Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Особое мнение Леонида Радзиховского

  • Особое мнение Леонида Радзиховского

А.ПЛЮЩЕВ: Здравствуйте. Это программа «Особое мнение», меня зовут Александр Плющев, в гостях у нас сегодня мой коллега журналист Леонид Радзиховский. Леонид, добрый вечер. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Добрый. 

А.ПЛЮЩЕВ: Ваши вопросы. +7 985 970-45-45 – номер SMS, Twitter-аккаунт @vyzvon для тех, кто предпочитает интернет-средства связи. По ним можно задавать вопросы. 

Если позволите, я начну с вещи, непосредственно касающейся нас, журналистов, наших коллег. Вчера был вопиющий случай. Я думал, честно говоря, такое в кино только бывает, в «День радио» - там был прямо один в один эпизод. Казаки ворвались на местную радиостанцию «Электрон ФМ» на Кубани и пытались заблокировать ее работу. И, кстати, не первый случай. Недавно они заходили и в Сахаровский центр, когда там было представление известное, а теперь вот такая история. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А по какому случаю они туда врывались-то? 

А.ПЛЮЩЕВ: Им не понравилось, что о них говорили по этому радио. Шеф-редактор там говорил местный. Не понравилось. Они хотели, чтобы как-то он поменял свое мнение. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: И чего? А милиция? 

А.ПЛЮЩЕВ: Милиция не реагировала. Они говорили «Это же не митинг, у них нету плакатов-то». 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: У кого? 

А.ПЛЮЩЕВ: У казаков. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А-а-а. Понятно. Ну и как разрулилась эта ситуация? 

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, они стали вести прямой репортаж (журналисты), стали вести из коридора собственного. Ну и как-то потолкались-потолкались и разошлись, я так понял. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А мордобой-то был? 

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, мордобоя не было. Слава богу. Ну, куда? Вот, вы знаете что, Леонид, вы хотите, чтобы прямо сюда зашли казаки прямо сейчас... 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я – нет. 

А.ПЛЮЩЕВ: ...так сказать, во время нашего разговора. Давайте, вызываем дух казаков. И как-то чтобы мордобой случился. Я на это тоже несогласный. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Почему вы решили, что я этого хочу? 

А.ПЛЮЩЕВ: Кто на нас с Радзиховским? 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: На вас. 

А.ПЛЮЩЕВ: (смеется) 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вы – здоровый. Меня бить не будут: я – старый, слабый. Нет, вы напрасно решили, что я этого хочу. Просто я хотел узнать обстоятельства. Ну что, Александр? Ну, что тут комментировать? Ну, хулиганство – оно хулиганство и есть. 

А.ПЛЮЩЕВ: Дело в том, что вот эти люди, которые не представляют собой никакой реальной силы, тем не менее, все чаще и чаще заявляют о себе как люди, которые, как бы, отвечают за порядок, сами себя поставили отвечать за порядок. Я прошу прощения, сам себя прерву, извините. Казаки сами себя поставили отвечать за порядок, а я сам себя прерывать буду (просто срочное сообщение). Полиция освободила заложников в астраханском колледже, а подозреваемый, который их взял, задержан, сообщает агентство РИА Новости с пометкой «Молния». Прошу прощения. 

Ну так вот. И милиция, как мы видим, совершенно спокойно относится. Полиция совершенно спокойно относится к таким проявлениям как казачество. Ну, типа, какие-то дружинники, что-то делают. Наверное, как-то... Форма у них какая-то неспроста, наверное. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, если бы журналисты напали на казачий сход, то я думаю, милиция проявила бы намного большую активность. Ну, это вполне естественно. Казаки – классово близкие, идеологически близкие. Они себя представляют как хранители традиционных ценностей, против бесов. Журналисты – бесовщина. Ну, это всё семечки известные, да? 

Для журналистов у власти, ну, особенно, наверное, у местной власти одно отношение, для казаков у местной власти другое отношение. Но не только у местной. Но если общество воспитывается, в соответствии строится православие, самодержавие, народность... Это не то, что в законе записано, но, тем не менее, ясно, что это нечто правильное, идеологически правильное, по государственному правильное, морально правильное. 

Ну вот. Как там? На их стороне хоть и нету законов, поддержка, энтузиазм миллионов. Значит, правильные против неправильных. Соответственно, отношение милиции. Но, наверное, если бы эти казаки стали там нагайками орудовать и этих журналистов там душить-убивать, наверное, милиция бы вмешалась. А поскольку этого нету, идет разборка, ну, пусть журналисты скажут спасибо, что милиция не вмешалась на стороне казаков. Но я думаю, это не требовалось – все-таки, у них, наверное, было преимущество в мускульной силе. А моральная сила их очевидна, еще раз повторяю, потому что они в тренде, они соответствуют государствообразующей пропаганде. А журналюги, которые на них катили, видимо, что-то, соответственно, не в тренде. Ну вот и все. 

А.ПЛЮЩЕВ: Нам вот сюда в студию когда, по вашим прогнозам, ждать? 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А это от вас зависит. Как вы будете себя вести. Пока что вы в тренде, вы изображаете разрешенную оппозицию, клапан для выпускания пара. Поэтому вы под надежной крышей. Если вы или перестанете выпускать пар, или начнете выпускать пар слишком активно, так, что все закипит, ну, тогда крыша может и подвинуться. 

А.ПЛЮЩЕВ: Кипит – это когда не выпускают, Леонид. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ага. Вот так, да? 

А.ПЛЮЩЕВ: Я, все-таки, школьную физику худо-бедно помню еще. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Так вот я об этом и говорю, что если вы перестанете выпускать пар, то есть не будете выполнять свою социальную функцию и все закипит, то тогда к вам придут. Или, наоборот, все-таки, если вы выпустите его так много, что кого-то ошпарите, ну, кому-то реально ошпарите ноги, то, опять же, крыша может сдвинуться и к вам придут, и вас поправят. 

А.ПЛЮЩЕВ: А вот об ошпаривании. Вот эти истории все, там, пехтинг, Яровая... Вот сегодня историю с Малкиным знаете, с сенатором Малкиным? 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да. Естественно. 

А.ПЛЮЩЕВ: Это ошпаривание кого-то или нет? Или история, не достойная вмешательства казаков? 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Не достойная. Чтобы казаки бросились защищать ошпаренные ноги... 

А.ПЛЮЩЕВ: Ну тогда давайте об этом. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Чтобы казаки бросились защищать ошпаренные ноги сенатора Малкина и отстаивать его израильский паспорт? Конечно, разные бывают казаки. Можно себе представить, наверное, и таких, которые с гиканьем и размахивая нагайками, ворвутся или в Совет Федерации, или непосредственно в стан Навального с криком «Малкин – наше все! Его израильский паспорт мы, донцы, не отдадим на поругание», это возможно. Но это моей фантазии пока что не хватает вообразить такую сцену. 

Я думаю, что отдельное ошпаривание ног отдельных граждан – это дело, несомненно, полезное, потому что на то и щука в реке, чтобы карась не дремал. Если уж совсем не рассказывать, кто сколько украл и у кого сколько паспортов, и так далее, и так далее, то люди окончательно оборзеют и на голову сядут. Поэтому в этом смысле Навальный делает дело, несомненно, полезное для общества так же, как и те, кто ему дает информацию. Политически это никакого значения не имеет, потому что систему власти это ни в какой мере не колеблет, наоборот это, опять же, в тренде сегодняшней власти, которая, вроде бы, сама чем-то подобным занимается. Так что это как в свое время там был народный контроль или, опять же, те же самые дружинники. Дело полезное безотносительно к политическим дрязгам, вот так, объективно дело полезное. Люди должны знать, что иногда в одном случае из тысячи могут попасться. И это многих останавливает. 

С точки зрения политической и с точки зрения борьбы против власти дело абсолютно никакое, потому что, еще раз повторяю, на систему власти сие не влияет, все эти мелкие потрясения система прекрасно ассимилирует и, наоборот, это работает на ее укрепление. Система говорит «Вот видите? Мы очищаемся. И критику разрешаем». Молодцы. Валяйте дальше. 

А.ПЛЮЩЕВ: Но при этом если с Пехтиным, который заявил о том, что сдает мандат, был какой-то coverage, какое-то освещение в федеральных СМИ, то, например, ни с Яровой, ни пока с Малкиным, во всяком случае, ничего подобного нет. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Про Яровую разве не говорили? Я ящик не смотрю, поэтому... Неужели, не говорили? 

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, мне сложно сказать, что не говорили совсем вообще – я для этого должен был отсмотреть все. Но, во всяком случае, ничего... 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: По главным программам не говорили, да? 

А.ПЛЮЩЕВ: Да. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, значит, этот эпизод власти был неприятен. Но, естественно, не критичен и не катастрофичен. Кроме того, мадам же прикрылась тем, что формально у нее все чисто, она не обязана декларировать. Это вообще какие-то издевательские как, наверное, все законы в мире. Но я все законы в мире плохо знаю, а наши законы – почти все издевательские. 

Ну вот записала ты барахло на 18-летнюю дочь. Всё. 

А.ПЛЮЩЕВ: Тогда еще 17 даже. Извините. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, 17. Всё, отчитываться не обязана. А хамский вопрос, откуда при скромном депутатском жаловании ты заработала на многомиллионную квартиру, без ответа – не обязаны отчитываться. А дочка тем более не обязана. 

Но я вам должен сказать, что это не привилегия мадам Яровой. Ведь, ее разоблачители, те же самые члены КС, когда кто-то писал там без конца «Почему вы не сообщите о ваших доходах, о вашем имуществе» и так далее, отвечали точно так же: «А мы не обязаны». Ну правильно: они не обязаны, Яровая не обязана. По закону никто не обязан. Но если вы претендуете на роль моральных авторитетов, моральных судей «Мы все в белом, а вы все – воры и жулики», то тогда вы в некотором смысле обязаны. И если мадам Яровая, председатель Комитета по борьбе с коррупцией претендует на то, что она имеет моральное право судить коррупцию, то ей неплохо бы отчитаться, откуда дровишки, где она надыбала 3 миллиона долларов на квартиру. Так что формально правильно, а по существу издевательство. Это обычная история. Кстати, так охарактеризовал советские законы их создатель, Владимир Ильич Ленин: формально правильно, а по существу издевательство. 

А.ПЛЮЩЕВ: Вот, формально правильно, по существу издевательство может быть еще один документ, который прямо сейчас рассматривается в Конституционном суде. Там дело такое, жалоба ряда заявителей, которая касается права избирателей обжаловать в судебном порядке результаты выборов. 

И вот представители президента и парламента там выступили, это произошло буквально 10 минут назад, и сказали, что считают конституционными нормы, по которым избиратель не может оспаривать итоги выборов. Только тот, кто избирался, может, а избиратели не могут. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Еще раз, пожалуйста. Ничего не понял. 

А.ПЛЮЩЕВ: Вот смотрите, Леонид. Мы с вами, не понравились нам итоги выборов, нам, вам и Якунину, втроем. И мы, значит... 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Якунину – понравились. Это вы бросьте. Нам, вам и Сулакшину. 

А.ПЛЮЩЕВ: Ну да. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А Сулакшин не понравился Якунину, потому что Сулакшину не понравились результаты выборов. 

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, я сказал «допустим». Ладно. Хорошо, я, вы, Сулакшин. И мы решили оспорить. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А почему вы решили, что мне не понравились? Мне нравятся. 

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, допустим. Ну, что, ей-богу? 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну хорошо, допустим. 

А.ПЛЮЩЕВ: Вот. И пошли мы с вами оспаривать. А нам сказали «Вы кто такие? Вы избирались? Вы были кандидатами в депутаты? Нет. Всего доброго, до свидания». 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: То есть если человеку не понравилось, что его избрали? 

А.ПЛЮЩЕВ: Нет-нет, нас не избрали. И не изберут. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет, я говорю, тот, кого избрали, если ему не понравилось, что его избрали, он может пойти в суд и сказать «Я подаю в суд на себя за то, что меня избрали». 

А.ПЛЮЩЕВ: Это одна из возможностей, одна из опций. Но, например, вас не избрали. Избирали, но не избрали. Тоже имеете право. Имеете. Хотя ничего не будет, но имеете. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А на кого я подаю? На подлецов-избирателей, что они меня не избрали и обязаны мне заплатить? «Вы меня не избрали, заплатите моральную компенсацию». Так? 

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, например. Или на Центризбирком. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: За что? За то, что он меня не посчитал? 

А.ПЛЮЩЕВ: Неправильно посчитал. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А вот это надо ввести опцию, действительно. Сколько стоит? Какой штраф должен платить Центризбирком тому кандидату, которого он неправильно посчитал, и сколько кандидат, которого выбрали, должен заплатить Центризбиркому за то, что Центризбирком правильно посчитал. Вот это было бы справедливо, на самом деле. Действительно, в зависимости от того, сколько голосов я не добрал для избрания, Центризбирком должен мне заплатить некую сумму, вот, как считали. А в зависимости от того, на сколько голосов больше нужной цифры для избрания Центризбирком мне положил, я должен заплатить Центризбиркому. 

Это, я думаю, правильная инициатива и ее стоило бы внести в Конституционный суд или в Верховный (я не такой тонкий знаток права). А то, что всякое чувырло поганое не должно соваться по судам и с харей своей задавать идиотские вопросы, это точно, потому что чувырлино дело... Да, собственно, никакого у него дела нет. Он может голосовать или не голосовать – это абсолютно никого не волнует, но это его право. Хошь голосуй, не хошь, не голосуй, получишь в любом случае одно и то же. Но со своим чувырлом лезть в судебный ряд, да еще по такому поводу... 

Ты о чем можешь судиться? О том, что тебе газ не дали, о том, что провалилась мостовая, асфальт там, допустим, ошпарили кого-то. Это пожалуйста, у нас социальное государство. А какое твое собачье дело, кого избрали, кого не избрали? Тебе что? Абсолютно логично. Тебя избирали? Не избирали. Куда ты лезешь? Обращайся... 

Вот, кстати, между прочим. Нам надо ввести, я думаю, норму о защите прав американских конгрессменов. Вот, если наш человек подаст в суд на американскую избирательную комиссию, допустим, что в штате Теннеси, как вы говорите «допустим», не избрали сенатора Крафта, а избрали, допустим, сенатора Малковица. Вот на это наш человек имеет полное право подать в суд. Почему? Потому что это дело государственно важное. Оно разоблачает американский империализм, раз. Оно демонстрирует глобальность мышления наших людей, два. Оно позволяет нашему государству воткнуть в американскую ягодицу гвоздик, три. Вот это надо поощрять. 

Я бы, кстати, должность уполномоченного по правам американского Конгресса завел. А фигли ты лезешь, скотина, по поводу того, кого избрали в нашу Думу? Кого избрали, тот и будет думать. Это он думает, не ты. Ты здесь кто? Никто. Ну и не лезь. Чего ты раздухарился? 

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, так бы и ничего, но время от времени выходят доклады, которые мы с вами упоминали. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Сулакшина? 

А.ПЛЮЩЕВ: Да, который не понравился Якунину. И вот КПРФ, которая участвовала в выборах и может оспаривать, в принципе, в отличие от... 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Может. Но не будет. 

А.ПЛЮЩЕВ: ...в отличие от нас с вами. Правда, Конституционный суд еще не решил, надо сказать, можем мы с вами оспаривать или нет. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Можем ли мы с вами оспаривать избрание кандидатов от КПРФ, прошу оговорить. 

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, например. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет, не например. От КПРФ, но не от «Единой России», естественно. 

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, вот, президент и правительство считают, что не можем, даже от КПРФ. Не путайте наших слушателей, Леонид. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я не путаю, нет. Я говорю, что рассматривается вопрос о КПРФ, что пока не решено. Согласен. 

А.ПЛЮЩЕВ: Так вот КПРФ попросила Следственный комитет и Генпрокуратуру проверить этот доклад-то Сулакшина о фальсификациях на думских выборах – это только что тоже Интерфакс сообщил. Мы прямо с вами живем на острие событий. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: То есть проверить деятельность Сулакшина попросили и проверить источники дохода Сулакшина, правильно? 

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, они... 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет?! 

А.ПЛЮЩЕВ: ...говорят, что, в общем, как-то нужно проверить информацию, содержащуюся в докладе. Мало ли? Вдруг, действительно, как-то выборы не так прошли. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: И это правильно, потому что Чуров уже сказал, что Сулакшину надо отправляться в сумасшедший дом. По-видимому, вот эта психиатрическая экспертиза и имеется в виду как проверка содержащихся в докладе сведений, насколько адекватен господин Сулакшин. 

Нет, ну я вам должен сказать, в чем вопрос? Да, давайте вы вопрос задайте, я отвечу. 

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Ну, вопрос, мы, с одной стороны, присоединяемся ли к КПРФ в просьбе проверить информацию в этом докладе и хотелось бы нам докопаться до истины, и насколько мы можем доверять, ну я не знаю, не доверять, а считать более-менее достоверными эти подсчеты команды Сулакшина? 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Или мы присоединяемся к Чурову и хотим проверить психическое состояние Сулакшина? 

А.ПЛЮЩЕВ: В том числе. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Или присоединяемся к Якунину, который сказал, что Сулакшин может катиться куда подальше? Ну, я, видите ли, журналист, фигура равноудаленная, поэтому мне все интересно. Мне интересно и психическое состояние Сулакшина, как они составляли этот доклад, зачем они его составляли под брендом Якунина, в общем, понимая, что Якунин едва ли будет в восторге от их доклада. Мне интересны и фактические данные, которые приводит Сулакшин. Мне как журналисту, мне ж писать о чем-то надо каждую неделю. Поэтому мне все интересно, я готов присоединиться ко всем искам. Но практически я почему-то уверен, вот у меня такое... Я готов с вами поспорить, что... 

А.ПЛЮЩЕВ: Я, правда, пока не выдвигал тезисов. Но давайте поспорим. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет, я готов поспорить о том, если предположить, что вы выдвинете такой тезис, я готов с вами поспорить, что а) господин Сулакшин не будет подавать в суд на то, что выборы были нечестными. 

А.ПЛЮЩЕВ: Он пока и права такого не имеет. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да. Ну да. 

А.ПЛЮЩЕВ: Пока не имеет. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да. б) что в ходе проверки данных, если таковая проверка будет, выяснится, что выборы были абсолютно честными, никаких фальсификаций не было и, следовательно, доклад Сулакшина – математическая игра ума. Кстати, это, ведь, действительно, математика. Он же там не говорит «Вот такой-то бюллетень фальшивый, такой-то человек заявил, что его схватили, пытали и, приставив пистолет к виску, потребовали голосовать за КПРФ», например. Такого же там не было? Или не голосовать, допустим, за КПРФ, а голосовать за «Единую Россию». Таких данных там нет. 

Там есть некоторые, как я понимаю, математические соображения, как говорится, Гаусс рулит. Ну вот, значит, пусть рулит в другую сторону. Короче говоря, мой прогноз состоит в том (и если вы с этим не согласны, я готов с вами поспорить), что строжайшая и объективнейшая проверка покажет, что результаты выборов соответствовали действительности, а Сулакшину посоветуют заняться проверкой результатов выборов в Учредительное собрание в 1918 году, что имеет гораздо большее историческое значение, потому что выборы в Учредительное собрание были судьбоносными, а выборы в 6-ю или 5-ю Думу абсолютно не судьбоносные. 

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, или, как вами уже было предложено (и я всячески присоединяюсь к этой инициативе)... 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: В штате Теннеси? 

А.ПЛЮЩЕВ: Да, именно там. Хорошо. Тогда от выборов, наоборот, к обратному процессу, к исключению из партий. Случай с Гудковыми. Кто здесь больше выиграл, кто проиграл? Что будет с Гудковыми, что будет с «Справедливой Россией»? Масса вопросов, на самом деле, Охарактеризуйте ситуацию в этом сегменте, пожалуйста, Леонид. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, видите ли, в чем дело? То, что «Единая Россия» их исключит, это было совершенно понятно. 

А.ПЛЮЩЕВ: «Справедливая». 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ой, извините. Ну, я честно вам скажу, не считаю, что «Единая Россия» не справедлива, и не считаю, что «Справедливая Россия» против единства России. Для меня это, как бы, как Маркс и Энгельс – две стороны одного духоподъемного процесса. 

То, что «Справедливая Россия» их исключит, было очевидно с самого начала, потому что не для того «Справедливая Россия», вернее, депутаты от «Справедливой России» рвались в Думу и прорвались в Думу, чтобы иметь на свою шею много неприятностей. А по-видимому, для того, чтобы приносить в качестве депутатов посильную пользу стране и себе. И, вот, если вы, местный провинциальный бизнесмен или чиновник не попали в списки «Единой России», приложили немало усилий и попали в списки «Справедливой России», приложили еще больше усилий и приехали в Москву, и стали депутатом, и началась ваша новая жизнь, перешли в новое качество, и в этот момент к вам кто-то подходит и начинает вам говорить «Давайте мы будем против властей бунтовать, давайте вы потеряете свое новое качество жизни, станете бегать по площадям, будете проклинать правительство, Думу и так далее, и так далее». Что вы ему ответите? Естественно, вы его пошлете туда, куда я не могу в эфире сказать. В крайнем случае вы его просто исключите из партии, сказав простую вещь «Господа Гудковы, у вас свой бизнес, вы считаете, что оппозиционный бизнес востребован, что сегодня это малая капитализация, но это ООО «Оппозиция» имеет гигантские шансы вырасти и сорвать банк. Ваше дело. Это ваш бизнес. Большие риски, возможно, большие прибыли. У нас – свой бизнес. Малые риски, меньшие прибыли, зато надежно. Я – депутат, решаю вопросы и прошу меня в это дело не путать». 2 абсолютно разных бизнеса. Венчурный, высокорисковый, сулящий, может быть, большие прибыли... И как это называется, новый бизнес-то? Венчурный, да? 

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, в том числе, да. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Высокорисковый и сулящий, может быть, большие прибыли – ваши трудности. Абсолютно стабильный, маленькие дивиденды, но зато аккуратные, капают как дивиденды при покупке Газпрома. 3 процента в год, но нам с вами не по пути, разные бизнесы. 

А.ПЛЮЩЕВ: «Уходите в свой стартап», дескать. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да. О, стартап! Точно. 

А.ПЛЮЩЕВ: Вот, что вы хотели сказать. Леонид Радзиховский. И мы продолжим с ним о стартапах и надежных бизнесах через несколько минут после новостей и рекламы. 

НОВОСТИ 

А.ПЛЮЩЕВ: Это программа «Особое мнение», у нас в студии журналист Леонид Радзиховский. Мы продолжаем о стартапах и надежных бизнесах. А что с надежным бизнесом «Справедливой России» будет теперь? Многие им предрекают, что утрата таких популярных депутатов, за которых голосовали многие (не скрою, и я, например), ну, собственно, как-то пагубно скажется. Я не склонен переоценивать свой голос (величину). 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, тем не менее, ваш голос они, видимо, потеряют, если, впрочем, к ближайшим выборам туда не вернутся отец и сын Гудковы. 

А.ПЛЮЩЕВ: Или не наберут новых каких-нибудь. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Или новые Гудковы. Навальный, может, вступит в партию. Тогда, может быть, вы опять проголосуете. 

А.ПЛЮЩЕВ: Условно, да. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я думаю, что «Справедливая Россия» - это такая фантастическая организация «Я ее слепила из того, что было». Партия пенсионеров, Партия жизни (это название мне всегда особенно нравилось) и еще несколько партий, которые абсолютно по непонятному принципу объединили. По-видимому, просто этих миноритариев сбили до кучи – ну, не пропадать добру? Свалили, как-то перемешали, сунули в печку, вылетел вот такой продукт. 

Почему во главе этой партии стоит Миронов, а не любой другой депутат от партии «Справедливая Россия», понять абсолютно невозможно. В чем тут справедливость? Миронов не создавал ни одну из этих партий и не имел к ним, по-моему, никакого особого отношения. Левичев там какую-то партию создавал, это правда. Но причем тут Миронов? Миронов и Левичев – 2 разных человека. Ну, может быть, Миронов или Левичев очень любят выхухолей, а Путин тоже любит животных. Значит, если Миронов любит выхухолей, то Путин за это сделал Миронова председателем. Если Левичев любит выхухолей, то... 

А.ПЛЮЩЕВ: Леонид, я вас прошу: не все варианты, пожалуйста. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, я же аналитик. 

А.ПЛЮЩЕВ: Просто времени жалко, честное слово. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, короче говоря, почему именно Миронов возглавляет именно эту партию и почему именно в эту партию входят именно эти депутаты и эти подразделения, я не знаю. Я думаю, этого не знает никто кроме тех кандидатов политологических наук, которые будут об этом диссертации писать. Поэтому будущее этой партии очевидно: как она ниоткуда взялась, так она никуда и уйдет. 

А, значит, другое дело, о чем правильно говорят господа Гудковы, это о том, что этот товар (новая партия вообще и новая левая партия в частности) крайне востребован на рынке. Вопрос в другом – востребованы ли сами Гудковы? Вот это большой вопрос. Что партий востребована, это точно, потому что у потребителя такое физиологическое омерзение ко всем существующим партиям... Вот, действительно, так потерпевшего ненавижу, что кушать не могу. Вот, физиологическое отвращение ко всем партиям присутствует просто в какой-то исключительной мере. 

А с другой стороны нейрон под названием «политическая жизнь», политический нейрон – он в голове присутствует и должен на что-то реагировать. Поэтому потребность у людей в новой партии есть. Но с другой стороны, их столько раз кормили тухлятиной, что они уже дуют на воду и принюхиваются к каждому новому товару. И поэтому теперь опять на новую партию развести избирателя очень трудно. Это как та женщина, у которой было несколько мужей и она сейчас в творческом простое и безумно хочет замуж, патологически хочет замуж. Но ее столько раз кидали, обманывали – то ситечко украдут, то стул расковыряют, то просто морду набьют – что она боится. Вот это вот такая диалектика сложная. Российский избиратель очень хочет попасться, но очень боится попасться. И смогут ли его обштопать на сей раз Гудковы или еще кто-то, у меня, как говорится, большой вопрос. 

А.ПЛЮЩЕВ: От политики вернемся. Мы уже говорили о журналистах, правда, в разрезе казаков. Но теперь, я надеюсь, в это СМИ не дойдут ни казаки, ни кто-нибудь еще. Анатолий Лысенко объявил дату старта общественного телевидения России ОТВ. С 19 мая. Он сказал, что оно будет провинциальным, оптимистичным, без рекламы и развлекательного контента. Каковы перспективы, Леонид, у вас как у человека, не смотрящего телевизор? 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: У меня как у человека не смотрящего у этого канала точно такие же перспективы как у ОРТ, НТВ и российского канала, не хуже и не лучше. А у смотрящих, я думаю, что не очень хорошие перспективы, потому что народ консервативен и приучить к новому каналу трудно. А тем более если Лысенко говорит правду и это будет канал какой там? Без контента? 

А.ПЛЮЩЕВ: Провинциальный, оптимистичный, без рекламы и развлекательного контента. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Так. Значит, без рекламы – это людям нравится. Без развлекательного контента – это люди не поймут. Провинциальный? Ну, в провинции есть свои каналы. И почему провинция?.. Каждая провинция, что ли, будет смотреть про другую провинцию? Не совсем понятно. 

Оптимистичный? Да, это вечная тема. Сколько я себя помню, когда я еще имел глупость ходить на телевидение и одно время был тележурналистом, с позволения сказать, начальники ныли всегда одно и то же: «Почему чернуха? Почему нет оптимистических передач? Почему то, почему сё?» Им на это говорили: «Потому что народу не нравятся оптимистические передачи. Люди, по крайней мере, наши любят смотреть ужастики. Люди любят, чтобы их пугали, им нужны триллеры». По-видимому, не только наши люди, потому что жанр триллера или жанр мрачного фэнтези востребован везде, а оптимистические фильмы – это только комедии. Но одними комедиями из жизни, реальными комедиями, комеди-шоу, так сказать, сыт не будешь. 

А.ПЛЮЩЕВ: Тем более, что от развлекательного контента отказываются. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, тем более от развлекательного отказываются. Поэтому что такое серьезный оптимистический канал, это я, честно говоря, плохо понимаю. Но посмотрим. Про Лысенко говорят, что это какой-то великий телевизионный маг и волшебник. Честно говоря, у меня нет такого ощущения, потому что так говорили, когда все росло как грибы. Это был конец 80-х годов, когда народ просто не отлипал от телевизора. Жили на телеподкормке. 

Лысенко, конечно, профессиональный человек, но сказать, что он сотворил после этого времени что-то необыкновенное, я бы не смог. А в конце 80-х, еще раз повторяю, надо было очень постараться, чтобы тебя не смотрели. 

А.ПЛЮЩЕВ: Но мы же с вами понимаем, что тут зависит не только от Лысенко, от контента, от всего, а вообще будут ли деньги у телеканала? И его перспектива даже не только у зрителей, а вообще существования зависит напрямую от того, найдется ли финансирование. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, если он говорит, что нет рекламы, значит, нашлось, по-видимому. Как он без рекламы жить-то собирается? 

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, какое-то время, видимо. А, вот, как будет потом? 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, если он сможет за это время так раскрутиться, что его будут смотреть, то тогда потом пойдет реклама и пойдут деньги. Ну, в общем, я, к счастью, никакого отношения к ящику давно не имею, так что... 

А.ПЛЮЩЕВ: У вас наши радиослушатели много спрашивают про нового Папу Римского. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: У меня – это правильно. 

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Ну, почему? Он же и политик, и общественный деятель, и величина, и фигура, и так далее. Например, протодиакон Андрей Кураев у нас в блоге на сайте «Эха Москвы» написал «Раз такое внимание к одному из религиозных лидеров, может, и значение религии больше, чем кажется?» Может быть, этот вопрос обсудим? 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ревнив Кураев, ревнив. Ну, ревность – это, наверное, естественное чувство для протодиакона. Он же пока еще не архиепископ, то есть от всех слабостей он не избавлен. Когда поднимется в должности, перестанет ревновать. 

Да. Я думаю, избрание Папы, действительно, очень интересное во многих смыслах. Не знаю, хватит ли времени, но постараюсь коротко сказать. 

С точки зрения бога, как мне представляется, это не имеет никакого значения, потому что бесконечный, единый, всемогущий бог по моим скромным представлениям равноудален от всех людей, верующих и не верующих, от всех конфессий, вообще от всего на свете, равноудален и равновластен над всеми. Поэтому к богу все это не имеет абсолютно никакого отношения, с моей точки зрения. Но помимо бога есть религиозная организация под названием «Католическая церковь». И как всякая организация, она стремится к двум вещам – к самосохранению и саморасширению, самовоспроизводству. С точки зрения решения этих двух задач избрание Папы, конечно, очень разумное, потому что оно идет, опять же, в общем тренде. Этот тренд называется «Конец европоцентризма». Вот тот мир, в котором безраздельно правили большие белые господа (в Америке – протестанты, в других странах – католики), этот мир кончился окончательно и бесповоротно. И знамений тому слишком много, от негра-президента США до вот теперь латиноамериканца. Он – итальянец этнический, но это не имеет никакого значения, он представляет Латинскую Америку. 

А.ПЛЮЩЕВ: Мог бы быть и из Ганы, между прочим. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Мог быть из Ганы и, может быть, и будет из Ганы в следующий раз. До латиноамериканца, возглавляющего католическую церковь. Это первое. Это конец прежнего европоцентричного мира, еще одно тому свидетельство. 

Второе, католическая церковь переживает, как и все христианские церкви, тяжелые времена, потому что в сытом и стремящемся только к комфорту мире массового производства, который доминирует на Западе, значение церкви стремительно падает и сводится просто к ритуалу. Одновременно в очень брутальном и фундаменталистском исламском мире значение церкви отнюдь не падает. И это конкуренция не за отдельного прихожанина, но конкуренция энергий, борьба энергий. Она сейчас явно не в пользу христианской церкви. 

Здесь одно из двух: или христианская церковь сумеет вдохнуть в себя новую религию, или постепенно уйдет драйв и этот накал из ислама. Что быстрее произойдет, сказать трудно. Но в любом случае сегодня Папа вступает на очень шаткий, огромный, величественный и шаткий престол. И как ему эту церковь сохранять – идти ли на поводу у века и усиливать терпимость, секулярность и так далее, и так далее, или пытаться идти напротив тренда, пытаться вдохнуть новую, инквизиторскую в хорошем смысле слова, то есть бешеную харизматическую, нетерпимую, опять же в хорошем смысле слова, энергию в христианство – это вопрос. Посмотрим. 

А.ПЛЮЩЕВ: Леонид Радзиховский – сегодняшний герой программы «Особое мнение». Меня зовут Александр Плющев. Большое спасибо и до свидания. 

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Большое пожалуйста.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Особое мнение Леонида Радзиховского


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.