Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Виктор Шендерович: инаугурация идет этого места

  • Виктор Шендерович: инаугурация идет этого места

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Здравствуйте. Это программа «Особое мнение». Меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. И я приветствую в этой студии Виктора Шендеровича. Здравствуйте, Виктор Анатольевич!

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Добрый вечер.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну что, надо поздравлять Сергея Семеновича с инаугурацией. Меньше часа осталось до этого радостного события.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Луч солнца золотого.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Едут уже все автобусами, троллейбусами, кто-то на метро.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, скорее всего автобусами. Поздравлять с инаугурацией можно. Если весь этот сыр-бор и все это позорище было ради того, чтобы надеть цепку на шею, то с этим можно поздравить его. То, что он вышел из этой истории в гораздо более позорном статусе, чем в нее входил, это тоже совершенно очевидно. Потому что входил он назначенцем: ну, какой есть – назначили, и он ни в чем не виноват. А выходит жуликом, потому что по результатам этого голосования никакого другого диагноза нет. Ну и все эти феодальные наши радости со свезением крепостных. Сейчас они будут радоваться у нас.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Потом праздничный концерт.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Праздничный концерт из особо приближенных. Их всех можно поздравить.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А нас?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нас тоже можно поздравить, но совершенно с другим, конечно. Нас можно поздравить с тем, что, конечно, произошло некоторое изменение пейзажа. 8 числа очевидно произошло изменение пейзажа. Это совершенно качественное, а не количественное изменение. Несколько качественных вещей произошло 8 числа. Произошли они раньше, но они 8 зафиксированы. Во-первых, нет никакой системной оппозиции. И то, что и так все понимали, что это фикция. Это получило абсолютное математическое подтверждение. Когда 4 партии системной оппозиции получают в сумме в 1,5 раза меньше, чем один несистемный блогер, это означает подложный характер. Это значит, что нет никакой оппозиции системной. Оценка этому дана. Людьми, избирателями. Это одна история. Вторая история заключается в том, что даже с поправкой на низкую явку (допустим, было бы не 30%, а 20% или даже 17% людей)…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Явки или результатов?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Результатов. Если предположить, чтоб была очень высокая явка, очень высокая… Хотя, думаю, баш на баш получилось бы. Могла мобилизовать и власть кого-то с дивана, но не домобилизованы. Многие не пошли еще беспрецедентной кампании дискредитации. Мы же голосовали за «фашиста, укравшего лес», если верить государству. Еще раз: сама кампания, вот этот свежий ветер, вот эти люди, вошедшие в политику без спроса, без стука, от 18-летни волонтеров, разносчиков газет, до топ-менеджеров, которые брали отпуска на время кампании Навального, чтобы поработать в его штабе, - это изменения принципиальные политического пейзажа, вне зависимости от процентов. Проценты подтвердили, что мы живем в некотором уже другом историческом времени.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Еще один аспект этих выборов, про который все говорят и на который все обращают внимание, - то, как шло голосование и то, как считали. Максимально старались по-честному.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Это поразительно. Когда они говорят, что это были беспрецедентно честные выборы, значит этим они подписываются под тем, что прошлые выборы были нечестными. Точка. Это они сами.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Бог с ними, с прошлыми!

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Как это «бог с ними»? А президент у нас, значит, выбран нечестно, парламент у нас выбран нечестно. Они пытались пройти между струйками. Они пытались приобрести легитимность при абсолютном неравенстве стартовых возможностей, при абсолютном неравенстве информационных возможностей, допуска к СМИ и т.д., при абсолютно неравном административном ресурсе, которые был полностью в плюс одному и полностью в минус другому, - при этом они хотели бы сам подсчет провести честно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Они очень старались.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Они очень старались, но у них не получилось. Собирали швейную машинку, как всегда, получился автомат Калашникова. Когда они увидели в какой-то момент, и мы видели во время (те, кто следил ночью за подсчетом голосов), как падал-падал, просто стремительно в свободном падении без парашюта, падал Собянин навстречу 50% результату. То есть он должен был пробить и уйти на свои 46% куда-то. И вдруг в районе 53 раньше он терял по проценту в час, вдруг перешел на десятые. Это совпало с исчезновением главы избирательной кампании с глаз долой.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Потом его нашли.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Потом его нашли. И когда нашли, начал падать. Он куда-то съездил, и изменилась скорость падения процента. Это совпало с приездом господина Володина. И т.д. Мы ж тут не дураки. И это все было видно. Они думали, что обойдутся. Они не смогли обойтись. Они без фальсификацией не смогли. Сравнение участков, где были наблюдатели и где- все-таки подсчитано честно, и тех участков, где их не было, прямо математически нам указывает, что он не набрал 50%. Там было 49 с чем-то. А тут 51. Вот и все.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И что теперь?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Что теперь? Теперь мы живем в другом историческом времени, где у Собянина и у власти легитимности еще меньше. У Навального… Причем, подчеркиваю: не у физического Алексея Навального, а у Навального-бренда, который символизирует, собирательного Навального, в которого входят и люди справа, и люди слева, и либералы , люди, которые выбрали свободу, которые считают, что в стране должна быть свобода. И что она этой свободы мы, такие разные, должны по-честному, с помощью правил арифметики простых, без вот этих вот приключений со статистикой, без нарушения этого распределения Гаусса, без всей этой математики, мы должны голосовать. Должен быть равный доступ к СМИ. Люди, выбравшие свободу, очевидно заявили о себе под именем Навального. Это, конечно, очень внутри мелко нарезанный электорат. Их мало что объединяет, кроме желания свободы. Но это самое важное сегодня.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И фамилии Навального.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: И фамилии Навального, которая символизирует это. Почему фамилия Навальный символизирует свободу, а не Митрохин или Левичев, это можно рассуждать отдельно. Это уже второй вопрос. Сегодня установлено, что это так, что люди, голосовавшие за свободу, за выход из казармы путинской, из этого позора лживого, они выбрали Навального. Он является символом этого выхода. А дальше, разумеется, если нам удастся выйти, желательно бескровно и желательно быстро, тогда мы уже разойдемся и начнем в свободно избранном парламенте, в равном доступе в СМИ заниматься тем, чем занимаются в Европе люди. То есть обсуждать цифры налогов, миграционную политику, такую политику, внешнюю политику, внутреннюю политику. Обсуждать. На свободе. Свободные люди. И там, пожалуйста – тут левые, тут правые, тут полусредние. На здоровье.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: По поводу того, в Европе мы или в каком-то другом месте, кто как старается для города…

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, в каком мы месте, уже выяснилось.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Уже все понятно.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Инаугурация идет этого места. И на это место сейчас наденут цепь. У этого места сейчас есть и лицо. Но оно все равно это место. Но мы из него потихонечку выбираемся.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: В качестве кого мы оттуда выходим?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Это вы сказали, Татьяна, заметьте!

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Аналогии у вас, однако!

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Сила метафоры в неожиданных вариациях.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну вот, сорвали мне эфир.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Это бывает.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я хочу нас вернуть все-таки в серьезные темы. Газета «Ведомости» сегодня написала, что решил покинуть команду Сергея Собянина один из самых популярных московских чиновников Сергей Капков.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: По этому поводу замечательная ветка дискуссией ,и даже несколько, в Фейсбуке. Я просто буду даже цитировать, потому что там сформулированы очень красивые вещи.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Опять про концлагерь?

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да, велодорожка в концлагере. Совершенно точно. Кажется, Сапрыкин Юрий.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет, это много кто говорил задолго до.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Ну замечательно, значит сформулировано просто Vox Populi. Велодорожки в концлагере. Вот в том-то и дело, что Капков ассоциировался с какими-то изменениями, безусловно позитивными: парки, велодорожки, какая-то европеизация городской жизни…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Театры.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Театры, да.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Незакрывающиеся студии.

В. ШЕНДЕРОВИЧ: Да, совершенно верно. Все замечательно. Но только все это происходит действительно в концлагере. В концлагере, довольно уютном для нас с тобой, менее уютном для узников Болотной, совсем неуютном еще для кого-то. Но тем не менее. Вот этот стык велодорожек, прогрессивных театров и студий с совершенно азиатским, чудовищным, узбекским, полуузбекским устройством политической жизни… В одну телегу впрячь неможно коня и трепетную лань. Невозможно это. И то, что вместо Капкова появляется в один день, это совпадает, товарищ Долгих, это такая правильная симптоматика. Концлагерь и концлагерь, какие к черту велодорожки в концлагере. Значит, братцы, про Капкова отдельная история. Капков, на мой взгляд, поступил с нами довольно бессмысленно. Он ведь

Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Виктор Шендерович: инаугурация идет этого места


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.