Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Арабские революции и их влияние на Центральную Азию

  • Арабские революции и их влияние на Центральную Азию

Арабские государства ответили на вопрос – закончилась ли череда цветных революций. Оказалось, что процесс крушения авторитарных режимов продолжается. Качественных характеристик арабских режимов было несколько.

Практически все они имели однопартийную систему. Но правящая партия постепенно и объективно выродилась в придаток государственной машины. Партии не смогли решить вопрос мобильной коммуникативной связи между руководством и массами. Не имея конкурентов в борьбе за массы, управляя ими преимущественно репрессивными методами, партии прекратили свое существование как политические институты. Соответственно, существующие в однопартийных странах общественные институты постепенно проделали ту же эволюцию. Формальные организации не выполняли предназначенной роли. Профсоюзы (там, где они существовали) не защищали прав рабочих. Молодежные и женские организации заведомо одобряли правительственный курс и были проводниками спущенных сверху идей. Наличие множества организаций в данном случае вовсе не является гражданским обществом, поскольку оно не может существовать без прав граждан.

В этих условиях партии лидеров, авторитарных вождей оказываются лишь организациями сопровождения и подтверждения правильности курса лидера. Иной функции просто не может быть, поскольку даже эти партии лишены собственной инициативы, а тем более выражения реальных интересов масс. Естественно, что такие партии могут продемонстрировать верность лидеру, но не выступить в его защиту в реальной политической борьбе. Попытки создания партий, объединяющих весь народ, предпринимались всеми лидерами освободившихся государств. Египетские революционеры, придя к власти, пытались найти адекватную замену запрещенным в январе 1953 года политическим партиям. В первые годы революции создается организация освобождения, затем, с мая 1957 года, Национальный союз, а с 1962 года – Арабский социалистический союз (АСС). По мнению Насера «неизбежная и естественная классовая борьба» за социализм должна была протекать в мирных, ненасильственных формах, «в рамках национального единства и стирания классовых различий». В этом смысле АСС был задуман как платформа «демократического взаимодействия» между «крестьянами, рабочими, солдатами, интеллигенцией и национальным капиталом», как «союз сил трудового народа». Но АСС как элемент политической системы сыграл роль всего лишь вспомогательного инструмента в руках военно-бюрократической элиты и ее лидера, свертывавшими или активизировавшими деятельность АСС по своему усмотрении. Взаимодействие с массами, достигаемое, по-видимому, только через посредство эффективной революционной организации (партии), способной пробудить, катализировать и направить в нужное русло их творческую энергию, в Египте (как, впрочем, и в других странах, где возникли режимы элитарно-этатистского типа) подменялись опекой над массами. (Национально-демократическая революция: сущность и перспективы. М., Наука. 1990, С. С. 144)

Поэтому в критических условиях КПСС в СССР, Фронт национального освобождения в Алжире, Национально-демократическая партия в Египте, Конституционно-демократическое собрание в Тунисе оказались неспособными к самостоятельным действиям в условиях революций. Артур Шлезингер, оценивая причины поражения СССР в холодной войне, писал: «Так почему же наступил триумф демократии? Это произошло благодаря большей гибкости свободной политической и экономической системы, ее более высокой приспособляемости к тем изменениям, которые несет непрекращающаяся революция в науке и технике, Коммунизм, закрытый для дебатов, инакомыслия, иронии, замерзший в закостенелой, статичной и догматической идеологии, не сумел приспособиться к изменениям, породил негативную реакцию, недовольство и, в конце концов, вызвал неприятие» (Шлезингер А. (мл.) Некоторые уроки «холодной войны» Новая и новейшая история, № 1, 1991, С, 81.).

В аналогичной ситуации оказываются современные партии власти в странах СНГ, которые унаследовали функцию опеки над массами. В кризисных условиях Нур Отан в Казахстане или Единая Россия оказывались не в состоянии собственными силами мобилизовать массы, выдвинуть адекватные идеи и лозунги, осуществлять без административного ресурса текущую политическую работу, а тем более проводить предвыборную деятельность.

Отрицание роли гражданского общества и реальной многопартийности ярко проявилось в Ливии. Созданное здесь «государство масс» - «джамахирия» полностью ликвидировало партии и независимые общественные организации. Муамар Каддафи предложил систему прямого народного правления, которое на деле обернулось единоличной властью. Дело в том, что управление, участие в политике и жизни государства, региона, города и даже общины невозможно без организации. Будь это политические или общественные объединения, временные структуры для решения текущих вопросов или постоянные организации по интересам или пристрастиям в политике или социальной сфере, именно они позволяют выразить и реализовать волю масс. Без этих организаций массы остаются аморфными образованиями, не имеющими своего лица, своих требований и послушно следующих за официальным лидером. Если отсутствует возможность консолидации разных групп, наступает момент консолидации неявной, тайной или спонтанной. Но она обязательно наступает, поскольку лишенные возможности участвовать или хотя бы обсуждать вопросы политики и государственного управления, массы осознают необходимость борьбы за права.

Несомненно, что исламский фактор играет свою роль в прошедших революциях. Если в ходе событий исламисты находились в тени или вовсе не проявили себя, то предстоящие выборы, которые обещают быть демократическими в сравнении с предыдущими, предоставляют им шанс заявить о себе. Они могут стать частью политической системы. Тем более что революции совершают продвинутые слои, в то время как многие из голосующих являются в арабских странах все-таки консерваторами-традиционалистами. Конечно, исламисты могут занять важное место в составе парламента и даже принять участие в формировании правительств. Но и они должны учитывать, что Египет, Тунис, Йемен это уже не те страны, которые получили независимость более полувека назад. Политические предпочтения граждан далеки от безоговорочной поддержки отцов-лидеров или традиционных исламских ценностей. Революция показала, что народ вполне способен бороться против диктатуры лидера или диктата политической партии. Это определяет эволюцию политического ислама и политической практики происламских организаций. Даже братья-мусульмане в ходе борьбы против режима Мубарака заявляли о том, что не собираются уходить в средневековье и формировать фундаментальное государство.

Кстати, попытка решить проблему братьев-мусульман в Египте силовыми методами не дала желаемого результата. Скорее наоборот, по мере преследований ряды братьев-мусульман ширились. Сила противодействует силе, тем более что обе стороны не желали диалога. Сегодняшние режимы Центральной Азии также не хотят диалога, предпочитая силовые методы. Например, семимесячная акция протеста нефтяников в казахстанском городке Жанаозен закончилась тем, что забастовщики выступили против торжественного празднования 20-летия республики. В результате были подожжены здания официальных учреждений, торговые центры, а полиция применила, по мнению большинства обозревателей, неоправданную жестокость во время разгона протестующих. В результате погибло несколько десятков человек.

В то же время позитивным примером может служить борьба Испании против ЕТА – террористической организации баскских сепаратистов. Сменяющие друг друга правительства в течение многих лет использовали самый широкий набор средств - от политических уступок националистам до проведения массовых акций осуждения террористов. И такое сочетание средств принесло свои плоды. В баскском движении произошел постепенный переход на легальные политические позиции, основанные на диалоге с центральным испанским правительством и политические методы борьбы. В конечном счете, ориентация на политические методы борьбы возобладали и ЕТА прекратила свою деятельность.

Исламский фактор в революциях арабского мира еще не проявил себя в полной мере. Во всяком случае, во время свержения арабских режимов мусульманские фундаменталисты или заявляли о своей приверженности выбору народа или вовсе отмалчивались. Но ситуация меняется во время выборов, которые и определяют будущее государств, освободившихся от опеки вождей. В этом случае начинается активная борьба за места в парламенте и правительстве, соревнование за симпатии масс и средств массовой информации. Происходит активизация исламской организации и популяризация исламского выбора. В странах, где борьба имеет затяжной характер, несколько иная картина, Фундаменталисты уже на этапе борьбы стремятся занять лидирующие позиции с тем, чтобы объединить массы под собственными лозунгами и добиться доминирования в будущем правительстве и парламенте.

Роль исламского фактора в странах Центральной Азии отличается от арабского мира. Здесь исламские организации сформировали реальную альтернативу правящим режимам. Они предлагают населению привлекательную политическую программу, сочетающую идеи справедливости, равенства, уважения собственности, взаимопомощи, честности и нравственности. Подпольные и полуподвальные структуры охватывают всю территорию региона. Существует координация действий между организационными структурами. Если светская оппозиция практически не имеет влияния среди масс, то исламисты пользуются такой поддержкой среди всех слоев населения.

За рубежом прекрасно понимают, что свержение нынешних режимов вполне может привести к появлению новых антиамериканских и антизападных фундаментальных государств. Поэтому возникают и колебания в курсе Запада по отношению к центральноазиатским диктатурам. Операции спецназа США помогают сдерживать проникновение исламских боевиков на территории Центральной Азии из Афганистана. Лидеры Центральной Азии весьма тяжело переживали нападения боевиков в конце 90-х годов прошлого века. Взрывы, перестрелки, попытки прорыва вооруженных групп вызывали опасения, и даже страх лидеров региона. Поэтому они приняли безоговорочное участие в антитеррористической операции и поддержали действия США в Афганистане. Именно поэтому правительства этих стран вовсе не возражают против того, чтобы американцы могли заходить на территорию их стран в погоне за талибами. Во всяком случае, Силам специального назначения США разрешено в отдельных случаях проникать на территорию Узбекистана, Туркменистана, Таджикистана и Кыргызстана при проведении контртеррористических операций. Спецназ США оказал содействие Таджикистану в отражении попытки вооруженного вторжения исламских боевиков. Боевики пересекли реку Пяндж отступая под ударами миротворческих сил НАТО. В результате столкновения было убито двадцать боевиков и один военнослужащий Таджикистана. Побуждая страны к демократии США, прекрасно понимают, что может случиться и обратное. Вместо демократии может быть установлена диктатура духовных вождей, выступающих против прогресса и прав человека. Такое уже было в истории.

Конечно, можно согласиться с утверждением, что революция вовсе не обязательна для стран Центральной Азии. Да, конечно. Но иногда народ считает, что лучше революция, чем бесконечная диктатура, лучше ужасный конец, чем ужас без конца. А такой вариант вполне возможен. Альтернатива революции или сохранению авторитаризма – исламское движение. И хотя практически все государства, от Казахстана до Туркменистана отрицают такую возможность, но она существует. Рост религиозных настроений вполне очевиден. Количество мечетей растет стремительно. За двадцать лет численность мечетей в Казахстане достигла 2500. При этом большинство сооружается за счет пожертвований прихожан. В Таджикистане официально функционируют 27 центральных мечетей, 325 соборных мечетей и 3 тысячи 334 мечети для пятничных молитв. В среднем одна мечеть приходится на 2 тыс. жителей 7-миллионной республики. В Кыргызстане количество мечетей приближается к двум тысячам.

И хотя это не показатель роста политического ислама, а тем более, экстремистского, но это уже почва, на которой может вырасти все, в том числе и экстремистские растения. Более того, периодически власти заигрывают с исламскими структурами, стремятся поставить их под свой контроль, в том числе и через официальные органы духовного управления. Но под этой почвой прорастает и недовольство «государственной машиной по управл

Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Арабские революции и их влияние на Центральную Азию


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.