Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Смоленский кризис Единой России

  • Смоленский кризис Единой России

В Смоленской области разразился острый политический кризис. Впервые за всю историю существования Единой России распущен ее региональный политсовет, и президиум генсовета ЕР отстранил от должности секретаря местного отделения Андрея Шматкова. Поводом для такого решения стало заявление сорока одного члена смоленского регионального политсовета, в котором было выражено недоверие действующему секретарю. Эти события весьма примечательны и важны – и сами по себе, и как серьезный симптом родовой болезни партии власти.

Обратимся к предыстории нынешнего смоленского конфликта. Смоленской области вообще не везло с руководителями все постсоветское время. Первый губернатор-демократ Фатеев проиграл одни из первых свободных выборов в стране еще в апреле 1993-го. Сменивший его аполитичный хозяйственник Глушенков за пять лет никак себя не проявил, и проиграл кандидату от КПРФ Прохорову, который, впрочем, к коммунистам имел лишь формальное отношение. Он в свою очередь не приглянулся президентской администрации, которая в ходе выборов 2002-го заменила его на бывшего сотрудника ФСБ Маслова. Тот ничем себя не зарекомендовал и его по-тихому сменили на единоросса из бывших комсомольцев Сергея Антуфьева, четыре года правления которого также породили сплошные проблемы – достаточно сказать, что было арестовано два мэра Смоленска.

В конце прошлого года на выборах в Госдуму Единая Россия получила только 36 % голосов, что переполнило чашу терпения Кремля. Но интереснее было не снятие Антуфьева, а то, кем решили его заменить. Преемником оказался представитель ЛДПР – Алексей Островский. Он стал вторым за всю новейшую историю России губернатором-жириновцем.

Чем был вызван такой шаг администрации президента – однозначно сказать трудно. Вероятно, свою роль сыграло сразу несколько факторов: и желание расплатиться с Жириновским за его лояльность и верность, и стремление показать другим партиям, что за хорошее поведение их может ждать поощрение, и имитация многопартийности, и, возможно, то, что англичане называют tongue-in-cheek – укол самолюбию некоторых вождей ЕР, дабы те не зазнавались.

Как бы там ни было, но приход стороннего человека в регион на должность губернатора в современных условиях всегда означает решительный передел не только собственности, но и, в первую очередь, руководящих кадров. Глава области не может иметь в качестве филиала партии власти неподконтрольный ему субъект управления. Он стремится нашпиговать его своими людьми, дабы быть полностью уверенным в его лояльности. Даже тот факт, что Островский – представитель ЛДПР, и вроде бы формально не имеет к делам единороссов никакого отношения, препятствием для этого не является.

До последнего момента власть в смоленской Единой России находилась в руках ставленников Антуфьева. Они были ему полностью подконтрольны и лояльны, в чем и заключалась их ценность. Алексей Островский, сев в губернаторское кресло, незамедлительно это понял и ощутил известные неудобства – этим людям так просто не позвонишь и не прикажешь, секретами с ними не поделишься. Закономерно спросить – а зачем губернатору, восемнадцать лет состоящему в ЛДПР, влезать в дела чужой партии? Но в том-то и дело, что ЕР чужой губернатору никак быть не может. Единая Россия – это не партия власти, а придаток власти. Смоленский казус показал это со всей очевидностью.

Вот что говорит по этому поводу в интервью местной газете самый первый региональный секретарь ЕР в Смоленской области Юрий Ребрик: Шло время, менялись руководители партии, и настал такой момент, когда руководство области все больше и больше стало вмешиваться во внутренние дела ЕР. Администрация стала диктовать свои условия... из партии стали убирать людей, которые задают вопросы и вносят предложения. Вот конкретные примеры: когда начали чистить политсовет партии, естественно, при участии руководства региона, в итоге получилось так, что в нем оказалось подавляющее большинство людей, непосредственно подчиненных руководству области. Ну, какой может быть партийный диалог? То же самое произошло и с президиумом политсовета. И если раньше это была площадка споров и мнений, то сейчас президиум превратился в орган для поднятия руки за единогласное решение. Партия перестала иметь свое лицо.

А вот какова мотивация действий Алексея Островского в его собственной интерпретации: Партия Единая Россия для меня, как члена партии ЛДПР, в первую очередь это высшее руководство страны... Я избран благодаря голосам этой партии, я опираюсь на эту партию. Скоро предстоят выборы нового секретаря регионального отделения. Я, ни в коей мере не влезая в компетенцию другой партии, тем не менее, буду очень рассчитывать на то, что простые единороссы услышат меня, как руководителя субъекта, доверие которому оказало руководство их партии из Москвы.

Как мы видим, губернатор-жириновец вполне откровенно признается в том, что он зависит от ЕР и одновременно старается сделать ее подконтрольной себе. Кстати, закономерно было бы спросить – зачем ЕР, которая бьется за большинство в региональных ЗАКСах, поддерживать либерал-демократа, если только она ведет борьбу всерьез, а не понарошку?

Таким образом, вывод из смоленской истории очевиден – Единая Россия не является партией в полном смысле этого слова. Есть лишь некий механизм, наполовину виртуальный, при этом тесно переплетенный с госаппаратом, по тиражированию неких идей в массы, а, главное, для проведения избирательных компаний. Иными словами, ЕР – лишь приводной ремень администраций разного уровня.

Вот еще один свежий пример. 10 августа председателем ЦИК Единой России был избран министр внутренней политики Ульяновской области Дмитрий Травкин. В 2002-2006, 2008-2011 годах он возглавлял исполнительный комитет ульяновского регионального отделения Единой России, а до и после того служил чиновником в местной администрации, успел даже поработать в аппарате полпреда президента в Приволжском округе. И ведь этот до мозга костей чиновник позиционирует себя как политик, и занимает теперь в общем-то политическую должность.

ЕР изначально создавалась как партия под жестким контролем сверху, достаточно вспомнить историю принудительного слияния Единства и ОВР, или перечислить первых вождей ЕР, ныне уже начисто забытых – Александра Беспалова, Валерия Богомолова, Юрия Волкова. Все они до того как попасть в лидеры, политикой не занимались, были отобраны по признаку личного знакомства, и абсолютно не были приспособлены для публичной работы, почему и канули в политическое небытие, получив себе синекуры. Тогда же в первые годы существования в ЕР был принят такой устав, который давал возможность центральным органам назначать руководителей местных отделений, блокируя малейшие попытки выдвижения независимых кандидатур. Апофеозом показной аполитичности стал отказ ЕР от предвыборных дискуссий в 2003-м. Любую другую партию такой шаг утопил бы, но только не партию власти.

Единая Россия на местах изначально представляла собой собрание чиновников, делегированных губернаторами для выполнения тех или иных функций. Кроме того, в нее входили местные бизнесмены, спонсировавшие ее деятельность, которым партбилет ЕР нужен был для решения вопросов. И лишь буквально в нескольких субъектах РФ Кремль оставил ЕР в качестве противовеса не совсем угодным губернаторам, которые хотя и были полностью лояльны администрации президента, но тем не менее, ввиду своей предыдущей биографии, являлись выходцами из КПРФ либо из бизнес-структур, а потому не вызывали полного доверия. Тут можно вспомнить Владимирскую, Брянскую, Тульскую, Волгоградскую, Амурскую области. А как только назначался новый губернатор, почти всегда происходила зачистка местной ячейки Единой России.

В случае Смоленска Кремль решил сдать прежнее руководство ЕР, видимо, испытывая доверие к Островскому – профессиональному пиарщику 8000 . Кроме того, времена меняются, потихоньку в стране нарастает общественная активность. Отражением этих перемен стало недавнее заявление уральского полпреда Игоря Холманских на конференции движения В защиту человека труда: мол, Единая Россия в силу своей элитарности не отражает во всей полноте интересы трудящихся России... среди членов этой партии почти отсутствуют рабочие, крестьяне, фермеры, инженеры.

В прошлом году потенциала ЕР было уже недостаточно, и ставка была сделана на некую фикцию под названием Народный фронт. Посмотрим, какие еще шаги предпримет нынешняя кремлевская команда, чтобы продолжить свое пребывание у власти.

 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Смоленский кризис Единой России


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.