Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Россия подзаработала на глобальном потеплении

  • Россия подзаработала на глобальном потеплении

Но лавочка скоро закроется: заботиться об экологии нам придется самим.

В этом году кончается срок действия Киотского протокола, к которому Россия присоединилась 8 лет назад. В 2008 году должны были быть запущены механизмы, которые позволили бы сократить промышленные выбросы в атмосферу предприятиями развитых стран. Большинство экспертов считают, что добиться этого не удалось. Но зато России, которой, кстати, прочили большие экономические проблемы из-за присоединения к «Киото», удалось подзаработать «на протоколе» миллионы евро. Общая прибыль наших предприятий от этого соглашения может составить более 1,5 миллиарда евро. Тем не менее руководство России настроено не подписывать «Киото-2». Почему?

На вопросы «СП» отвечает руководитель Климатической программы российского отделения Всемирного фонда дикой природы (WWF) Алексей Кокорин.

«СП»: - В своё время на Киотский протокол возлагались большие надежды. Что в итоге?

- В целом Киотский протокол свою миссию выполнил. Понятно, что это был продукт 90-х. Задача протокола была – раскрутить климатическую тематику. «Разворошить муравейник». И это произошло. Даже в США, на долю которых приходится чуть ли не четверть всех мировых промышленных выбросов в атмосферу, и которые при этом отказались подписывать протокол, возник большой общественный интерес к «проблеме СО2». Это в итоге повлияло на финансирование климатической науки.

Но всё это – вчерашний день. Сегодня мир нуждается в новом соглашении, в котором участвовали бы все крупные страны, и которое бы «в планетарном масштабе» снижало выбросы СО2 в атмосферу. Киотский протокол для этого предназначен, по большому счёту, не был.

«СП»: - В своё время нас пугали, что присоединяясь к Киотскому протоколу, Россия обрекает свою экономику на стагнацию…

- Рупором этого мнения был бывший советник президента России господин Илларионов. Ему уже тогда возражали многие экономисты, о том, что времена СССР с его тяжёлой промышленностью, с огромным ВПК прошли. Экономика теперь развивается по другим законам. И вот, что мы видим сегодня: ВВП России превысил уровень 90-х годов. А количество промышленных выбросов по сравнению с началом «нулевых» выросло несравнимо меньше. Это характерное явление для постиндустриальных стран.

«СП»: - С другой стороны говорили о том, что «Киото» способен озолотить Россию…

- Да, на одном из заседаний Госдумы в 2004 году звучали прогнозы о том, что страна обогатиться аж на 10 миллиардов долларов за счёт того, что будет продавать другим странам так называемые квоты. Ставка делалась на то, что Россия в ближайшие годы не достигнет отведённого нам протоколом «потолка» промышленных выбросов. А те страны, которые этот «потолок» захотят превысить, будут платить нам за право использовать наш «недобор». Такая вот, по сути дела, торговля воздухом.

Однако это были наивные предположения. Наличие в России свободных квот совершенно не означало, что их кто-нибудь купит.

Теоретически квоты можно было продать той же Японии или Германии. И что-то подобное в европейской практике имело место. Украинцы продали немного «воздуха» японцам, чехи и поляки подзаработали на ирландцах. Но эти сделки были скорее символическими, носившими полублаготворительный характер. А играть «по-крупному» европейцы не собирались. В самом деле, легко понять их логику: просто заплатить за квоты, значит, признать, что русские на выгодных условиях подписали договор, а японцы, к примеру, такие недотёпы, что не просчитали всех последствий и теперь вынуждены платить деньги другим странам, за право развивать свою промышленность.

Другое дело, так называемые проекты совместного осуществления (ПСО). Уже сейчас эти проекты приносят предприятиям России немалые деньги. А общий доход может превысить полтора миллиарда евро.

«СП»: - Поясните.

- Это, проекты, осуществляемые на нашей территории, с помощью которых сокращается число промышленных выбросов в атмосферу. При этом полностью или частично они финансируются европейскими странами.

Например, Архангельский целлюлозно-бумажный комбинат большую часть своих котельных начал топить древесными отходами. Это для предприятия даже выгодно – использовать фактически дармовое топливо. Но у нас, как известно, до последнего стараются жить и работать по-старинке. Поэтому древесные отходы гнили на земле или сжигались впустую, а ЦБК тратился на закупку угля. Теперь же, когда система производства переделана, предприятие экономит средства.

«СП»: - А какое это имеет отношение к Киотскому протоколу?

- Дело в том, что когда в процессе производства сжигаются древесные отходы, выбросы в воздух считаются равными нулю. Как известно, дерево во время роста поглощает углекислый газ. Сжигая его древесину, мы просто возвращаем обратно в атмосферу примерно столько же углекислого газа, сколько оно поглотило. Причём в том же временном отрезке развития планеты (время роста дерева) – 50-100 лет. Это большая разница с углём, который накапливался миллионы лет, а мы его в огромных количествах сжигаем последние полтора столетия. Поэтому проект модернизации Архангельского ЦБК был утверждён в рамках «Киото». Все затраты предприятия в данном случае были компенсированы европейцами.

В рамках «Киото» за счёт европейцев в России также модернизируют многие ТЭЦ, переводя их с угля на газ. Реализуется много ПСО по утилизации попутных газов при добыче углеводородов.

Существует и такой необычный проект. В Приморском крае есть кусок тайги примерно 50 на 100 километров, на который давно уже положили глаз лесозаготовители. Но эта территория принадлежит к местам традиционного обитания удэгейцев – маленького дальневосточного народа. В этих лесах они собирают орехи, лекарственные травы, охотятся. С помощью WWF они пытаются через суды отстоять этот лес. Мы подали документы на согласование, чтобы признать сохранение леса, поглощающего СО2, проектом в рамках Киотского протокола. Если это произойдёт, удэгейская община сможет оформить аренду на 49 лет. А деньги за аренду будут платить европейские покупатели СО2.

«СП»: - То есть получается, что Россия извлекает двойную выгоду от «Киото». Европейцы как бы добровольно вкладываются в улучшение нашей экологии. Зачем им это нужно?

- Под влиянием Киотского протокола в Евросоюзе сложилась система, при которой предприятия берут на себя обязательства по снижению выбросов в атмосферу. Причём если компания превысит свой лимит, она вынуждена будет платить огромный штраф – 100 евро за каждую лишнюю тонну выбросов. Поэтому они прибегают к так называемой европейской торговой системе квотами. Если предприятие вложилось в сокращение выбросов СО2 в России, ему разрешается пропорционально увеличить число своих выбросов. Кстати, и на европейском рынке существует свой рынок квот – многие предприятия там уже давно модернизировали производство, и загрязняют атмосферу даже меньше, чем им это позволено. Но в Европе цена тонны, выброшенного в атмосферу СО2 сейчас – 7-8 евро за тонну. А всё, что связано с Россией, у европейцев считается рискованным. Поэтому и цена в два раза меньше. Те предприниматели, которые хотят сэкономить, покупают квоты у нас.


Самое читаемое сегодня


Категория: Бизнес Новости | |

Подписка на RSS рассылку Россия подзаработала на глобальном потеплении


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.