Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Что может произойти с Сирией

  • Что может произойти с Сирией

Оказавшись в ситуации, когда его подталкивают к нанесению символического удара, в отношении которого у него есть серьезные сомнения, президент Обама взял паузу и поставил данный вопрос перед «представителями американского народа в конгрессе».

Пока неясно, насколько мудрым было решение просить лидеров конгресса санкционировать нанесение ограниченных и соразмерных воздушных ударов по Сирии. Но самоуверенность Обамы, отказавшегося делать то, что большинство его советников считало делом решенным, напоминает о действиях Джона Кеннеди во время Карибского кризиса, когда он отказался делать выбор между двумя, и только двумя альтернативами, на которых настаивала система: атаковать или уступить.

Говоря о сирийской проблеме, Обама указал на основополагающий национальный интерес США: не допустить масштабного применения химического оружия и его попадания в руки террористов. Выступая за ограниченные, точечные удары, администрация Обамы подобно лазерному лучу сосредоточилась на одной-единственной цели: показать, что нельзя безнаказанно использовать химическое оружие. По словам президента, мир должен «подать очень четкий и мощный сигнал в пользу запрета на применение химического оружия». Если Асад может нарушать такой запрет безо всяких для себя последствий, какой вывод сделают для себя другие страны, такие как Иран и Северная Корея? Опять же, говоря словами президента Обамы, «какой смысл в построенной нами международной системе, если она не в состоянии добиться соблюдения запрета на использование химического оружия, с которым согласны правительства 98% стран мира и который подавляющим большинством утвердил конгресс Соединенных Штатов?»

Если мы примем это в качестве определяющей цели на данный момент, то станет ли ограниченный американский удар по десятку-другому военных объектов оптимальным способом для ее достижения? Нет ли других вариантов действий, которые могут предпринять Соединенные Штаты и прочие страны для реализации этой цели и которые были бы в равной или даже в большей степени эффективны?

Анализируя меры наказания и сдерживания бандитов и негодяев в курсе лекций, который я уже много лет читаю в Гарварде, я прошу студентов ответить на вопрос «ЧБСКО». Это сокращение, аналогичное библейскому высказыванию «что бы сделал Иисус», но в данном случае оно расшифровывается так: «Что бы сделал крестный отец?» Когда крестный отец решил убедить голливудского продюсера отказаться от своего решения и все же дать его крестному сыну главную роль в фильме, он распорядился положить в постель киношнику отрубленную голову его любимой скаковой лошади. Когда он захотел установить границы от посягательств на свою территорию, которые соблюдали бы другие противоборствующие мафиозные группировки, он переманил на свою сторону глав двух самых сильных кланов, изолировал двух провинившихся донов, а потом за одну ночь расправился с ними и их главными помощниками.

Президенту Обаме следует призвать сообщество стратегов-аналитиков напрячь свою фантазию и творческое воображение. Что бы сделал крестный отец, дабы ужесточить международный запрет на применение химического оружия, наказать режим Асада за нарушение этого правила и не дать Асаду и его военачальникам использовать такое оружие снова? Что может стать для Асада эквивалентом отрубленной головы любимого животного? Для начала позвольте мне предложить шесть подсказок.

Во-первых, начнем с национальных интересов всех великих держав, особенно России и Китая. Считают ли эти страны допустимым применение химического оружия и других средств массового уничтожения? Конечно, нет. В этом вопросе национальные интересы всех сторон полностью совпадают. Поэтому администрации еще в прошлом месяце, а может, и в прошлом году следовало начать с Россией и Китаем серьезный разговор о том, как всем державам совместно добиться достижения этой общей цели. Но в истории сослагательного наклонения не бывает. Создание нормы, которую будут соблюдать другие, по определению требует согласия всего международного сообщества – если на нашей планете Соединенные Штаты не будут в одиночку выступать в качестве обвинителя, судьи, жюри присяжных и исполнителя приговора для всего мира. Даже сейчас, с большим запозданием, разговор с лидерами России и Китая (и выслушивание их мнения!) о том, что, на их взгляд, могут сделать великие державы для предотвращения использования химического оружия, может стать очень важной начальной точкой.

Во-вторых, если главная причина наказания Асада заключается в укреплении международных норм, остальные должны согласиться с тем, что его режим несет ответственность за произошедшую в прошлом месяце химическую атаку. Нельзя силой мысли устранить тот неустранимый факт, что предшественник Обамы повел международную коалицию на войну с Саддамом, основываясь на утверждениях об оружии массового уничтожения, которые на поверку оказались ложными. Утверждения о «высокой доле уверенности» американской разведки в применении войсками Асада химического оружия сами по себе уже не кажутся убедительными гражданам и правительствам различных стран мира. Тот, у кого возникает соблазн забыть эту правду, должен вспомнить о том, насколько резко парламент нашей самой близкой союзницы Британии отверг доблестные попытки премьера Кэмерона добиться решения на начало военных действий.

В-третьих, надо предельно четко показать, что дело не в Асаде. Учитывая то, как быстро меняется сегодня ситуация в Сирии, вполне возможно, что какое-то химическое оружие все же попадет в руки оппозиционных группировок. Все, что смогут сделать Соединенные Штаты в таких обстоятельствах при любой степени поддержки остальных стран, должно стать стандартом практических действий на тот случай, если какая-нибудь группировка использует в будущем химическое оружие. Чем больше это будет выглядеть как закулисное оправдание действий по нападению на Асада, тем менее эффективными будут шаги по объявлению химического оружия и его применения вне закона.

В четвертых, рассматривая варианты принудительных действий, следите за деньгами. У Асада, у членов его семьи и у главных военачальников у каждого есть свой собственный запасной план выживания на случай падения режима. Арестуйте половину денег, лежащих у них на счетах в иностранных банках – и это станет недвусмысленным сигналом о том, что и остальные деньги тоже в опасности. В 2005 году администрация Буша заморозила 25 миллионов долларов Ким Чен Ира, которые лежали в Макао в банке Banco Delta Asia. По большому счету это копейки, но блокирование личных счетов Кима стало для него личной проблемой. Более того, из-за этого из Banco Delta Asia стали в массовом порядке изымать средства остальные, что поставило его на грань банкротства. Та стремительность, с которой на такие действия отреагировал северокорейский режим, удивила даже авторов этого плана. Сегодня российским банкам и инвесторам надо сделать предложение, от которого они не смогут отказаться: прекратите все финансовые сделки с правительством Асада, или вам придется забыть о бизнесе в США и Европе.

В-пятых надо подумать об аналогах отрезанной лошадиной головы голливудского продюсера. Что дороже всего Асаду, кроме него самого? Что дороже всего его главным военачальникам, которые заправляют арсеналом химического оружия? Супруга Асада Асма считает себя фигурой международного масштаба, любит Лондон и Париж, а трое ее детей учатся в Дамаске в школе Монтессори. Несмотря на санкции, она продолжает тратить десятки тысяч долларов на модную одежду, драгоценности и мебель из Европы.

Если думать об ударе по побудительным мотивам отдельного человека, трудно забыть о суровой и кровавой реальности. Это вам не иллюзия обезличенности, из-за которой удары крылатых ракет кажутся бескровными и безобидными. Когда стала понятна причастность ливийского лидера Муаммара Каддафи к взрыву на берлинской дискотеке в 1986 году, который унес жизни двоих американских солдат, президент Рейган нанес удар по личным шатрам Каддафи в пустыне, использовав для этого штурмовики. Тогда погибла его 15-месячная дочь, а два сына получили ранения.

В-шестых, загляните во все темные углы, отыщите все тайные болевые точки и способы причинения страданий, но при этом постоянно помните о том, что при силовом воздействии на мафиозного босса мы не должны забывать о наших главных ценностях. Самый очевидный вариант – это провести серию кибератак, которые приведут к отключению электричества во дворце у Асада, оставив его без работающих кондиционеров, интернета и телефонов примерно на неделю. Еще можно отключить свет на его командных пунктах и в аэропорту, или перерезать ту воду, которую пьет Асад.

Если хотите новых подсказок и аналогий, которыми можно дополнить ограниченный удар с применением крылатых ракет, обратитесь к более обширному сообществу. Эксперты из американского правительства знают многое, что неизвестно людям посторонним, скажем, о возможностях некоторых систем вооружений США. Но представители правительства, даже находящиеся на самых высоких постах, не обладают монопольным правом на творческое стратегическое мышление. Из-за тирании переполненных корзин с входящими документами и огромных трудностей в решении вопросов и их практическом воплощении бюрократы обычно склоняются к тому, что легче всего сделать. Как часто замечали многие, президенты всех убеждений обычно склоняются к военным вариантам действий, потому что военные берут под козырек и просто выполняют то, что им прикажут.

В Сирии у президента Обамы имеются только самые отвратительные варианты действий, заслуживающие осуждения. Его осудят в любом случае – как за действия, так и за бездействие. Бросив перчатку буйному и шумному конгрессу, он вынужденно столкнулся с реальностью, заключающейся в том, что многие конгрессмены гораздо четче и яснее говорят о своей оппозиции по отношению к нему, чем о том, что нам следует делать с Сирией. Вполне понятно, что президенту и его команде придется приложить немало усилий, чтобы убедить конгресс проголосовать «за».

Но в связи с продолжением дебатов президенту следует представить как можно больше доказательств по поводу химической атаки и ответственности Асада за ее проведение. Нужны фотографии, нужны материалы перехвата, хотя из-за этого многие представители американского разведывательного сообщества почувствуют себя неуютно. Тем не менее, необходимо представить достаточное количество улик и свидетельств, чтобы любой непредубежденный наблюдатель в конгрессе или в правительстве иностранного государства сделал для себя выводы сам, а не в знак почтительного отношения к утверждениям США и к призывам верить Америке. Британия Франция, Саудовская Аравия и прочие страны сами должны представить данные разведки, доказывая свою правоту. Одновременно надо усилить давление на ООН, чтобы та ускорила анализ информации, собранной на прошлой неделе инспекторами в Сирии, и сообщила о своих выводах. Представив дополнительные улики, доказательства и доводы, президент заработает дополнительный кредит доверия – пусть даже в итоге Соединенным Штатам придется действовать в одиночку.

Если на встрече «двадцатки» в Санкт-Петербурге Обама отвел Си Цзиньпина и Путина в сторону, и предложил направить на три дня в Сирию небольшую команду разведчиков, военных и дипломатов, чтобы те совместно и очень серьезно подумали и высказали свои идеи о пр 8000 едотвращении химических атак в будущем и о выработке совместных подходов, то значит ли это, что они найдут какие-то точки соприкосновения? Непонятно, а скорее, маловероятно. Но даже если эти действия закончатся неудачей, Обама опять же наберет баллы за предпринятую попытку. В то же время ему следует заставить американских стратегов и разработчиков планов думать нестандартно, спросив их: «ЧБСКО?»

С учетом всего этого, когда конгресс вернется 9 сентября с каникул, президент должен не только просить его проголосовать за нанесение военных ударов тогда, когда он посчитает их целесообразными. Он должен также продемонстрировать, что это лишь одна составляющая всесторонней стратегии, в которой задействуются все инструменты американской и международной силы и влияния в целях укрепления основ международного порядка, который запрещает применение оружия массового уничтожения в ближайшей и более отдаленной перспективе, а также оказывает достаточное болевое воздействие на Асада и его ключевых командиров, вызывая у них страх из-за того, что они пострадают лично, если снова переступят красную черту.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Что может произойти с Сирией


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.