Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Александр Дугин: в зазоре между сущим и бытиём

  • Александр Дугин: в зазоре между сущим и бытиём
  • Смотрите также:

Главный вопрос, который должен стоять перед каждым человеком – это различение зазора между сущим и бытиём, онтологического дифференца. Настоящий человек начинается тогда, когда он обращается к философии. До этого же он являет собою полуживотное, полумеханический импульс.

Я недавно вернулся из Фрайбурга, где встречался с последним живым представителем хайдеггеровской традиции профессором философии фон Херманном, который был учеником и секретарем Хайдерегга последние 30 лет жизни Хайдеггера и особенно последние годы. Это была очень интересная встреча, мы обсуждали много философских вопросов относительно судьбы наследия Хайдеггера на Западе, отношение к этому величайшему философу ХХ века в мировой истории, в современной философской традиции. И наиболее принципиальный вопрос, который мы обсуждали с профессором фон Херманном – это методология хайдеггеровской мысли.

Вот Хайдеггер очень сложный, очень многомерный философ, но часто при анализе его творчества забывают несколько важных пунктов. Во-первых, он представитель феноменологии. Феноменология – это фундаментальное направление в философии ХХ века, которое стало популярно благодаря Эдмонду Гуссерлю, чьим учеником был сам Хайдеггер и ближайший друг, и философский сподвижник Хайдеггера Ойген Финк. Так вот профессор фон Херманн, с которым я встречался, работал под руководством и Хайдеггера и Финка, которые и дали ему эту феноменологическую эстафету от самого Гуссерля в течении многих лет, и вот эта феноменологическая традиция, идущая от Гуссерля и от Брентано, его учителя, соответственно является ключом к пониманию хайдеггеровской мысли.

Феноменология – потрясающе важное направление в философии. Без феноменологии современной философией просто бесполезно заниматься, потому что это были поставлены Гуссерлем такие вопросы, которые по сути дела предвосхитили основные направления в повестке дня современного философствования. У нас есть своя небольшая философская школа феноменологии, но, мне кажется, многие вещи смутно воспринимаются в силу языковых моделей. Но уж хайдеггероведение российское в совершенно ужасайшем состоянии находится, поскольку понимать Хайдеггера не так просто не только из-за языка, но и мысль у него не простая. Первые попытки наскоком перевести его труды просто можно признать провальными. Хотя сейчас очень многие интересуются Хайдеггером, у нас бум хайдеггеровских исследований, я уже сам написал две книги о Хайдеггере. И, тем не менее, я думаю, что о Хайдеггере необходимо говорить вновь и вновь, и с профессором фон Херманном важнейшие для понимания хайдеггеровской философии понятия онтологического дифференца. Вот что такое онтологический дифференц - это рассмотрение зазора, который существует между существующим, сущим (Хайдеггер называет это Dasein) и бытием, т.е. зазор между тем феноменальным миром, с которым мы имеем дело как с миром сущего, потому что мы не ставим под сомнение, что предметы, которые нас окружают, есть, мы с ними взаимодействуем по умолчанию, так, как если бы они были, и они с нашей точки зрения есть. И этот феноменальный мир, состоящий из предметов, которые есть, дан нам, но он дан и не только нам, пишет Хайдеггер, он дан и зверям, например, которые тоже действуют среди предметов сущего. Но, в отличие от людей, они никогда не задаются вопросом о том, что такое бытие сущего, т.е. они довольствуются сущим как таковым. И, строго говоря, феноменологическое мышление, т.е. мышление обычное, которое имеет дело с явлениями, не философское, оно немного напоминает звериное отношение к миру, человек, не ставящий перед собой проблему онтологического дифференца, т.е. различия зазора между бытием и сущим. Он ближе с философской точки зрения к такому совершенному животному, которое точно различает, но собственно человеческое – логос – начинается там, где начинается философия с точки зрения Хайдеггера, Гераклита, с точки зрения всей философской традиции не только Запада, но и Востока. Человек начинается с онтологического дифференца, человек начинается с мысли, с подозрения о том, что между сущим и бытием есть какие-то сложные отношения. И сама мысль о том, что есть бытие, которое не совпадает с сущим, которое обобщает сущее, которое есть нечто, присущее всему сущему, вот мысль об этом, догадка об этом по сути дела и является с точки зрения Хайдеггера неким рывком, прыжком от высокоразвитого животного к человеку. Человек – есть существо философствующее, существо, наделенное логосом, а логос – это тот уровень нашего мышления, нашего человеческого измерения, который и осуществляет этот онтологический дифференц. Там, где есть человек по-настоящему – там есть логос, а там, где есть логос – есть онтологический дифференц, а там, где есть онтологический дифференц – есть постановка вопроса о зазоре между сущим и бытием. Это принципиальный момент хайдеггеровской философии, которая, по сути, является введением в эту философскую модель.

Но что это значит, если мы просто остаемся только на этом, не будем двигаться за Хайдеггером по бесконечным лесным тропинкам его мышления, вдоль около великой мысли об онтологическим дифференце. Одно это уже заставляет нас задуматься над фразой Аристотеля, который определяет человека как животное, наделенное логосом. Так вот, если мы, как животное, не наделены логосом, если нас не волнует онтологический дифференц, если мы не способны к философствованию, если мы не испытываем этого даже ни в малейшей степени – из этого возникает серьезный и страшный вывод, что мы не люди. Человеком является тот, кто способен воспринять и заинтересоваться онтологическим дифференцем, т.е. феноменологией, т.е. философией. Т.е. в той или иной степени хайдеггерианством, а хайдеггерианство, как и вся феноменология, ставит в центре внимания именно этот дифференц, осмысляет его дает различные определения. Таким образом, постановка онтологического дифференца – различия между бытием и сущим в центре внимания – является не просто какой-то частной технической задачей одного из направлений философии, а это является сущностным призванием человека, его вокацией. Человек есть тот, кто призван онтологическим дифференцем, тот, кто помещен в зазор между сущим и бытием, тот, кто мобилизован в группу решений этой фундаментальной проблемы. Вот с этого начинается Хайдеггер.

В нашем обществе существует сегодня крайний дефицит логоса, крайний дефицит к этому онтологическому дифференцу. Наше общество стремительно расчеловечивается, наше общество стремительно погружается в набор сущего, в феноменологию, причем сущего воспроизведенного, технического, материального, экономического и т.д. И таким образом наша человечность их концентрации в философском логосе распадается на множества посторонних аттракторов. Наше общество, проще говоря, переходит из человеческого в постчеловеческий характер, становится все более напоминающим общество животных. И вот как в «Ферме животных» Оруэлл полагал, что животное существование при социализме, вот при нынешнем пост модернистском капитализме мы становимся еще более животными, еще более разрозненными, фрагментарными, рассеянными по совокупности не сводимых к единой цельности материальных импульсов, нежели при социализме.

Иными словами, вопрос об онтологическом дифференце должен ставиться в центре внимания, например, проблематики депутатов Государственной Думы, заседаний правительства, встреч у Президента. И так оно было, если мы посмотрим, всегда. Даже если наша власть не отличалась сама по себе философским умом, обязательно были философы при власти, были либеральные философы у либеральной власти, анархические философы как Гегель у анархической власти, религиозные философы у религиозных царей или они сами философствовали. А если они сами не могли, сажали рядом с собой философов. Вот искоренение философии, выбрасывание ее на периферию, отсутствие к ней интереса со стороны властных элит означает признак конца тех вертикальных структур, на которых выстроено общество. Если человек не способен философствовать – он не способен править, он просто доживает чье-то правление, которое было организовано и гарантировало ему иными мыслящими этапами политической истории. Поэтому онтологический дифференц – это не блажь, это не частное занятие отвлечённых профессоров. Это центральная часть, во-первых, человеческого бытия, а во-вторых, политической власти. Власть, не способная осуществить онтологический дифференц, не слышавшая никогда о зазоре между сущим и бытием, власть, свободная от знакомства с философской феноменологией, просто долго не протянет. Такое общество рассеется на массу конфликтующих друг с другом, сталкивающихся полуживотных, полумеханических импульсов.

И я полагаю, что из этого вытекает актуальность Хайдеггера. Хайдеггер должен стать национальной идеей. Не случайно в Турции, в стране, которая у нас ассоциируется больше с туризмом или с какими-то политическими сомнительными шагами на Ближнем Востоке, переводчику Хайдеггера дали государственную премию, чествовали как национального героя, способного справиться для Турции с этой сложной задачей – перевести на турецкий «Sein und Zeit».

Вопрос философии – это вопрос силового потенциала государства и общества с одной стороны, а с другой – это вопрос человеческого достоинства. Если мы не интересуемся философией, то тогда философия перестанет интересоваться нами. Если мы отвернемся от логоса, то логос покинет это место. Он не любит те места, те собрания, те общества, те компании, в которых ему уделяют недостаточно внимания. И мы превратимся в скотов. Или уже превратились.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости культуры | |

Подписка на RSS рассылку Александр Дугин: в зазоре между сущим и бытиём


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.