Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Юлия Латынина: акция оппозиции была абсолютной ошибкой

  • Юлия Латынина: акция оппозиции была абсолютной ошибкой

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа» как всегда в это время по субботам. +7 985 970-45-45. И, конечно, главные вопросы про сегодняшнюю акцию. Я знаю, что тут уже в Twitter’е много написали, что Латынина всех просила не ходить и объяснила, почему не надо ходить, а сама пошла. Ну, во-первых, я пошла поглядеть. Во-вторых, я пошла только потому, что запретили, иначе бы и поглядеть не пошла. А в-третьих, есть, действительно, такое ощущение, что если солдат знает, что полководцы объявили битву, которую они заведомо проиграют, это еще не повод в ней не участвовать.

Но было и остаюсь, и, извиняюсь, время подтвердило правоту моих слов, что сегодняшняя акция была абсолютной ошибкой. Она оказалась даже хуже, чем ловушкой, о чем я боялась, о чем я писала в «Новой газете». Она вот просто пшикнула, да? Оппозиция сама сунула голову в петлю. Я расскажу вам перед тем, как содержательными вещами, несколько очень простых примеров. Вот, вчера мне звонит мой приятель и говорит «Слушай, поланчуем сегодня». Этот приятель – крупный бизнесмен. Он ходил на все протестные акции. Не то, что ходил на протестные акции, но еще по 31-м числам ходил. То есть это тот редкий случай, когда у человека бизнес и у человека гражданское чувство. И я говорю «Ну, знаете, вот да, поланчевать-то – да. Но, вот, акция. Разве вы не идете?» Он говорит «А что, акция есть? А о чем?» То есть это то самое третье сословье, которое вышло в декабре прошлом на площадь, оно не знает, что происходит акция и о чем. Он, кстати, пошел тоже, со мной за компанию. То есть он не прикидывался, он не знал.

Я звоню Дмитрию Муратову, главному редактору «Новой газеты» и говорю «Дмитрий Андреевич, а вы будете на площади?» Он говорит «Я не иду». Ну, то есть он не отказывается – его никто на звал. И не идет он ровно по тем соображениям, которые были изложены в моей пятничной статье в «Новой газете», потому что получилось очень плохо. Получилось, что оппозиция, Координационный совет пошел на поводу у своей маргинальной части. Вот это есть там некое твердое ядро в составе нескольких сотен активистов, пары тысяч участников любых митингов. Вот, когда протесты стали массовыми, эта маргинальная составляющая сказала «Ах, вау! Нас теперь много» и бросила засорять собой все интернеты и оргкомитеты.

Знаете, мне эти люди, отвлекаясь, все время напоминали одну замечательную историю. Много-много лет назад, когда у Александра Лебедева, владельца Национального Резервного Банка были еще старые неприятности со старой прокуратурой, там отыскались люди, которые учредили Национальный Резервный Банк. Они там его потом 100 раз перепродали. Но вот это были 2 таких, ну, как бы это сказать, лоха – круглая женщина в очках и ее муж – которые просто не знали, что Национальный Резервный Банк, который они когда-то основали, существует, потому что он с тех пор был много раз продан. И вдруг их кто-то, видимо, натравил и они стали говорить «Это теперь наш банк». И я пошла брать у них интервью, и вот эта женщина произнесла незабываемую фразу. Она говорит «Мы-то думали, что наш банк давно помер. А он вон как расцвел!» Вот эта фраза «А он вон как расцвел!» - вот, она к этим маргиналам: «Мы-то думали, что нас мало. А нас вон как много!» Нет, ребята, это было много не вас.

И затем, собственно, избирался Координационному совету, чтобы всех этих маргиналов, которые на выборах в него получили свои законные 2 тысячи голосов, отсечь. И отсекли, а потом у них же на поводу пошли, испугались криков «Вы сливаете протест, вы продались Кремлю!»

Вот еще раз спрашивается, чего и зачем надо было назначать митинг на 15-е? Почему переговоры опять с этим вели националисты типа Тора? О чем митинг? В прошлом декабре людей погнала на улицы совершенно конкретная причина – фальсифицированные выборы. Эта причина никуда не делась. Но, понимаете, креативный класс – это не та публика, которая раз в год ходит на первомайские или 15-декабрьские демонстрации, потому что вождям так хочется. Более того, креативный класс – это те люди, которым нельзя впарить повода. Вот, есть замечательная история о том, как началась вторая интифада при Арафате. Ну, собственно, у нее была причина, причина была так, что Израиль предложил мирные переговоры, а Арафат никак не мог пойти на мирные переговоры и принять уступки. Но надо было какой-то повод для того, чтобы устроить кипиш. Вот, повод был следующий. Во-первых, палестинцы убили еврея из числа поселенцев. Но евреи никого не убили в ответ. Но после этого несколько палестинцев сами расшиблись, катаясь на машине. И тогда был пущен слух, что этих палестинцев убили кровавые евреи, и, соответственно, Газа поднялась в интифаде.

Или там история, как начались погромы против евреев в Иерусалиме еще в 30-х годах, когда муфтий иерусалимский к этому призывал. Там сначала сказали, что евреи разрушили мечеть Аль-Аксы на пятничной молитве, ну и потом все побежали громить евреев. Мечеть, конечно, была нетронута.

Так вот креативный класс – это те ребята, которым невозможно запустить такие вещи, которым невозможно сказать, что разрушена мечеть Аль-Акса. И совершенно ясно было, что людей будет меньше, значительно меньше, чем в прошлом году. И, соответственно, было 2 варианта. Один – самый трагичный. Если бы были провокации, были бы массовые задержания. Но не так, как сейчас, когда там задержали организаторов (Собчак, Навального)... Кстати, там удивительно: Собчак не дали вообще пройти с Яшиным, их повинтили сразу же. А я иду и вижу, идет впереди меня Навальный. По моим подсчетам, его должны были повинтить на подходах. Но его не повинтили на подходах, вот его там повинтили через 10 минут – я ушла, а его как раз в этот момент повинтили. Повинтили организаторов, ну, их там оштрафуют на свои, наверное, 30 тысяч рублей или что там дальше. Сегодня же, наверное, отпустят, скорее всего.

Но самый был печальный вариант, если бы произошло новое 6 мая, то есть еще бы 3 десятка человек оказалось в тюрьме ни за что, ни про что, а просто так, на ровном месте. Бессмысленно бы оказалось, потому что, ну, согласитесь, чем там надо орошать древо свободы, может быть, кровью тиранов, может быть, кровью патриотов, но орошать его чем-либо в декабрьские морозы при минус 15-ти, ну, бессмысленно. Это как там озеленять скважины Юкоса в феврале.

Ну, другой вариант, который произошел, - просто ничего не произошло. Когда я там была, ну, на мой взгляд, там было 1,5 тысячи человек. Кстати, это были замечательные лица. Вот, я должна сказать, что просто лица одно лучше другого. Ну что, 1,5 тысячи человек? Согласитесь, после 100 тысяч человек там Путин может курить бамбук. Вы заметили, что он, кстати, в своей тронной речи, произнесенной 12.12.12 (любят, видимо, в Кремле нумерологию) или там 2 раза по «числу зверя» (я не знаю, чем они руководствовались), он ни разу не сказал слова «протест», он ни разу не сказал слова «гражданское общество», слова «модернизация». Когда его это волновало, он говорил, он рассказывал про презервативы. Сейчас он рассказывает про духовные скрепы.

Что произошло? Произошло то, что в Координационном совете в большинстве своем сидят люди, которые не знают, что делать. Вот, единственным исключением, на мой взгляд, является Алексей Навальный, потому что он пытается решить капитальную проблему как заниматься осмысленной оппозиционной деятельностью (не публицистикой, а деятельностью) в стране, где оппозиция по определению не имеет влияния на власть. Как создать партию без партии в стране, где политическую партию создавать бесполезно? Ну, большинство остальных, ну, хорошо, если это публицисты. Вот, я – публицист, но именно по этой причине я и не пошла в Координационный совет. То есть по массе других, но в том числе, во-первых, по этой, да? Во-первых, не было патронов, потому что я – публицист, а не политик. Но там почему-то были люди, которые решили, что раз они публицисты, они должны идти. В худшем случае это профессиональные революционеры вроде Удальцова – этим чем хуже, тем лучше. Других способов содержательной деятельности как быть мучеником революции у Удальцова нету. И фактически получилось так, что Навальный и умеренные члены Совета пошли на поводу у этих людей, потому что они испугались, что иначе их обвинят в том, что они сольют протест, потому что надо отметить годовщину.

Вот еще раз повторяю, оказалось, что те люди, ради которых вы отмечали годовщину, как этот мой знакомый, не знают, что годовщина отмечается.

Еще раз повторяю, это ничего страшного. Протест никуда не делся. Те люди, которые в декабре прошлого года и в феврале выходили на площадь, вряд ли они за это время полюбили существующую власть. Но перемены – да, это долгий процесс.

+7 985 970-45-45. И вот по крайней мере один результат нынешнего митинга, который случился еще, собственно, до митинга – это дело то ли на Навального, то ли на его брата, то ли на братьев Навальных. Ну, конечно, фантастическое, на мой взгляд, дело, потому что у нас вообще наша власть нас радует все время экономическими открытиями. То она сначала рассказала, что Ходорковский украл нефть ведрами. Ну, я понимаю, нам объяснили, что Ходорковский уклонялся от налогов. Но у него был, напомню, первый суд, в котором нам объяснили, что Ходорковский уклонялся от налогов, что, в общем-то, полностью соответствует действительности. Другой вопрос, как это оценивать? Оценивать, говорить, что это было преступление, или говорить, что это не было преступление? А другой суд, на котором нам объяснили, что Ходорковский украл всю нефть Юкоса физически.

Потом у нас было замечательное предъявление обвинения Навальному по первому делу, по Кировлесу. То есть оно еще не предъявлено, но уголовное дело есть. И в этом уголовном деле, напомню, утверждается, что Кировлес пропал контрагенту какую-то партию древесины и с точки зрения следователей продал себе в убыток. Причем, вменяется Навальному в вину не размер убытка, а размер всей партии.

Дальше была еще совершенно потрясающая история – это история с Храмом Христа Спасителя, когда нам объяснили, что на его территории происходит не процесс торговли, а процесс безвозмездного дарения вещей в обмен на безвозмездное дарение денег. Ну, я просто тут балдю. Ребята, вот, можно каждый российский супермаркет этим воспользуется и тоже будет безвозмездно дарить некоторое количество вещей в обмен на некоторое количество денег и не платить по этому поводу налоги? Вот интересно, как к этому режим отнесется?

Но вот то, что произошло 12 декабря, когда Следственный комитет завел новое дело, на мой взгляд, перекрывает все разумные границы, потому что Следственный комитет утверждает следующее. Я не знаю, что из того, что он говорит, вообще соответствует действительности и было ли у Навального это предприятие. Похоже, что там и не было. Но не важно. Значит, Следственный комитет утверждает, что у Навального было почтовое предприятие, которое называлось «Главное подписное агентство», которое возило почту, в частности, некоей иностранной компании из Ярославля в Москву. За 3 года оно заплатило 55 миллионов рублей, а следователи считают, что услуга стоила 31 миллион.

Значит, любой человек может зайти и посмотреть, что рынок доставки почты в России весьма конкурентен – там есть всякие русские экспресс-почты, экспресс-доставка, Сити-экспресс, Роспост, Почтовый дом, не говоря уж, конечно, о Глобал Экспресс.

Значит, вот, частная компания между всеми этими компаниями, выбрала одну определенную, заплатила ей деньги и Следственный комитет считает, что эта услуга стоила другую цену.

Вот, то есть, пардон, я теперь могу прийти в супермаркет «Азбука вкуса», сказать «Слушайте, у вас тут моя любимая шоколадка стоит 260 рублей, а в Метро она стоит 180». Могу я попросить Следственный комитет завести уголовное дело на «Азбуку вкуса»? Означает ли это, что отныне следователи СК вольны прийти в любой магазин, салон, торговый центр, бутик и открыть на них уголовное дело, потому что «А вы знаете, а мы считаем, что цена, по которой продается пальто, не соответствует по мнению следователей Следственного комитета справедливым»?

Теперь я, если можно, воспользуюсь своим преимуществом культуролога и, собственно, напомню, что, в общем, определение свободной экономики заключается в том, что это когда цена на товар устанавливается покупателем и продавцом в ходе частной сделки. А тоталитарная экономика – это когда цену определяет не рынок, а инстанция. Вот, во всем мире, согласно Адаму Смиту, цены на товары и услуги определяет рынок. А у нас их определяет Следственный комитет.

При этом, конечно, скажу честно, в истории человечества было ужасно много экономик, в кот

Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Юлия Латынина: акция оппозиции была абсолютной ошибкой


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.