия тому назад сказали американским евреям, чтобы те прекратили покупать облигации Израиля, потому что их обработка обходится дороже получаемых сумм. Вместо этого они порекомендовали на эти деньги давать детям серьезное образование, чтобы те становились настоящими евреями и сионистами. От этого «междусобойчика» американские евреи все же получили программу «Таглит» (поездка в Израиль для еврейской молодежи, никогда там не бывавшей — прим. перев.), которая пользуется большим успехом, но кроме этого почти ничего. Американским евреям старшего поколения до сих пор трудно свыкнуться с мыслью о том, что Израиль больше не нуждается ни в их помощи, ни в их деньгах.

Между тем, молодые американские евреи все больше отдаляются от Израиля, и этот процесс примерно сопоставим с сокращением еврейского образования и ослаблением привязанностей. Особенно это касается людей с левыми взглядами, которые все чаще видят Израиль в негативном свете. Однако аргумент о том, что главной причиной ассимиляции является антисемитизм, кажется вздорным. Напротив, тот факт, что в Америке очень слаб антисемитизм (он там определенно намного слабее, чем полвека назад), удаляет толстый слой клея групповой преданности евреев, а это ускоряет тенденции ассимиляции и смешанных браков. Усиливающемуся расхождению способствует и внутренняя политика Израиля, в которой ортодоксальному раввинству позволено доминировать в вопросе обращения в иудаизм. Делает оно это вопреки историческим традициям, экстремальными способами, отвращая таким образом от иудаизма значительную часть семей американских евреев, члены которых обратились в веру по еврейскому закону, но обращены были «неправильными» раввинами.

Любой искренний в этом вопросе человек знает, что демография у американских евреев пришла в полное расстройство. Данные исследовательского центра Pew наглядно показывают, что все большее количество членов уменьшающейся общины смещается в сторону современной ультра-ортодоксии, и все больше евреев отказывается от так называемого либерального иудаизма. Нечто похожее происходит и в Израиле, хотя там причины иные, да и процесс этот идет по-другому. Все более заметная религиозность Израиля отнюдь не рождает чувства близости у нерелигиозных американских евреев, которые они проявляли в 1950-х и 1960-х годах по отношению к загорелым и подтянутым киббуцникам в панамках.

Поскольку ортодоксальные евреи становятся на американской сцене самыми пламенными сторонниками Израиля, менее религиозные евреи ощущают неловкость, выступая заодно с ними, особенно на фоне нынешней ситуации, когда их близкие из числа гоев демонстрируют свое негативное отношение к еврейскому государству. Появляются контр-лобби типа Джей-стрит, а в академических и интеллектуальных еврейских кругах все заметнее становятся люди, публично критикующие Израиль и выступающие за более мягкий и доброжелательный сионизм. Все это — симптомы одного общего явления. Джей-стрит дает возможность молодым и либеральным евреям выражать свою поддержку Израилю, что само по себе во благо. Но мы (а порой и они сами) никак не можем определить, искренни ли эти люди, или же они умело реализуют на практике свое искусство вульгарных выскочек, как однажды метко выразилась философ Ханна Арендт (Hannah Arendt). Само существование таких еврейских голосов дает все больше возможностей неевреям критиковать Израиль, исходя из самых разных мотивов. А это, в свою очередь, лишает простых американских евреев возможности активно поддерживать Израиль. Сейчас все не так, как раньше.

Короче говоря, между американским еврейством и Израилем появляется широкий просвет, и выглядывающее оттуда палящее солнце начинает обжигать нас. И ждать ослабления этой тенденции нет никаких оснований.

Сторона В: Израиль — США

Между США и Израилем при разных администрациях сохраняются прямые стратегические отношения, функционирующие в плоскости, которая не совпадает с внутренней политикой Америки (и Израиля). В этих отношениях между исполнительными ветвями власти всегда действовали жесткие и практические соображения геополитики. А аспекты особых отношений ниже этого уровня обычно занимали высокое положение культурной близости и родства.

После 1948 года эти практические стратегические взаимоотношения развивались поэтапно. Было два важных и крупных этапа, а между ними существовал переходный период. Но родились эти отношения в результате классической драмы, в центре которой оказались евреи. Речь идет о том, как президент Гарри Трумэн отверг рекомендации и анализ своего госсекретаря Джорджа Маршалла (George Marshall), а также многих других высокопоставленных членов администрации, и с энтузиазмом поддержал рождение государства Израиль. По мнению Трумэна, евреи Америки выступали за еврейский народ на всем протяжении истории, и он смотрел на это через призму англо-американского протестантства. Трумэн даже прослезился, когда главный ашкеназский раввин государства Израиль Ицхак Герцог (Yitzhak Herzog) во время визита в Белый дом 11 мая 1949 года рассказал ему, как много президент сделал для еврейского народа в широком ис

Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Распад треугольника США Израиль еврейство США


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.