Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Тройная трагедия сына Валерия Харламова

  • Тройная трагедия сына Валерия Харламова
  • Смотрите также:

Скоро легендарному советскому хоккеисту, двукратному олимпийскому и восьмикратному чемпиону мира Валерию Харламову исполнилось бы 65 лет. Эту дату спортивный мир будет отмечать широко, на торжественную церемонию, конечно, пригласят детей великого нападающего – Александра и Бегониту Харламовых. Как сложилась их судьба, кто помогал осиротевшим в раннем детстве малышам и кто взялся за их воспитание, нашему репортеру рассказал сын известного спортсмена.


На встречу Александр Валерьевич согласился сразу, правда, предупредил, что детских воспоминаний, связанных с родителями, у него немного. Ведь судьба подарила ему всего лишь пять счастливых лет с мамой и папой. Голос Александра в телефонной трубке кажется спокойным, но ему и сегодня, 32 года спустя, трудно вспоминать о трагедии, перевернувшей всю его жизнь.


Мы уговорились с Александром Валерьевичем встретиться в кафе. Как только он вошел – я узнала его: атлетическая фигура, уверенный шаг, так умеют ходить только спортсмены. Он улыбнулся и стал еще больше похож на отца – Валерия Харламова. Три года назад Александр ушел с тренерской работы в бизнес, но находит время для любимой игры в хоккей.


– Сейчас часто проводятся благотворительные игры команд ветеранов. Например, летом была серия традиционных игр, где играют известные хоккеисты Ковальчук, Малкин, в этом году Морозов. Из звезд эстрады самый яркий поклонник хоккея – Бутман. В перерывах Игорь даже играет на саксофоне. А также выступают и политики – Шойгу, Кудрин, Дворкович. Мы все спокойно общаемся в раздевалке – на льду все равны. Сначала я думал, что Алексей Кудрин – закрытый человек, а поближе пообщались, и я увидел, что он веселый и очень замечательный. Мы уже не первый раз играли, так что даже сдружились.


Отец тоже дружил с артистами, певцами, вот, например, Иосифа Давыдовича Кобзона я знаю всю сознательную жизнь. Иногда мы созваниваемся, встречаемся. Недавно я поздравил его с юбилеем: договорились, встретились в его офисе, поговорили. Бабушка рассказывала, что, когда родители погибли, было очень много организационных проблем. 80-е годы – время дефицита, и Иосиф Давыдович помог установить памятник папе и маме. Теперь своеобразный памятник отцу есть и в Торонто.


В мае 2005 года мне вручили клубный пиджак члена Зала славы, потому что моего папу, Валерия Харламова, ввели в Зал славы Национальной хоккейной лиги. Такой чести удостоились только шесть русских. Церемония введения в Зал славы проходит три дня и напоминает премию вручения «Оскара», я и муж Бегониты Дмитрий были во фраках, моя жена Виктория и Бегонита – в вечерних платьях. Торжественно и красиво. На стенд, посвященный отцу, мы отдали несколько папиных личных вещей – его майку, перчатки, шлем, фотографии.


– Александр Валерьевич, знаменитый Харламов – кумир миллионов и сегодня, его знают и помнят как великого хоккеиста. А каким он был человеком, отцом?


– Папа, как и все спортсмены, больше времени проводил на сборах: нужно было много тренироваться, совершенствоваться, поддерживать форму. На базе у них был строгий режим, специальное питание. Спорт, особенно такой, как хоккей, требует много сил, упорства, времени. А когда папа на выходные приезжал домой, для семьи был праздник! Мы с Бегонитой выбегали в коридор встречать его, он подбрасывал меня к потолку, сестренку брал на руки.


Папа воспитывал нас по-разному. Меня – как будущего мужчину. К Бегоните же относился нежнее, она же девочка. Кстати, имя сестренке папа выбрал сам. Когда я родился, имя мне дала бабушка. А отец сказал, что девочку назовет сам. Знаете, цветок есть такой – бегония? Вот он и выбрал для дочки такое необычное испанское имя, ведь его бабушка из Испании, ее привезли сюда в 1937-м, так она тут и встретила деда.


Вообще про отца мало что помню, маленький был. Это на льду он был звездой и гордостью советского хоккея, а в жизни был обычным – очень веселым. Из детства больше помнится летний отдых. У папы в июле был отпуск, мы все вместе выезжали на дачу. А в выходные ходили на прогулку. Часто гуляли на ВДНХ, благо жили недалеко, на станции метро «Щербаковская», которая сейчас называется «Алексеевская». А еще мы вместе с мамой ездили на папины домашние игры, потому что после матча, пока хоккеисты вновь не уехали на базу, была одна из немногих возможностей подойти к отцу, пообщаться. Так что мы не пропускали игры, которые проходили в Москве. Потом папа уезжал на работу, а мы с мамой, бабушкой и сестренкой ехали домой. И так до следующей игры.


Все международные игры мы смотрели по телевизору. Правда, отец часто звонил маме (мобильных тогда не было, но на базе был стационарный телефон), и родители подолгу разговаривали, папа был в курсе всех домашних событий. Дома всегда была папина форма, коньки, клюшки, что вызывало у меня особенный интерес, и в три года у меня появились первые коньки.


Хоккей полюбила и моя сестренка, мы с Бегонитой устраивали дома свои домашние соревнования – с шайбой, клюшками, все как положено. Жили на проспекте Мира, и во дворе у нас была хоккейная коробка, там постоянно крутились мальчишки, гоняли в хоккей. И вот однажды к отцу приехали друзья по команде, и знаменитые на весь мир спортсмены вышли поиграть во двор. Что тут началось!


Собралась огромная толпа людей, взрослые и дети бежали домой за коньками, ведь шанс погонять шайбу с такими легендарными хоккеистами, как Харламов и Крутов, выпадает не каждому! У отца никогда не было звездной болезни, он всегда общался на равных. Например, летом в субботу и воскресенье обычные мужики играли в футбол, отец тоже собирался и шел на поле.


Многие наши соседи и сегодня вспоминают отца добрыми словами. Когда он был дома, к нам всегда приходило много людей. Отец очень любил сам готовить, прекрасно готовил мясо, часто угощал гостей. В нашем доме были не только известные спортсмены, но и популярные артисты – Кобзон, Винокур, Лещенко. С ними отец знакомился, когда были международные игры и звезды советской эстрады поддерживали сборную команду.


Сейчас такая практика тоже существует, вместе с олимпийцами едет группа поддержки, которая представляет «Русский дом». Думаю, и сейчас спортсмены и артисты там знакомятся и крепко дружат. Вот и папа дружил с Иосифом Давыдовичем, Львом Валериановичем. Даже вместе иногда ездили отдыхать куда-нибудь на юг. В нашем доме всегда было весело и шумно, папа и мама любили принимать гостей…


Беда пришла в дом в четверг 27 августа 1981 года. Потом станет известно, что авария, которая унесла жизни трех человек, случилась в семь часов утра на 74-м км Ленинградского шоссе. Харламовы возвращались с дачи, за рулем «Волги» сидела Ирина, жена Валерия. На скользкой от дождя дороге машину вынесло на встречную полосу, автомобиль врезался в грузовик и скатился в кювет. Ирина, Валерий и двоюродный брат Ирины Сергей Иванов погибли на месте. Говорят, за день до аварии на этом участке меняли асфальт. Там, где заканчивалось новое покрытие, образовался выступ высотой пять сантиметров, который и стал причиной трагедии.


Панихида прошла 31 августа во Дворце тяжелой атлетики ЦСКА. Проститься с погибшими пришли тысячи людей. На похоронах не смогли присутствовать игроки сборной СССР: команда находилась в Виннипеге. В память о друге хоккеисты решили во что бы то ни стало выиграть Кубок Канады. Данное обещание спортсмены сдержали, обыграв в финале канадцев 8:1.


Но никакие победы уже не могли вернуть родителей малолетним детям Харламовых. Малыши и не понимали, что осиротели…


– На тот момент мне было пять лет, Бегоните три. Когда родители погибли, нас стала воспитывать бабушка – мамина мама, Нина Васильевна Смирнова, ей помогали ее сестры. И конечно, вся команда ЦСКА проявила участие, но из-за плотного графика игр спортсмены, разумеется, не могли заниматься нашим воспитанием.


Иногда приезжали в гости Алексей Касатонов, Вячеслав Фетисов, Владимир Крутов. Они помогали и финансово, из поездок привозили вещи, в то время трудно было с детской одеждой. А весь груз ответственности лег на плечи бабушек. А потом случилась еще одна трагедия – через пять лет после смерти наших родителей умерла и наша любимая бабушка, мама отца. Она не смогла пережить потерю сына, и мы будто во второй раз осиротели. А Нина Васильевна и сейчас живет с Бегонитой, и я всем сердцем желаю ей здоровья. Они по-прежнему в той же квартире, где прошло наше с сестренкой детство, где жила когда-то, в том счастливом далеко, наша дружная семья.


– Ваша любовь к хоккею прошла через всю жизнь. Где вы играли?


– Сначала в детско-юношеской спортивной школе ЦСКА, потом меня пригласили играть в Америку. Поехал, прожил там около шести лет, играл в НХЛ в составе «Вашингтон Кэпитэлз». Но как кончился контракт, не стал его продлевать, вернулся домой. Был игроком столичного «Динамо», ЦСКА, а также новокузнецкого «Металлурга». Потом попробовал себя в должности генерального менеджера хоккейного клуба «Ветра» в Вильнюсе. Был и тренером клуба «Витязь» в Чехове. А два года назад стал председателем исполкома профсоюза хоккеистов и тренеров.


Бегонита с детства была болезненным ребенком, поэтому с фигурным катанием не сложилось. И бабушка отвела ее на художественную гимнастику, где сестренка дошла до мастера спорта, выступала на небольших соревнованиях. После школы она поступила в спортивный институт и выучилась на тренера. Когда я был в Америке, сестренка ко мне приезжала на каникулы. Мы скучали, и я хотел видеть, что с Бегонитой все в порядке. Один раз у меня гостила и бабушка. Кстати, сестренка не просто сидела дома, а даже какое-то время училась в языковой школе.


– У спортсменов совсем нет времени на устройство личной жизни.


– Бегонита у нас красивая, светлая, в маму, она всегда пользовалась успехом. И в один прекрасный день вышла замуж за Дмитрия, родила двух прекрасных девочек – Дарью и Анну. И всю себя посвятила семье. Я очень люблю приходить в их гостеприимный дом и, конечно, с удовольствием общаюсь со своими племянницами. Их я очень люблю.


Мне тоже повезло, я успел встретить свою будущую жену еще в юности. С Викой мы были знакомы давно, но плотно не общались. У нас есть общая знакомая, на праздновании дня рождения которой мы встречались каждое лето. Так было на протяжении нескольких лет, а потом как-то случилось, что мы с Викой заметили друг друга. И так потихоньку, полегоньку дошли до свадьбы. Мне было 22, невесте 19 лет. А через год у нас родился сын, над именем которого даже не задумывались, назвали в честь отца – Валерием. Ему сейчас 14 лет, в профессиональный хоккей он не играет, но ходит в спортзал, занимается плаванием, а также в этом году заканчивает в музыкальную школу по классу гитары.


Кстати, мой папа тоже очень любил музыку, только не играл, а слушал. Из каждой поездки он привозил виниловые пластинки, и его большая коллекция до сих пор в полной сохранности. Отец слушал любимые мелодии и дома, и в машине. Сам он не играл, но хотел, просто времени не было на обучение. Ведь всю свою жизнь папа посвятил хоккею.


Читайте также



«На памятник нет времени» - Ярославль вспоминает погибших хоккеистов «Локомотива»


Алексей Калюжный: «Локомотив» воспрянет через два года

Самое читаемое сегодня


Категория: Новости Шоу бизнеса | |

Подписка на RSS рассылку Тройная трагедия сына Валерия Харламова


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.