Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

У нас миллионы сторонников. И это надо осознать

  • У нас миллионы сторонников. И это надо осознать

«Родные держатся, хотя по ним бьют»

— «Новую газету» напрасно автоматически записывают в сторонники оппозиционных сил, наша задача — выяснить истину. Есть ли какие то «неприятные» вопросы, на которые вы не хотели бы отвечать?

— Поскольку я провел 74 встречи с избирателями, каждая из которых была по полтора часа, и на большинство встреч приходили какие-то представители власти и задавали специально неприятные вопросы, мне кажется, я уже на каждый неприятный вопрос ответил раз десять.

— Тогда начнем с уголовных дел. Все сфабрикованные или у них есть какие-то основания? Дело «Кировлеса». Проясните, пожалуйста, например, роль Офицерова.

— Офицерова я знаю сто лет. Познакомился с ним еще в партии «Яблоко».

— Могут вас, например, упрекнуть, что Офицеров для вас — это своего рода Тимченко для Путина? Особо приближенный бизнесмен?

— Вы же помните всю эту кировскую историю. Задача Белых была привлекать бизнесменов.

— И все-таки это был знакомый бизнесмен?

— Вы тоже знакомый бизнесмен, тоже приезжали в Киров, и, как помните, Белых поручал мне и ваши идеи проработать. Возили любых бизнесменов. Когда Белых только назначили и был период романтизма: ах, наконец у нас есть либеральный губернатор, сейчас он устроит для бизнеса удобные условия работы. Много людей приехало, и Офицеров один из них, причем с самого начала было понятно, что он бизнесмен не очень крупный и внимания какого-то особенного ему не уделялось, при этом он сказал, что хочет торговать лесом. А поскольку «Кировлес» — это такая грандиозная проблема, самое большое убыточное предприятие области, ему сказали: иди и покупай.

Мне кажется, власть совершила большую ошибку, когда разрешила транслировать этот уголовный процесс. Теперь есть видеозаписи каждого судебного заседания, видеозаписи каждого свидетеля. И если посмотреть ответы всех 35 свидетелей обвинения, никаких вообще вопросов не остается.

Понятно, как в анекдоте, «ложечки нашли, а осадок остался». Но если посмотреть материалы дела и переписку, почитать эти аудиозаписи, то даже осадка никакого не остается. Это косвенно подтверждается опросами Левада-центра, который показывает, что — да, 23 процента людей считают, что я действительно украл весь лес, но это после трех лет просто массированной пропаганды по телевизору. Большая часть граждан по всей России уверена, что цель этого процесса — «заткнуть рот Навальному».

— Я так понимаю, что власть вы удостоили лозунгами про «партию жуликов и воров» и «Путин — вор». В первом случае вы продемонстрировали достаточное количество доказательств.

А во втором? Никаких доказательств того, что Путин сам лично участвовал в коррупции, не представлялось. И основной аргумент — это то, что он привел с собой в Кремль своих людей, как вы с собой Офицерова в Киров, людей, которые были ему близки по старой жизни, и они создали огромное состояние. Эта параллель к вам с Офицеровым совсем не подходит?

— Она совсем не подходит ровно потому, что она совсем не подходит. И когда мы смотрим на всех этих личных путинских друзей, на дачный кооператив «Озеро», мы видим, что эти люди, создавшие успешную прослойку при «Газпроме», сейчас — при правительстве Москвы, строят дороги. И Ротенберги, и Тимченко строят московское метро по цене, завышенной в два раза, и зарабатывают на этом миллиарды.

Мы знаем, что Ротенберги поставляли в «Газпром» трубы большого диаметра, и «Газпром» у производителя эти трубы не покупает, а покупает их у Ротенбергов, и они на этом стали миллиардерами. Вот это и есть доказательства коррупции, организованной Путиным. Этот «бизнес» лежит вне любой рыночной логики и вообще вне любого здравого смысла.

Путинский друг Тимченко: это объективный факт, что он продавал большую часть нефти «Роснефти» и обогатился на этом. Он нужен был вообще, этот Тимченко, с точки зрения нефтяных компаний? Не нужен. Так же как он сейчас не нужен Москве в качестве строителя метро. Вот они, доказательства. Уж не говоря про старые питерские истории, про продажу ценных металлов и так далее.

Что касается ситуации с Офицеровым, видно, что он покупал два процента от объема продаж «Кировлеса», причем по цене не ниже, чем все остальные, именно поэтому следствие, а потом и суд отказались провести экономическую экспертизу.

— Я так понимаю, что второе уголовное дело, которое расследуется, — это дело по поводу «Почты России».

— Это дело называется «делом «Почты России» только потому, что мой брат работал в «Почте России». На самом деле «Почта России» там никак не проходила, и она даже заявляла, что к этому отношения не имеет, а только остается компания «Ив Роше», которая то ли написала заявление, то ли не написала заявление, сейчас этого никто не понимает, то ли она признала ущерб, то ли не признала ущерб. Контрактом, которым занимался мой брат в течение трех лет, все были совершенно довольны. А потом компания «Ив Роше» после того, как ее навестила ФСБ, написала заявление, что, оказывается, ее принуждали к этому контракту. (Представитель «Ив Роше» в России, по нашей информации, отказался писать заявление об ущербе для своей компании. — Ред.).

— Третье дело?

— Третье дело — это «дело СПС», оно существует исключительно в каком-то медийном, пиаровском виде. Ну то есть в виде Маркина, который говорит что-то в телевизоре.

— В смысле, что там ничего не делается следственными органами?

— Меня допросили однажды как свидетеля. Я знаю, что огромное количество эспээсников допросили как свидетелей. Мы даже не знаем, кто там потерпевший.

— То есть это пиарно-медийное дело?

— Да, как и дело спиртзавода. По делу спиртзавода меня даже не допрашивали, по-моему, ни разу, потому что там совершенно видно, что этот спиртзавод продавался спустя год после того, как я уехал из Кировской области. И моя за год до этого зафиксированная позиция была, что я против его продажи. Поэтому все это только для того, чтобы сказать в телевизор...

— Какие еще... Кобяковская фабрика лозоплетения.

— Поскольку туда затягивают моего брата и моих родителей, они же говорят, что мы, вся семья, это преступное сообщество, я все организовывал, мой брат тоже похищал, а родители все отмывали через ту самую фабрику по лозоплетению, в которую каждый может поехать, зайти на нее и посмотреть — и увидеть, что это фабрика по лозоплетению.

— Как близкие реагируют?

— Поддерживают меня в моей деятельности и понимают, как сейчас все устроено. Но, конечно, родителям нанесен большой удар, потому что они эту фабрику создавали. Там реально небольшое предприятие, на котором работает с десяток человек, которое сейчас фактически разгромлено. Там изымали компьютеры, приходили несколько раз с обысками, все отнимали, изымали документы. Фабрика родителей, если это и можно назвать бизнесом, то бизнес специфический: все основано на том, что есть несколько человек, которые сохраняют ремесло, которые умеют плести из лозы. В основном уже пожилые люди. И я знаю, что и мать, и отец искали молодежь, которая навык перенимает, потому что, если уйдет или умрет человек, который умеет плести кресло-качалку, ее никто уже не сплетет, нам придется всегда покупать это в Индонезии. Фабрика родителей — это чуть ли не единственное оставшееся в России такое предприятие.

Если вы видите на сцене театра или в фильме плетеное кресло, то, скорее всего, оно изготовлено на этой фабрике. И все так долго сохранялось, хотя, по большому счету, никогда не приносило особенных денег, потому что это скорее хобби, чем способ прокормить семью. А тут пришли какие-то непонятные люди и просто все уничтожили и разгромили. Такое для любого человека тяжело, конечно.

— Какие максимальные показатели объема выручки были по году?

— У фабрики?

— Да, у фабрики.

— Когда хорошо шли дела, было около 25 миллионов в год, после начала всех этих уголовных дел выручка упала до 5 миллионов.

Сейчас, после разгрома, 1,4 за первое полугодие. Это реально малый бизнес. В буквальном смысле бывший деревенский клуб, который отремонтирован, у него общая площадь метров 500 квадратных...

— Это ИЧП?

— Нет, это ООО.

— То есть вы даже не искали льгот по налогообложению?

— У нее, как у предприятия по народным промыслам, есть, по-моему, льгота по НДС, 10 процентов НДС они платят. Но это была целая процедура регистрации. То есть эта Кобяковская фабрика всегда участвовала во всех официозных выставках, все говорили, что вот у нас в Московской области, в Одинцовском районе, есть предприятие народных промыслов, вот смотрите, какие корзинки и всякие такие вещи плетет.

И когда началась эта свистопляска... Если раньше родителей уговаривали, что, пожалуйста, участвуйте в наших официальных выставках, нам нечего больше выставить, народных промыслов больше нет, то

Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку У нас миллионы сторонников. И это надо осознать


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.