Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Министр, не ушедший в укрытие

  • Министр, не ушедший в укрытие

Трагедия 11-го сентября 2001-го, вошедшая в историю, как «9/11», потрясла двенадцать лет назад не только Америку, но и весь мир. Официальные лица выражали соболезнования, а скорбящие и сопереживающие люди несли цветы к посольствам США во многих странах. В самих Соединенных Штатах этот день был объявлен «Днем Патриота», и теперь каждый год Правительство проводит ряд поминальных мероприятий, молясь о трех тысячах душ, которые тогда забрал к себе Господь.

Правда, в основном, вспоминают в этот день о трагедии, произошедшей в Нью-Йорке. О падении башен-близнецов, о выпрыгивающих из окон несчастных, о жуткой завесе пепла и дыма на Манхеттене, о действительно героическом поведении мэра Рудольфа Джулиани. Но о том, что удар террористов был нанесен еще и по Пентагону, говорят немного.

Тем не менее, уникальность (если только применимо это слово в таком чудовищном контексте) той террористической атаки в том, что пострадать могли не только жители страны, против которой был направлен удар, но и один из ее руководителей, – министр обороны, находившийся утром 11-го сентября на своем посту.

То, что в здании Пентагона на момент теракта будет находиться его шеф, на мой взгляд, разом отметает все конспирологические версии о причастности Администрации к произошедшей трагедии. Ведь глава Пентагона мог произвести впечатление «маленького безжалостного ублюдка», как однажды о нем отозвался Ричард Никсон или «е*анного психа», как характеризовал его госсекретарь Колин Пауэлл, но никак не впечатление самоубийцы.

Поэтому отбросив все подобные домыслы, попробуем воспроизвести, что же происходило утром 11-го сентября в пятиугольном здании, которое у многих жителей планеты вызывает негативный ряд ассоциаций, равно как и его тогдашний шеф – один из самых непопулярных политиков сегодня – мистер Дональд Рамсфелд.

«В 9:37:46 Боинг 757-200, выполнявший рейс 77 American Airlines, врезался в западное крыло Пентагона на скорости 530 мил/ч… Это вызвало немедленные и катастрофические повреждения здания. Все 64 человека на борту авиалайнера погибли, равно как и 125 человек внутри Пентагона (70 гражданских лиц и 55 военных). 106 были серьезно ранены», – сухо сообщает официальный отчет Комиссии 9/11, опубликованный в 2004-ом году.

В своих мемуарах «Известное и Неизвестное» Рамсфелд будет вспоминать, что во время атаки находился в своем офисе, куда вернулся после завтрака с конгрессменами, и с ужасом наблюдал за происходящим в Нью-Йорке по телевизору. После того, как самолет протаранил Пентагон, он почувствовал, что здание тряхнуло, как это обычно бывает при строительных работах. Тогда он вышел из своего офиса и быстро двинулся вдоль Кольца E - внешнего коридора. Вскоре появился тяжелый дым, сквозь завесу которого ничего не было видно. Из этого дыма весь в копоти навстречу Рамсфелду вышел офицер, который сказал, что дальше идти нельзя.

Почти за тридцать лет до 9/11 шеф Пентагона вписал в знаменитые «Правила Рамсфелда» цитату своей семилетней дочери Марси, которая как-то сказала: «Ради счастливого дня постараться должен каждый». И чтобы день перестал быть настоящим кошмаром – тоже. Дон Рамсфелд это прекрасно понял, когда выбежал из атакованного здания и своими глазами увидел клубящийся черный дым и вспышки пламени. «Ад спустился на Пентагон».

Он увидел, как люди, которые держались на ногах, в ужасе отбегали от пожара, и как они помогали тем, кто не мог двигаться. Видел раненых, обожженных, видел людей в форме, которые вытаскивали из огня пострадавших. С момента террористической атаки прошло всего несколько минут, поэтому ни пожарных, ни скорых, ни полицейских машин еще не было. Рамсфелд пишет, как он услышал чей-то голос, который сказал: «Мы должны помочь». Он обернулся и увидел сидящую на траве окровавленную молодую женщину. Она не могла даже подняться, но произнесла: «Я могу помочь. Я умею делать уколы».

Сам он помог подтащить раненого. Это зафиксировали камеры подоспевших журналистов, и я допускаю, что мистер Рамсфелд подхватил носилки, делая это напоказ. Тем не менее, он их все-таки подхватил, а когда увидел, что помощь уже близко, отправился к себе в офис. По дороге он поднял маленький обломок самолета, по его собственному признанию, этот «сувенир» стал для него «напоминанием о том дне, когда наше здание стало полем битвы, о гибели людей, об уязвимости нашей страны для террористов, и нашей обязанности делать все, чтобы предотвратить подобные нападения» .

В своем офисе он переговорил с Президентом Бушем, доложив тому ситуацию. Жертв могло бы быть куда больше. То крыло Пентагона, в которое врезался самолет, частично ремонтировалось, и из обычно работающих там десяти тысяч сотрудников, на своих местах находилось меньше половины. Дым от пожара становился все невыносимее, и Рамсфелд со своей командой – Вулфовицем, Майерсом, ди Рита, – перешел в Национальный Военный Центр Управления, расположенный в подвале.

Согласно плану, существовавшему еще со времен Рейгана, министр обороны в случае угрозы своей безопасности, должен незамедлительно покинуть Вашингтон, но Рамсфелд отказался выполнять эту инструкцию. Он оставался в своем ведомстве и там же узнал о четвертом, но по счастью неудавшемся, террористическом акте, который окончился крушением самолета в Пенсильвании.

Так заканчивалось это утро для Пентагона, но для министра обороны США, которого вскоре станут называть «самым опасным человеком на Земле», все еще только начиналось. Он связывался с Администрацией, с генералом Майерсом он принимал решение о поднятии уровня опасности до «красного», он говорил с российским министром Сергеем Ивановым, и тот обещал ему поддержку России. Рамсфелд безапелляционно заявил, что Пентагон, несмотря на разрушения, будет работать. Оставаясь в Вашингтоне и своем разгромленном ведомстве, министр защищал свою страну.

Сегодня, двенадцать лет спустя, прошло слишком мало времени, чтобы историки объективно смогли оценить все его решения и вынести свой вердикт. Может быть, спустя лет семьдесят пять, кто-то однажды вспомнит о том трагическом утре, о том человеке, который исполнял свой долг, и рассудит, были ли его действия и в тот момент, и в последующие, – правильными или нет.

Единственный плюс любой трагедии заключается в том, что из нее можно попытаться извлечь урок. И теперь, когда здание Пентагона полностью восстановлено, открыт мемориал в память о 184 погибших тем страшным утром, а Дональд Рамсфелд уже семь лет как покинул пост министра обороны, пример той ситуации мог бы послужить нам таким уроком.

Уроком, как не бежать в укрытие, а встречать опасность лицом к лицу; как всегда пытаться помочь другим, забывая о себе; и как быть сплоченными перед какой бы то ни было угрозой. В эти непростые для всей планеты дни столь нехитрые, но часто забываемые, истины могут пригодиться.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Министр, не ушедший в укрытие


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.