Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Цзен против физики

  • Цзен против физики

Судья Андрей Федин назначил пятую экспертизу по делу Расула Мирзаева: ответы эксперта Сергея Леонова его не устроили. Судья решил, что его познания в области математики и физики не достаточны для той экспертизы, которую он провел. Новое заключение будет готовиться в центре судебных экспертиз при Министерстве юстиции России.

В четверг Замоскворецкий суд Москвы продолжил судебное разбирательство по делу чемпиона мира по смешанному единоборству Расула Мирзаева. Возле здания суда бойцы ОМОНа вновь выстроили оцепление, стояло как минимум шесть автобусов, полицейские проверяли документы. Ажиотаж не утих, не всем журналистам и слушателям хватило места, люди были вынуждены стоять в зале. Пришли как друзья Мирзаева, так близкие потерпевших Агафоновых. Особо выделялась девочка в футболке «Русский марш», которая пришла вместе с дедушкой.

Судья Андрей Федин начал процесс около 14.40. Гособвинитель Юлия Зотова не явлась, ее место занял прокурор Андрей Сергеев, который вошел в «группу гособвинителей» на предыдущем заседании. У потерпевшей стороны появился новый адвокат: помимо Оксаны Михалкиной, интересы семьи Агафоновых теперь представляет Матвей Цзен.

Представший перед судьей 45-летний судмедэксперт Сергей Леонов в ходе проведения последней экспертизы делал математическое моделирование, рассчитывая силу удара.

На вопросы судьи он сообщил, что имеет 18-летний опыт судебной медицины. Но Федина интересовало, имеет ли он техническое образование. Леонов начал с того, что занятия по физике и высшей математике преподают в университете. Также он прошел курсы повышения квалификации по технической дисциплине в Хабаровском политехническом университете, проходил стажировку на кафедре «механики деформируемого твердого тела», в этой области имеет восьмилетний опыт. Эксперт имеет свыше ста научных работ, пять монографий.

«Те формулы, которые вы видите – это учебник физики за 6-7 класс, это банальные простые формулы, банальное равновесие», – сказал Леонов.

Однако у адвокатов потерпевших возникли сомнения в компетентности эксперта. «Область моих интересов – это судебно-медицинская травматология», – терпеливо отвечал Леонов.

– Вы указали рост потерпевшего 192 см и нападавшего 171 см. Откуда вы взяли эти данные? – допрашивал Цзен.

– Рост потерпевшего указан в заключении предыдущей экспертизы, а рос нападавшего взят из материалов уголовного дела, – отвечал Леонов.

– Почему при указании роста потерпевшего в экспертизе вы указываете источник, а при росте нападавшего нет?

– Рост Мирзаева принципиального значения в данном случае не имел.

Цзен потребовал доктора наук назвать темы своих кандидатской и докторской работ, указать где находится центр тяжести у Агафонова, показать диплом, дать определение силе, удару и силе удара, процитировать второй закон Ньютона.

Процесс стал напоминать экзамен по физике.

Адвокат подсудимого Алексей Гребенской возражал против такого рода вопросов: «Мы фактически экзаменуем». «Везде лезет! А что он лезет!» – кричал ему в ответ отец погибшего студента Александр Агафонов. «Саша, замолчи!» – тихо успокаивала его жена Татьяна. Федин стучал по столу: «Здесь не экзамен по судебной медицине». «Второй закон Ньютона в данной экспертизе не использовался. В данной экспертизе использовалось правило равновесия», – пытался разъяснить он. Леонов по характеру травм пытался измерить силу удара, по его словам, сила удара профессионального бойца может достигать 250 кг. На этом у адвокатов возник вопрос, в чем измеряется сила, и почему она указана в килограммах.

Эксперт подтвердил, что Мирзаев при ударе приложил небольшую силу, при большей силе сформировался бы перелом челюсти, кровоизлияние или разрыв ткани.

Далее у адвокатов потерпевших возникли вопросы к творчеству эксперта: по их мнению, схематическое изображение Агафонова, которое он нарисовал, не отвечает пропорциям его тела. «Знаете ли вы, как изобразить пропорции человека?» – спрашивал Цзен. Эксперт пояснил, что при рисовании использовал программу Poser. Адвокат засомневался в корректной работе программы. По мнению представителей потерпевших, картинка, нарисованная экспертом, отличается от видеозаписи с места преступления. Они потребовали просмотреть видео еще раз в присутствии Леонова, но Федин решил, что это лишнее. Агафонов-старший на этом опять начал громко возмущаться, на что получил очередное замечание судьи. «Да хоть сколько делайте мне замечаний! Надоело уже слушать этот бред!» – ответил ему потерпевший. Федин промолчал. Эксперта в конце концов отпустили.

После этого Федин предложил провести дополнительную комплексную судебно-медицинскую экспертизу и вынес этот вопрос на обсуждение.

Отметим, что обычно подобного рода предложения в суде поступают в виде ходатайств одной из сторон, но не судьи. Гособвинитель и потерпевшие восприняли это предложение с восторгом. «Предлагаю привлечь специалистов по биомеханике», – сказал Цзен. Гребенской назвал происходящее фарсом. «Считаю это нецелесообразным, – сказал он. – Эксперт дал исчерпывающие ответы на вопросы. В деле четыре экспертизы, и одна дополняет другую. С моей точки зрения это – затягивание рассмотрения данного уголовного дела. Это недопустимо. Я расцениваю это как нежелание судьи выносить решение по данному делу».

Мирзаев тем временем также вышел из себя. «В деле и так четыре экспертизы, – впервые за процесс повысил голос он. – Все вопросы рассмотрены, все очевидцы! Все показывают, что я невиновен. Четыре экспертизы сказали одно и то же». «Ээээ! Посмотри мне в глаза! В глаза посмотри! Не виновен он!» – приподнялся со стула Агафонов-старший. Его жена потянула вниз, умоляя помолчать. Гребенской на этот раз не сдержался: «Как вы голосите, одному богу известно!» Татьяна Агафонова также начала кричать. В зале поднялся шум, под который Федин удалился обдумывать собственное предложение.

В перерыве слушатели стали расходиться. В это время Цзен давал интервью тележурналистам, демонстрируя свои небанальные познания в физике: «Этот эксперт некомпетентен. Сила удара идет в мозг. Мозг получает ускорение». «Но до начала процесса вы утверждали, что эта экспертиза подтверждает вину Мирзаева, что она была проведена профессионально. Теперь вы говорите обратное, а эксперты не компетентны», – растерялись телевизионщики.

«Вчера мы долгое время совещались по этому вопросу. И выбрали такую тактику. Поймите, это наша тактика», – честно ответила Оксана Михалкина.

Адвокат Гребенской, в свою очередь, рассуждал, что в конечном итоге Федин заявит себе отвод, и напомнил, что еще зимой, когда процесс стартовал в первый раз, защита пыталась его отвести. По его словам, судья нарушил ст. 294 УПК (возобновление судебного следствия), которая говорит: «Если участники прений сторон или подсудимый в последнем слове сообщат о новых обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, или заявят о необходимости предъявить суду для исследования новые доказательства, то суд вправе возобновить судебное следствие». «Суд утратил беспристрастность», – резюмировал он. В его разговор влез некий пожилой мужчина, который стал доказывать адвокату, что если бы Мирзаев действительно дал пощечину, то Агафонов не упал бы. «Если я вам дам пощечину, вы точно упадете», – отрезал адвокат.

Через полтора часа Федин согласился со своим предложением и назначил новую, пятую по счету, экспертизу.

Он обосновал это тем, что эксперт Леонов не обладает достаточными знаниями в математике и физике. «Задачи экспертизы выходит за рамки его знаний», – сказал он. Новую экспертизу будет проводить Российский федеральный центр судебной экспертизы при Министерстве юстиции России. На этом он дал сторонам час для формулировки вопросов.

Через час прокурор Сергеев предложил задать им те же вопросы. Также обвинителя интересовало количество травм Агафонова и механизм их образования, причина его смерти и в каких прямых причинно-следственных связях она находится, связана ли смерть студента с тем, что удар был нанесен с ускорением, был ли перелом височной кости у Агафонова и образовалась ли эта травма от удара, возможно ли определить силу удара, применял ли Мирзаев навыки в области единоборств, находится ли удар в прямой связи с умышленным причинением тяжкого вреда здоровья, повлекшего смерть по неосторожности. А также были ли допущены нарушения при оказании медицинской помощи Агафонову и находятся ли они в связи с его смертью.

Потерпевшие согласились с прокурором, и предложили добавить еще рад вопросов: мог ли Мирзаев с учетом его квалификации и специальными навыками единоборств предполагать при нанесении удара возможность падения Агафонова с высоты собственного роста, можно ли удар определить как нокаутирующий, падал ли Агафонов на асфальт в сознании или нет, можно ли это определить по видеозаписи, если в сознании – какого должно было быть его расположение на асфальте. Адвокат Цзен также предложил вычеркнуть в словосочетаниях «прямая причинно-следственная связь» слово «прямая». «Прямой связи не имеется, то есть она имеется, но не прямая», – объяснил он. Также он попросил заменить «силу удара на энергию». «Травматическое воздействие происходит не силой, а энергией», –сказал адвокат.

Гребенской предложил спросить, в какой в области правой щеки были травмы у Агафонова, образовались ли они при однократном ударе, находятся ли они в причинной связи со смертью, в полном ли объеме была оказана медицинская помощь, нуждался ли он в трепанации черепа, стало ли непроведение трепанации следствием ухудшения состояния здоровья и последующей смерти Агафонова.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Цзен против физики


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.