Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Папство и империя: размышления по поводу войны

  • Папство и империя: размышления по поводу войны

Автор является антиклерикалом, поскольку не придерживается идеологии Блаженного Августина, который противопоставлял град Божий светскому миру, в чем проявилась то, что он остался приверженцем манихейства, а не стал добрым христианином. Бесспорно духовное значение поста и молитв, к которым прибег епископ Рима Франциск, чтобы совершить чудо и остановить войну в Сирии и ее вероятное распространение. Он это сделал, потому что верит, что град Божий одновременно является и городом обычных людей, которые, если бы могли следовать практике богопознания, стали бы как боги по милосердию, если не по природе, как учат отцы исихазма. Не будет богохульством проанализировать политический смысл происходящего.

В конце концов, сам Блаженный Августин намеревался ответить с позиций клерикальной идеологии на кризис Западной Римской империи, завершившийся катастрофой космических масштабов: разграблением Рима варварами. Не случайно то, что Папа Франциск провел службу перед иконой Божьей Матери, защитницы народов Рима. Эрнесто Галли делла Лоджиа светским образом со страниц Corriere della Sera в воскресенье отстаивал точку зрения о том, что войны ничего не решают, и привел в пример освободительные войны. Я помню восклицание Рандольфо Паччарди, друга и единомышленника моего отца, когда в нашем доме он высказался по поводу предупреждения Папы о «бесполезной бойне» в эпоху Первой мировой войны: «Мы хотели иметь Тренто и Триест, и мы их получили!»

Однако я помню и реакцию моего отца, когда он увидел, как в детстве я с энтузиазмом играл в войну. Он сказал мне, что война может нравиться только тем, кто никогда не сражался. Будучи офицером, мой отец участвовал во всех войнах с 1915 по 1945 годы. Он был сыном добровольца армии Гарибальди, ушедшим на войну с Сицилии в возрасте 16 лет, участвовавшим во всех кампаниях и вошедшим в Рим в 1970 году. Но политическая суть войны, по мнению Эрнесто Галли делла Лоджиа, заключается в том, что война - это жесткий политический инструмент, и его стоит избегать, когда можно применить другой.

Римляне говорили, естественно, на латыни, что юридическое устройство нужно для того, чтобы граждане не хватались за оружие, пытаясь самостоятельно решить свои проблемы. После долгой череды войн они установили длительный период мира и относительной стабильности в пределах Римской империи (pax romanа) со времен Октавиана Августа, который смог воздвигнул Алтарь мира (Ara Pacis). Алтарь был реконструирован и защищен в 2006 году от капризов непогоды зданием-«колпаком» по проекту архитектора Ричарда Мейера. Логике древних римлян в современную эпоху следовали Александр Гамильтон и другие приверженцы федерализма, захотевшие превратить Соединенные Штаты в единое государство, чтобы избежать войн между бывшими колониями, добившимися независимости от Великобритании, и также европейские федералисты, которые с 1800 года продвигали идею Соединенных Штатов Европы. В настоящий момент существует Европейский Союз и прекрасный флаг с двенадцатью звездами, который развевается над общественными зданиями.

Почти одновременно с молитвенным бдением епископа Рима министры иностранных дел, созванные Верховным представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности баронессой Кэтрин Эштон, торжественно осудили использование химического оружия правительством Дамаска и пообещали принять меры после решения Совета Безопасности Объединенных Наций. Это заключение не столько беспокоит правительство Дамаска, сколько бедную Эштон, которая теоретически является не только главой европейской дипломатии, но и военной системы с Генеральным штабом, которым она не может располагать по институциональным причинам, о которых я писал раньше.

Возвращаясь в Северную Америку, заметим, что президенты Соединенных Штатов настолько прониклись идеями Гамильтона, что попытались применить их по отношению к международному сообществу. Вудро Вильсон был одним из инициаторов создания Лиги Наций на Парижской мирной конференции после Первой мировой войны, но Сенат США отказал во вступлении в эту организацию. Лига Наций, однако, оказалась неспособна предотвратить Вторую мировую войну. Луиджи Эйнауди в период между двумя войнами предвидел такой результат и поэтому продвигал конкретную идею европейского федерализма. Франклин Д. Рузвельт в конце Второй мировой войны предложил свой проект создания международной организации. Была создана Организация Объединенных Наций, у которой теоретически есть собственный миротворческий корпус «голубых беретов», но их роль в предотвращении и решении конфликтов крайне незначительна.

Работа Совета Безопасности ООН парализована системой вето, как мы видим на примере Сирии. Чтобы не закончить таким же образом, как Лига Наций, ООН должна провести глубокую реформу. Было бы уместно, если бы Европейский Союз и баронесса Эштон поставили вопрос о своем прямом представительстве в Совете Безопасности, а не участии посредством таких его членов, как Великобритания и Франция, которые все еще отстаивают собственные государственные интересы, а не интересы всего ЕС. Французы и британцы патетически вспоминают об итальянских правителях позднего Возрождения, которые боролись за право первенства их послов при дворах королей Франции и Испании.

Если президент Соединенных Штатов Америки захочет, а Конгресс его поддержит (хотя, согласно Конституции, он может действовать, оставив без внимания решение Конгресса), то расширение сирийского конфликта неизбежно. Будет ли такое решение мудрым, покажет время. Конечно, правда, что диктатура сирийского регионального отделения партии Баас, Генеральным секретарем которой является Башар Асад, возможно, использовала химическое оружие против восставшего народа, но верно и то, что убийства гражданского населения и массовое уничтожение пленных стали обычной практикой оппозиционеров, а среди мятежников все больше фундаменталистских и исламистских групп. Жертвами этого конфликта стало множество христиан. Следовательно, почти наверняка можно угодить из огня в полымя.

Иными словами, на предупреждение России и Ирана внимания не обращают, а в результате мы весьма вероятно получим еще одно государство с фундаменталистским режимом антизападного направления. Поэтому многие считают, что можно надеяться только на чудо. Папа Франциск это понял и заработает на этом заметный политический капитал в граде людей. Святой Престол имеет статус наблюдателя при ООН, но не имеет права вмешиваться. Его дипломаты очень активны в Европейском Союзе, но Ватикан не входит в ЕС. Папство - не империя и держится в стороне, но когда империя идет навстречу катастрофе из-за своих слабостей, с полок ватиканской библиотеки достается книга Блаженного Августина и предлагается помощь и альтернатива.

Если рука Божья остановит войну, то можно будет поставить это в заслугу епископу Рима; если война расширится, что приведет к катастрофе, то Святой Престол окажется единственной универсальной силой, которая сделала все, чтобы предотвратить ее; если «хирургическое» вмешательство в Сирию приведет к падению диктатуры партии Баас во главе с Башаром Асадом и передаст ее в руки фундаменталистского антизападного режима, то опять-таки Ватикан пытался предотвратить такой исход. Если Башар Асад сумеет выкрутиться, то единственной силой на Западе, поддержавшей Сирию, опять-таки будет Святой Престол. Следует признать, что иезуиты отличаются большим умом и проницательностью.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Папство и империя: размышления по поводу войны


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.