Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Честность как девственность: либо есть, либо нет

  • Честность как девственность: либо есть, либо нет

Галерист, арт-менеджер, политтехнолог. В 1995-м создал вместе с Глебом Павловским Фонд эффективной политики. В 1999 году был начальником предвыборного штаба партии СПС, которая набрала 8% и прошла в Госдуму.

На президентских выборах 2000-го руководил творческим блоком в команде Путина. Отвечал за драматургию сценария. Затем на Первом канале телевидения управлял аналитической дирекцией. Но все закончилось в 2004 году, когда начали составлять запретные списки. «Не надо никакой аналитики, не надо каких-то хитрых попыток выглядеть красиво. Просто убираешь всех, кто тебе не нужен, и всё - кого в тюрьму, кого в забвенье», - говорит Гельман...

Марат Александрович ГЕЛЬМАН - о тайнах ныне не публичного политтехнолога..

- Марат, какие у вас, как у политтехнолога со стажем, впечатления от выборов?

- Если говорить об отдельных кампаниях, то кампания Алексея Навального была очень грамотная технологически и очень безграмотная содержательно. Что такое выборы? Выборы - это некий сюжет, за которым люди следят два месяца предвыборной кампании, в результате они решают: идти ли на выборы, и если идти, то за кого голосовать? На этих выборах было три сюжета. Один сюжет - выборы градоначальника. Вот человек, который теперь будет включать электричество, класть плитку, брать деньги за стоянки, то есть заниматься хозяйством. Это абсолютно ложный сюжет, потому что Москва - 10-миллионный регион, и такого рода задача - это задача даже не префекта, а управы.

- А вы готовы были помогать Навальному?

- С 2004 года у меня принцип такой: помогать друзьям, мешать врагам. Я не работаю вообще как технолог, но иногда помогаю. Я выбрал для себя удобную форму: я эти советы давал публично, в виде блогов в «Живом журнале».

- А что из того, что вы предложили, они реализовали?

- Я бы сейчас не хотел этого говорить, но достаточно много. Скажем, у них была идея выборам бойкот объявить. И казалось, что бойкот - это вариант, потому что сентябрь, низкая явка и т.д. Я просто помню, как разыгрывалась эта ситуация, случайно получилось, я общался и с Ашурковым, и с остальными. И я тогда им сказал: вы спрашивали про советы. Первый совет был, что, несмотря на то что штабу кажется, что красиво сейчас объявить бойкот, - надо идти.

У них (штаба Навального) открытость, и я решил сыграть в их же игру. Я изначально занял позицию, что собянинская кампания идет прекрасно, а вот у Навального все плохо. Но не в том смысле, что я считал, что все плохо, а в том смысле, что критиковал для того, чтобы влиять.

- А Мельникову или Митрохину вы не помогали?

- Здесь же понятно, что, когда власть расставляла эти шашечки, у каждого была своя роль. Например, Митрохин, зачем ему эти выборы? Вот Навальному - понятно. Большой результат, даже если нет выигрыша, он гарантирует, что срок поменяют на условный, может быть, даже статью поменяют. Понятна цель, стратегическая цель. У Митрохина нет цели, он является инструментом. Схема была такая, что Митрохин - спойлер, который должен у лидера отобрать голоса. Он максимально дружелюбен к лидеру, то есть к Навальному, именно потому, что периферия электората Навального должна была перейти к Митрохину.

Мельников - это серая лошадка. Его задача была - сделать так, чтобы опустить Навального на третье место. Левичев, понятно. Все то, что неприлично делать власти... Власть хотела сохранить приличное лицо, но при этом хотела делать неприличные вещи.

- А зачем Левичеву было спускаться до такого?

- Не понимаю. Это достаточно мерзко. Надо сказать, что лидер партии, играющий такую роль, в истории России это впервые. Человек, который идет на слив... Это либо означает, что проект «Справедливая Россия» уже никому совсем не нужен, завершен не только для нас с вами, не только для администрации президента, но и для самих участников, и Левичев решает какие-то личные вопросы, - либо они идиоты. Для людей, которые занимаются политикой, для них тщеславие важнее богатства, поэтому нет таких денег, с моей точки зрения, которые бы заставили лидера партии вести такую кампанию.

И в конце стало понятно, зачем нужен даже этот жириновец, его главная роль (он просто ее плохо сыграл) превратить...

- Посмешище сделать?

- Не только из выборов, а вот из этого финала. Дело в том, что, когда они начали говорить, что по экзит-поллам партии ЛДПР у них отобрали победу, они как бы пародировали поведение штаба Навального. То есть элдэпээровец тоже говорит, что они должны победить. Поэтому давать им советы бессмысленно, потому что им дают указания. Советы можно было давать либо Собянину, либо Навальному.

«Они захотели завершить историю Болотной»

- Этими выборами Кремлю удалось полностью реализовать свой сценарий?

- Нет, ради чего они Алексея выпустили, эту задачу они не решили. Они захотели завершить историю Болотной. Ведь идея была такая: во время выборов играть по линии градоначальника, а как только выборы заканчиваются, забыть про градоначальника и начать говорить про Болотную. Вот смотрите: вот Болотная на митинге, вот 10%, вы их и получили. Ну и сидите, вот ваше место, всей этой вашей истории. Их задача была не только легитимизировать так называемый «новый курс»...

- Открытости типа?

- Да. Который они действительно хотели легитимизировать. Это как пытаться сделать мирный трактор, а все равно получается танк. Не получилось у них без фальсификаций. Красивых выборов не получилось. Но важно другое: есть прямо противоположный результат тому, который они хотели. Навальный, как представитель той самой Болотной, один набрал больше, чем все парламентские партии, вместе взятые. Главную задачу они не выполнили. Я думаю, Бастрыкин где-нибудь говорит: «Ну я вам говорил: ну зачем выпускать. Я же вам говорил...» Первый выигравший от всей этой истории - это, конечно, Бастрыкин.

Дальше. Честные выборы. Важный момент. Для людей моего типа, то есть у которых есть очень важное интересное дело, которые реализуются не только для себя, но и для страны, - у нас есть как бы двойное предложение: мы хотим перемен, но не хотим революций. Мы не хотим, условно говоря, Удальцова, этих всех безрассудностей, крови... Мы считаем, что демократические реформы, но не любой ценой. И, конечно же, для нас всех очень важно, что эти выборы показывают, что это возможно. И власть это поняла. Дело в том, что атмосфера для предпринимательства сейчас невероятно плохая, и они идут на демократизацию не потому, что они хорошие, а потому, что нужно изменить атмосферу в обществе, нужно сделать так, чтобы человек решил, что ему надо не бежать или не закрыться. Вот это была идея. Сейчас посмотрим, как это будет, сейчас начинается... Если первоначально внутри власти цели были общие у них у всех, то сейчас, в этой сложной ситуации, во власти должны быть разные цели. Плюс накладывается то, что Алексей очень часто, еще до этих выборов, персонифицировал власть с Путиным, и соответственно Путин своим образом тоже персонифицирует зло. Я считаю, что эти выборы сделали очень важную вещь, - больше люди в той игре участвовать не будут. Сейчас возможно только увеличение свободы.

- Но захочет ли этого власть? Ведь тем самым она будет терять рычаги давления и свою силу, как она считает.

- Если бы у них был выход закручивать гайки, они бы продолжали закручивать. У них нет такой возможности. Путин, видимо, начал понимать, что это путь в никуда. Эти выборы показали пределы возможностей власти, любой власти, в том числе и полиции. У нее есть пределы, она не бесконечна, эта власть.

«Мэр-погрешности»

- Собянин официально набрал 51,37%. И в «Твиттере» кто-то написал: «Мэр-погрешности»...

- На самом деле это прекрасный результат. И 49% был бы очень хороший результат для человека, который пришел на место Лужкова, проработал 2,5 года. Он же нас не устраивает не по цифре, нас не устраивает, что его натягивают. Демократия - это процедура. Это наша ошибка 1996 года, когда мы решили, что демократия - это не пустить коммунистов, и ради этого пожертвовали процедурой, а потом мы поняли, что ничего подобного, демократия - это если выиграл коммунист - значит, выиграл коммунист.

Я очень хорошо понимаю арифметику этих выборов, как это считается, какая установка сверху, и они в последний момент включили ее. Я думаю, что цифры ВЦИОМа и ФОМа, которые они накануне показывали, были подставными, они сами знали, что ситуация другая.

- А зачем? Для того чтобы себя обмануть? Кремль обмануть? Или для того, чтобы воздействовать на население?

- Иногда я не могу ответить на вопрос: «Зачем?» Вообще наша власть очень часто ставит нас в тупик. Рационально вроде непонятно, единственное объяснение только в том, что каждый играет немножко в свою игру. Если бы это были натянутые цифры, которые они просто должны были легитимизировать, то цифры были бы ближе к реальным, а так понятно, что это просто фуфло, а не прогноз. Когда эти люди принимали решение о выборах в первую неделю сентября, они что делали? Они говорили: хотим понизить явку. Поэтому единый день голосования приняли в сентябре. Единственный смысл - это чтобы кампания шла летом, когда никого нет. Потому что при низкой явке смена власти затруднительна, кроме какого-то военного сценария. Они должны были это прогнозировать. Одни люди принимали решение про сентябрь, а другие люди вели эту кампанию.

- То есть нет единого центра управления?

- Да, разобщенность. Они демонстративно поме

Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Честность как девственность: либо есть, либо нет


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.